эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 7

Том 7. 7 декабря 1966
23.01.2024, 15:38

(Мать даёт ученику цветок, называемый «Благодать», затем даёт вторую «Благодать»)

 

Хочешь вторую благодать?.. Её никогда не бывает слишком много!

О! Мне недавно задали вопрос по поводу послания от 24 ноября (1), и Шри Ауробиндо ответил. Это было так интересно! Я вдруг что-то увидела. В тот момент, когда он говорил, это было совершенно чудесно. Я видела Сострадание и Благодать, «Закон» и Сострадание. и как Сострадание действует на всех - на всё и всех, без различий и условий, - и что Сострадание состоит в том, чтобы привести их в такое состояние, когда они смогут принять Благодать.

Я нахожу это чудесным.

Таков был опыт: я видела, я чувствовала это Сострадание, которое действует, невзирая на преграды, и что Благодать всемогуща, то есть «Закон» не является больше препятствием. Я видела это Сострадание, которое касалось всех и давало всем шанс, - я поняла, что он хотел на самом деле сказать, когда говорил, что оно «даёт каждому шанс»: равным образом, без различия ценности, важности, условий, чего-либо, состояния - для всех одинаково. И задачей этого Сострадания было пробудить их к существованию Благодати, дать им почувствовать, что в мире есть нечто такое, как Благодать. И для тех, кто стремится и имеет доверие, сразу действует Благодать - она действует всегда, но это становится в полной мере эффективно для тех, кто имеет доверие.

Всё это было таким ясным, таким определённым! Это действительно был новый опыт, откровение. И насколько Шри Ауробиндо представлял собой выражение этого Сострадания... Это было видно в его глазах, не так ли, его глаза были полны Сострадания. Но я поняла, что такое это сострадание на самом деле (это было днём в воскресенье).

И он ещё где-то написал: «Очень редко Благодать от кого-нибудь отворачивается, но много тех, кто отворачивается от Благодати» - but men turn away from the Grace. Я уже не помню слов, но, по-моему, он использовал слово crooked (кривой, нечестный). И это тоже, Это было таким живым: это была не Благодать, которая перестала действовать, вовсе нет (Благодать продолжает действовать), но люди были, да, crooked, искривлённые...

 

Искажённые?

 

«Искажённые»?.. Мы искажаем только один раз, это не так. Дело в том, что их сила и их действие вместо того, чтобы идти напрямую, совершают самые разные изгибы, повороты, возвраты, которые искажают все вибрации, а деформирует их собственный способ существования (мне всё время приходит слово distort), Вместо того, чтобы быть прямым, это искажено. И тогда Благодать больше не действует: она не может действовать.

В тот момент это был совершенно живой образ.

 

*

*   *

 

Немного позже.

 

Ты закончил свою книгу?

 

(Ученик, недовольным тоном) Да.

 

О! О, это обессиленное да.

Будешь мне её читать в субботу?

 

(Ученик делает гримасу)

 

О! И это тоже.

 

Мне кажется, что она не очень хорошая.

 

Это ничего - тебе всегда кажется, что не очень. Это ничего.

 

Милая Мать...

 

Ты хочешь мне что-то сказать?

 

Да, это вопрос, который меня часто волнует, я его часто себе задаю. Когда мы пишем, озарение, это просто глобальная вещь, как форма света, и мы «извлекаем» определённую общую вибрацию, или же всё уже существует и просто приходит - именно всё существует слово в слово?

 

Не думаю.

Не думаю, потому что наверху нет языка. Языка нет.

 

Да, но нет ли чего-либо, что бы в точности соответствовало словам?

 

«В точности»... Ты знаешь, что всегда есть неуверенность. Я так говорю, потому что всё время, очень часто, много раз в день я что-нибудь получаю «напрямую» (жест сверху), так вот, в тот момент, когда я это получаю, если я это сразу записываю, оно имеет определённую форму. А дальше, если я остаюсь очень-очень тихой, очень спокойной, то часто меняется какое-нибудь слово или форма, они становятся более точными, более правильными, иногда более гармоничными. Следовательно, это нечто, что приходит свыше и что в ментальной области получает облачение.

