эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 6

Том 6. 25 сентября 1965 (1)
21.08.2022, 18:37

(После ультиматума Совета Безопасности Индия согласилась на прекращение огня 22 сентября.)

 

В конце концов, ты оказался прав!

 

Я оказался прав... почему?.. А! Твоё послание в Дели: «India MUST fight» (Индия ДОЛЖНА сражаться).

 

Да.

 

О! Они ничего не понимают. То, что мы видим, отвратительно.

 

И это настолько лживо, насколько это возможно: они продолжают сражаться, но утверждают, что не делают этого.

 

Они все очень довольны тем, что сделали, они любуются собой.

 

Нет, они не довольны.

 

Ты так считаешь?

 

Нет, я знаю!

 

Мне это напоминает 1939 год, когда Чемберлен вернулся из Мюнхена: «Мы спасли мир»!

 

Да, это так.

Но в ООН любуются собой, они очень собой гордятся (прекращением огня). Но здесь недовольны. Прежде всего, они сердятся на Англию. (1)

 

О! Эти англичане...

 

Да, они собираются выйти из Commonwealth (Сообщества)

 

Было бы хорошо.

 

(Смеясь) Да, пришло время!

Русские пригласили Шастри и пакистанца (Аюб Хана) встретиться в России (в Ташкенте), и, кажется, они договорились с американцами (русские и американцы) о том, как окончательно отделить Англию от Пакистана, а Китай-от Индии. Они хотят предпринять решительные действия, чтобы Китай и Англия не вмешивались здесь в дела. Кажется, у них есть средства принуждения.

Конечно, если Россия и Америка объединятся... И они пригласили Шастри и Аюба, И они поедут - они туда поедут. Тогда, может быть, мы увидим что-то интересное.

Сближение России и Америки, это то, над чем я работаю многие годы. Мне казалось, что у меня получилось, как убили Кеннеди, в тот момент Хрущев был вполне готов, - оба ушли! Одного убивают, другого смещают.

Теперь посмотрим.

Если ничто не помешает, возможно, будет что-то интересное.

 

Но видно только военное решение. Это должно ликвидироваться, нет?

 

Решение в том, чтобы Пакистан опять стал частью Индии.

 

Да, но это невозможно, если только они не будут поглощены.

 

Может быть, они к этому придут без принуждения. Это невозможный человек (Аюб).

 

А! Да, он невозможный.

 

Да, но он не вечный.

 

Там такой менталитет, который будет трудно изменить. Индийцы упустили эту возможность.

 

Да. О, да, возможность была.

Только это не их вина: это вина Организации Объединенных Наций; и у Организации Объединенных Наций был только один движущий мотив, они испытывали ужасный страх перед всеобщей войной – это даёт видеть, не так ли.

Посмотрим.

 

Но я верю в Кали, милая Мать. Я действительно надеюсь только на неё: на силу Кали, которая бьёт. Невозможно представить другую возможность.

 

(Молчание) Этот человек, который стоит во главе Пакистана, он представляет не весь Пакистан. Есть целая часть Пакистана, которая выступает за союз с Индией.

 

Правда?

 

Большая часть.

И нет уверенности, что если они почувствуют защиту, помощь, поддержку со стороны России и Америки, то они не будут стремиться к объединению. Массы - это всего лишь вопрос потока мыслей: это не размышление, это не здравый смысл, это всего лишь поток мыслей, не так ли.

Не знаю, будет видно.

(Мать даёт ученику гибискус) Вот великая «Милость», почти два вместе.