Я не слышу слов. Я что-то принимаю, и оно всегда прямое и повелительное (я хорошо чувствую, что это там - жест вверх, - где-то там), но, например, это может (почти одновременно, почти в одно и то же время) выражаться на английском и на французском; и я уверена, что если бы я знала другие языки, если бы мне были знакомы другие языки, это могло бы выразиться на нескольких языках. Это то же самое, что раньше называлось «дар языков». Были пророки, которые говорили, и каждый слышал на языке своей страны, - он говорил на каком-то языке, но каждый присутствующий слышал на языке своей страны. У меня был такой опыт, очень давно (я не делала это специально, я ничего не знала), я говорила на собрании общины «Бахаи» (Бахаи - монотеистическая религия, возникшая в Иране в XIX веке - прим. перев.), и там были люди из разных стран, которые пришли поздравить меня, потому что я знала их язык (которого я совсем не знала!), они слышали на своём языке.

То, что приходит, это нечто, что порождает, не так ли, - что порождает слова, или что облекается в слова. Это может порождать разные слова. И это находится в универсальном хранилище, не обязательно индивидуальном, раз уж это может облекаться в слова. Языки такие ограниченные, а это универсально... Как это можно было бы назвать?.. Это не «душа», но это смысл вещи (но более конкретный) - это СИЛА вещи, и, в зависимости от качества силы, притягивается слово наилучшего качества. Это озарение порождает слова; это не получающий озарение находит или адаптирует их, вовсе нет: именно озарение ПОРОЖДАЕТ слова.

Но я понимаю, что ты хочешь сказать. Ты хочешь знать, является ли это чем-то завершённым, чем-то полностью готовым, что нисходит таким, как оно есть... (Мать молчит). Это находится в области, которая намного превосходит слова. Например, мне часто доводилось принимать нечто подобное (жест сверху), напрямую, затем я это перевожу. Это не я ищу (чем больше я молчу, тем оно становится более мощным, более конкретным – невероятно конкретным), но я часто вижу, как что-то, что приходит от Шри Ауробиндо, вносит коррекцию, уточнение (редко дополнение, это не так, это только в форме, особенно в значении уточнения). Первое выражение немного неточное, тогда оно уточняет. А я не ищу, не прикладываю усилий, нет никакой ментальной активности: это всегда вот так (жест неподвижности у лба), и это приходит внутри (в этой неподвижности): это вдруг приходит, раз, раз! Я говорю: «Вот же!». Тогда я записываю.

Это мой опыт.

Не знаю, возможно, где-то в ментальной области есть что-то готовое, но тогда, мне кажется, это будет как некоторые из тех вещей, что написал Шри Ауробиндо («Yogic Sadhana») (2), где это приходило полностью готовым, как есть; даже были вещи, которые не соответствовали его собственной точке зрения: это приходило повелительным образом. Но сегодня у меня такой опыт полностью отсутствует. Или же это будет похоже на то, что тогда случилось со мной в отношении музыки, я тебе рассказывала, в течении двух или трёх минут «кто-то» играл. Должно быть, это тот же самый феномен. Но это совершенно другое чувство: больше не существуешь, полностью ощущаешь то, что происходит. И можно сказать, что это «непоправимо», то есть оно придёт полностью готовым, и ты ничего не сможешь сделать, или это будет не оно, это будет что-то, что ты будешь активно делать. Как только включается ум, всё кончено. Всё кончено. Это может исходить от твоего сверхсознания, но это будет совершенно личным.