 

(тишина)

 

Перед сражением Нолини видел сон, который он мне теперь рассказал. Были какие-то люди, и они видели Шри Ауробиндо, который пришёл к ним. Шри Ауробиндо так наклонился, как если бы делал невероятное усилие, и он ещё был весь укрыт мантией, и ничего не было видно, но он так наклонился, как если бы делал невероятное усилие. Он пришёл к ним, раскрыл свою мантию, в руках у него были фрукты (жест, показывающий небольшой кулёк), фрукты и другие символические вещи. Потом он им это протянул и сказал: «Вот всё, что я мог сделать». И ушёл. Как если бы это было всё, что он мог: «Весь праздник, который я мог вам устроить», нечто подобное. Тогда они попробовали устроить со всем этим праздник, потому что он это дал, но получился конфуз, и это было неприятно... Когда Нолини видел свой сон, он ничего не понял, - теперь он понял. Это всё усилие, которое Шри Ауробиндо для этого приложил: «Вот всё, что я мог сделать». И, кажется, что было ощущение грандиозного усилия (смеясь): «Вот всё, что мне удалось сделать».

Мир не готов. Именно это хуже всего.

Мир не готов.

И тогда, если это Кали, то всё подвергнется переплавке, а с методами, которыми они располагают, возможно придётся всю цивилизацию начинать сначала, - сколько потерянных веков?

Что осталось от исчезнувших цивилизаций?.. Ничего. Ничего, даже нет точных сведений.

Всё это, вся эта Материя, которая всё время... (жест подъёма и поглощения), которая делает усилие, создаёт формы, создаёт элемент, который может проявить сознание, а потом фррр (жест поглощения)! А потом опять (жест подъёма), и всё начинается заново, - какая чудовищная растрата! Огромная растрата.

 

(тишина)

 

Вся ночь (не прошлая, позапрошлая) была очень-очень критической, и с таким ясным пониманием тщетности происходящего процесса... и этого рабства, которое происходит из более чем тысячелетней привычки.

Именно в теле происходила борьба между двумя тенденциями: той, что по привычке была подвержена старому движению, и той, что пыталась избавиться от этой привычки при помощи нового способа. Это было... это было одновременно чрезвычайно болезненно, тяжело и абсолютно гротескно. А это тело ощущало себя как некое поле битвы, и это не было приятно.

А телесное сознание (которое сейчас всё отчётливей формируется), даже то, что подвержено старой привычке, оно, можно сказать, осознаёт божественное существование (существование Божественного и почти божественное существование), но у него ещё есть чувство бессилия, и в этом бессилии, с чувством абсолютной сдачи божественной Воле: «Если мы не готовы, то будет так» (уничтожение). И есть то, что чувствует себя готовым, что понимает и знает, как должно быть, и которое хочет, и эти двое сталкиваются. Но это не значит, что одно за Божественное, а другое - против, ничего из этой старой истории, которая больше не существует: это абсолютное принятие Божественного, но с чувством неготовности - что мир не готов (это не было индивидуальным делом, вовсе нет, это было земное сознание).

И в этой борьбе (которая длилась всю ночь и всё утро - вчера я не очень хорошо себя чувствовала) ясно видно, это заметно, что это не вопрос сильного желания, или... это не так: нужно, чтобы была готова СУБСТАНЦИЯ. Если субстанция не готова, то действие силы, могущества зримо приводит к разрушению. И тогда всё, что мы создали, нужно начинать сначала. Эта дурацкая смерть, не так ли, она сводит всё на нет, и вся работа потеряна, - всё, что вышло, было тем же, что и вошло... с чуть бóльшим опытом, и всё. Это ничто.

 

(тишина)

 

Если бы совсем небольшому скоплению клеток удалось пройти опыт до конца, опыт по трансформации, то это стало бы гораздо эффективнее, нежели великие потрясения, гораздо более эффективно.

Но это более трудно. Гораздо труднее. И ещё тут нет громких «событий», которые создают много шума..

 

Да, это связано с общим состоянием мира.

 

Абсолютно.

 

И не видно никакого прогресса. Кажется, что, наоборот, люди, главы государств, человеческие сознания, всё больше и больше уменьшаются.

 

Да, совершенно верно.

 

Пигмеи. Я поражён, как за двадцать лет это становится всё более и более мелким.