Но это озарение, оно из очень высокой области, которая находится  за пределами индивидуализации. Это как раз то, что нам трудно сформулировать, объяснить. Оно полное, совершенное само по себе, но оно не носит характер наших мысленных формулировок, оно даже не имеет характера сформулированной идеи. И оно абсолютно повелительное. Но когда это достигает ментальной зоны, то слова как будто притягиваются. У меня такое ощущение, что чем больше я молчу, тем оно точнее, то есть, чем меньше работает ум, тем оно более точное; как следствие, нисходит та сила, которая притягивает слова. Это даже не идеи (это не проходит через идеи): это опыт, это что-то живое, что приходит и облекается в слова, чтобы выразиться. То, что произошло в воскресенье, оно было таким: мне задали этот вопрос про Благодать,  затем, может быть, в течение минуты (даже меньше) я была охвачена чрезвычайно сильной концентрированной тишиной, и оно пришло. Тогда я стала говорить. И я слышала, как я говорю. Но было ясно, что это шло через Шри Ауробиндо.

Если бы это где-то было написано, полностью готово, ты бы ничего не мог изменить; у тебя было бы чувство, что оно здесь, что оно само по себе совершенно, и ты не можешь ничего изменить.

 

Это было бы хорошо... Когда я пишу, я нахожусь в постоянном отчаянии, потому что я не соответствую чему-то, что должно быть выражено ВНЕ МЕНЯ.

 

Но это то, о чём я тебе говорила, это то самое прямое озарение. Потому что то, что приходит свыше, если бы ты знал, насколько оно повелительно! Все мысли кажутся невнятными, немощными...

 

Да.

 

... обрывочными, тощими. Такое возникает ощущение.

Когда слова приходят совершенно спонтанно, это хорошо, но... Это странный феномен. Иногда есть только чистый опыт, - какой он? Его нельзя сформулировать, чтобы его сформулировать сразу же приходится использовать слова, а слова умаляют. Но во время самого опыта, я помню, я говорила и почти не слышала, что я говорила, но я переживала опыт (опыт был необыкновенно ясный, мощный, огромный, не так ли, универсальный). Затем я прослушала, что я говорю, и уже тогда я заметила это умаление. Потом я начала чувствовать, как другой ум прилагает огромные усилия, пытаясь понять (!), поэтому я снова немного умалилась: мне пришлось умалиться, чтобы меня поняли. И я наблюдала все эти последовательные умаления. Но в тот момент речь была очень сильной: это был в точности стиль и манера говорить Шри Ауробиндо, и это было очень сильно. Теперь это всего лишь смутное ощущение, как воспоминание. Но всегда есть - всегда, во всех случаях, даже в наилучших условиях, даже в таком случае, как этот, когда слова даются Шри Ауробиндо, - ощущение умаления. Умаление в том смысле, что многое ускользает; оно немного затвердевшее, сокращённое, уменьшенное, но есть ещё такие тонкости, которые ускользают – ускользают, испаряются, которые слишком тонки, чтобы их можно было выразить словами. Если бы у нас было желание совершенного выражения, это бы сильно расстраивало. Я понимаю, что если ты хочешь, чтобы твоя книга была максимально совершенной, то это невозможно. Это невозможно осуществить, мы чувствуем разницу с тем, что там, наверху, это сильно расстраивает.

 

Я постоянно расстроен.

 

(Мать смеётся) Да, меня это не удивляет.

 

У меня нет ни секунды удовлетворения.

 

Даже когда ты чувствуешь «вещь», которая приходит?

 

О! Тогда очень хорошо, мне только нужно оставаться наверху, наверху я счастлив.

 

(Мать смеётся) А, хорошо!  А, вот как.

 

Я бы всё время оставался наверху.

 

Но в тех твоих книгах, что я читала (я не беру книгу о Шри Ауробиндо, потому что это особый случай, все чувствительные люди мгновенно были связаны со Шри Ауробиндо, это очень особенный случай), но в твоей первой книге, которую я прочитала («Золотоискатель»), я почувствовала, что это пришло свыше, я это чувствую; только, естественно, это было бы неразборчиво: это конкретизировано, материализовано. Но если у  нас есть связь с этим высшим планом, то мы должны его почувствовать в том, что написано. Есть много людей, кто чувствует «что-то», что всё пронизывает. Поэтому я хочу, чтобы ты мне почитал твою новую книгу, чтобы посмотреть, «оно» ли это... Я вот такая,  не так ли (жест у лба, обозначающий спокойную неподвижность) , Это состояние стало постоянным: экран. Экран для всего-всего. И действительно, нет ничего, что исходит изнутри: это или вот так (горизонтальный жест вокруг Матери), или вот так (жест сверху); по горизонтали извне, и ответ там, наверху. Здесь (жест на уровне эмоционального центра), это нечто настолько нейтральное, что оно не существует, а здесь (жест у лба) оно спокойное, единое, неподвижное. Если я останавливаюсь (жест, обращённый вверх), то сразу, мгновенно это приходит волнами: непрерывный свет, который приходит и проходит, приходит и проходит, приходит... (жест движения через Мать, как через приёмник-передатчик). Когда мне что-то читают, когда люди мне задают вопросы, или мне о чём-то рассказывают, это всегда так (экран), и это очень интересно, потому что когда это не заслуживающие ответа вопросы или дела, в которые я не должна вмешиваться, словом всё, что можно выразить как «меня это не касается, это не моё дело», тогда это абсолютно blank: абсолютно пустое, нейтральное, без ответа. Мне приходится говорить, что ответа нет (если бы я говорила правду, я бы сказала: «Я ничего не слышу, я не понимаю»). То есть это абсолютно неподвижное и нейтральное, и если оно таким  остаётся, это значит, что ничего нет, мне там нечего смотреть. Иначе, когда есть ответ... Даже нет текущего времени, время почти не проходит: это как если бы ответ приходил одновременно с тем, что мне говорят. И я сразу беру бумагу, письмо и отвечаю. Это происходит автоматически. Вся работа так делается. Здесь ничего нет (жест у лба).

Конечно, мы должны быть на его стороне. Мир находится в состоянии значительного несовершенства, поэтому всё, что проявляется в мире, является частью этого несовершенства, - что мы можем?.. Единственное, что мы можем, это попробовать медленно трансформировать, но медленно-медленно-медленно, непрерывно - трансформировать это тело.

И, как очень хорошо сказал Шри Ауробиндо (я очень хорошо понимаю, что он хотел сказать), чудеса случаются, но они кратковременны; то есть в течение нескольких минут, иногда нескольких часов (но это бывает редко) вещи совсем другие. Но они такими не остаются - они не остаются, они возвращаются к старому движению. Потому что необходимо, чтобы ВСЁ достигло определённого уровня (я предполагаю), определённого уровня восприимчивости, готовности к восприятию, чтобы «это» могло установиться; иначе продолжат действовать старое движение, старый закон.

Я вижу это для клеток тела: бывают моменты, когда в течение нескольких секунд или нескольких минут (или больше нескольких часов, но не для физических вещей, для физических вещей это всегда секунды и минуты) вдруг появляется некое совершенство, а потом оно исчезает. И мы очень хорошо видим, что оно не может остаться, потому что присутствует постоянное вмешательство того, что вокруг, что несовершенно. И тогда оно поглощается. Как в тот день, когда супраментальные силы впервые спустились (в 1956); я видела, как они спускались, не так ли, и я видела эти большие завитки земных сил: бррф, бррф! (жест подъёма и поглощения) и они были поглощены. Они нисходили огромными массами, но эти завитки были ещё больше, они приходили, бррф, и поглощали. И Это исчезло.

Это до сих пор так.

Это всегда здесь. Оно здесь и Оно работает, но... противоположные вибрации всё ещё слишком сильны и их слишком много для того, чтобы Это не исчезло в их массе. Но  внутри Это работает, Это работает...

И это так для тела: на несколько секунд, самое большее на несколько минут, тело вдруг чувствует себя в состоянии непреодолимой силы, невыразимой радости, света без тьмы – это чудо, не так ли. А! Говорят: «Получилось!», а потом это исчезает. Только успеваешь это заметить. То есть это приходит, чтобы вам показать: это так, это будет так.

Да, но когда это будет так, мы это заметим!