 

Это именно так. Но я хочу сказать, что в соответствии с моим видением (которое, как я думаю, не моё, это не личное видение), такие, как вчера, ночи и дни (неприятные) вам, несомненно, дают знание, а потрясения (Кали) ещё принадлежат старому методу - это принятие того, что мир не изменился. Тогда как именно это кажущееся уменьшение может служить доказательством того, что земное сознание изменилось и что оно давит на то, что сопротивляется, что становится всё меньше и меньше, но всё более и более твёрдым.

 

Всё более и более твёрдым, именно так.

 

Это как если бы извлекли всё, что было сознательным и живым, и оно сделалось более каменным.

 

(тишина)

 

Сознательное восприятие обоих элементов (тело становится как бы репрезентативным объектом, не только символическим - репрезентативным), восприятие состояния сознания элементов, принадлежащих прошлому, прошлому эволюционному движению, и тех, которые открыты новому методу, если можно так сказать, становится всё более ясным; это ясно видно, яснее, чем внешние физические вещи, чем внешняя форма (она физическая, но это внутренняя конструкция). Внешне это проявляется как высокая температура. Это битва. Это не битва злых воль, это не так, это некая неспособность. И мы добьёмся успеха не силой. Единственная вещь, не так ли, которая может победить, это высшая Вибрация Любви, но существует неспособность принять. И тогда (это странное явление) эта неспособность принять приводит к некоему процеживанию, и только как бы разбавленные элементы могут его пройти. Вещь сама по себе в своей истинной сути не может... если смотреть снизу, то кажется, что Она не хочет, но это неправда, потому что, когда мы СТАНОВИМСЯ Этим (смеясь), нет никакого ощущения разбавления: Это проявляется во всей своей полноте. И вот, что происходит (процеживание)!

И очевидно (это видно во всех деталях), что если бы был прямой контакт, то он привёл бы к взрыву - был бы взрыв. Да, слишком резкое изменение, слишком внезапное, как взрыв.

Были микроскопические эксперименты, своего рода микроскопические демонстрации; и если бы эти микроскопические демонстрации с результатом происходили в достаточном количестве или в достаточном объёме, то да, это неминуемо привело бы к тому, что для нас стало бы растворением.

Это был опыт, чья каждая секунда была прожита, он продолжался непрерывно около шести часов. Шесть непрерывных часов в неподвижности (не в неподвижности, но с возможностью физической неподвижности в кровати), потом более часа было продолжение в вертикальном положении с обычной деятельностью (сокращённой, но обычной), это было ужасно! И я говорю: все-все элементы, какими бы они не были, принадлежали ли они старому действию или другому, у всех элементов было одно и то же чувство поклонения. Следовательно, одинаковое чувство поклонения, это не моральная позиция. Только одни в своём поклонении соглашались с уничтожением, а другие хотели Победы, трансформации, - это не то чтобы другие «хотели»: они ЧУВСТВОВАЛИ победу, а те соглашались с ликвидацией.  А вместе... Вероятно, если бы я это выразила (я была не в состоянии выразить), если бы я в тот момент стала это выражать, мне бы диагностировали острый бред, - я была полностью сознательна. А тут, не так ли, ТУТ, над телом, самый чудесный Покой, какой только можно себе представить, приятный Покой и...

Лихорадка продолжается, Это значит, что я очень-очень хорошо осознаю, что это максимум того, что можно сделать, чтобы быстрее двигаться в сторону трансформации.

Эта лихорадка, которая у всех (несколько сотен случаев в Ашраме в течение нескольких месяцев), это то же самое, только растворённое в бессознательном. Но это то же самое: это «клеточное» дело (я испытала это на себе, потому что смогла у многих  это резко остановить с помощью определенного способа изоляции от общего процесса).

 

Продолжение

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна http://supersoznanie.com

Категория: Том 6 | Добавил: Irik
Просмотров: 56 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0