Но как эта неподвижность превратится в пластичность, достаточную для выражения того, что есть внутри?.. Шри Ауробиндо говорил о трёхстах годах - мне это кажется очень мало. Есть тысячелетние привычки! Они закостенелые, жёсткие, сухие, ничтожные.

И, естественно, то же самое есть в Уме, но гораздо меньше. К счастью, тут оно немного более текучее... Но ты знаешь, эти вещи, что я получаю свыше и записываю, когда я их получаю и записываю, они очень светлые и имеют необычайную силу убеждения. Я записываю и потом передаю это людям (таким людям, которые предположительно способны понять), а они мне это пересказывают (их внутренняя реакция возвращается к Матери), и, малыш, это становится... (смеясь) как кора старого наполовину мёртвого дерева! Это так.

Тогда действительно возникает ощущение: настало ли время говорить эти вещи? Для чего?.. Им кажется, что они поняли - им не только кажется, что они поняли, но они полны энтузиазма, что означает, что это помогло им добиться прогресса. Тогда где они были раньше?! И это ничто, то, что они поняли - это ничто, это превратилось в карикатуру.

И я понимаю, что слова сами по себе ничего не значат; там была сила... сила, которой в словах быть не может! Следовательно, если мы не получаем напрямую, то мы ничего не получаем. Да, мы получаем как будто луковую шелуху.

 

(тишина)

 

В сущности, когда мы дойдем до конца (до «конца», который является началом чего-то другого), в конце этой работы по трансформации, когда это действительно будет трансформация, и мы в ней утвердимся, то, может быть, мы вспомним, может быть, мы испытаем особое удовольствие, вспомнив, как мы прошли через это?.. В «высших сферах» всегда говорилось, что те, кто имел храбрость прийти ради подготовки, когда всё будет готово, они получат более высокий багаж и более интимного и глубокого качества, нежели те, кто спокойно ждал, пока другие сделают для них работу.

Такое возможно.

Во всяком случае, с внешней точки зрения, из-за огромного объёма работы, это кажется очень неблагодарным делом. Но это только чисто поверхностный взгляд. Есть такие волны, которые приходят ко мне из мира, от целого класса проявлений, которые говорят: «Ах нет, я не хочу этим заниматься, я просто хочу спокойно жить, так, как могу. Посмотрим, когда мир преобразится, тогда настанет время этим заняться». И это среди наиболее развитых и интеллектуальных классов: «О! Хорошо, когда всё будет готово, посмотрим». Это значит, что у них нет духа самопожертвования. Это то, что говорит Шри Ауробиндо (я всё время наталкиваюсь на цитаты Шри Ауробиндо), он говорит, что для  того, чтобы делать Работу, нужно иметь дух самопожертвования.

Только, например, правда, что эти несколько секунд (которые время от времени ко мне приходят, и всё чаще и чаще), эти несколько секунд, если за ними спокойно наблюдать, что же, они стоят многих усилий. Получение этого заслуживает многих лет борьбы и усилий, потому что это... Это превосходит то, что можно почувствовать, понять,  что возможно для жизни такой, какая она есть сейчас. Это... это невообразимо.

И здесь действительно есть благодать: это то, что вас поддерживает в определённом состоянии, в результате чего, жизнь такая, как есть, вещи такие, как есть, не кажутся вам хуже после этих несколько секунд. После нет того ужаса опять свалиться в пропасть, этого нет, нет этого чувства. В памяти остаётся только некое ослепление.

 

(1) - «Есть три силы (которые управляют земной жизнью): 1) космический Закон или карма; 2) божественное Сострадание, которое действует на всех, до кого может дотянуться через сети Закона, и которое даёт каждому шанс; 3) божественная Благодать, действие которой более непредсказуемо, но и более непреодолимо, чем другие» (Шри Ауробиндо)

(2) - книга, которую Шри Ауробиндо написал способом автоматического письма.

 

Аудиозапись

Категория: Том 7 | Добавил: Irik
Просмотров: 40 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0