эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 4

Том 4.26 октября 1963
08.02.2020, 11:48

(На Пондичери только что обрушился циклон, а ученик был охвачен странной лихорадкой)

 

Ты не почувствовал ничего странного во время циклона?

 

Всегда есть ощущение, что неистовствует что-то недоброе!

 

(Смеясь) Очевидно!

Сначала он пришёл в одном направлении, затем наступил мёртвый штиль - так всегда. Ты знаешь, как устроены циклоны? Это что-то, что вращается внутри, в центре абсолютный штиль, а вокруг вихрь, всё это вращается и движется вперёд. И вот первая часть (то, что можно назвать передней частью циклона) приходит в одном направлении, потом всё продолжает вращаться, и вторая часть приходит в противоположном направлении. У нас тут есть американский вице-адмирал, он в этих вещах разбирается - это знают все моряки, - он издалека увидел в море циклон и предупредил нас. Но я заметила, что так происходит всегда. Первая волна пришла с севера, но, так как нас предупредили, всё было закрыто. Затем ветер полностью утих, а южные окна остались открытыми. Вторая волна пришла с другой стороны (она пришла ближе к вечеру, немного ранее семи часов, я уже не помню, во всяком случае, я сидела за столом), затем я увидела... я увидела, как приближается вихрь, а внутри него были формации - это напоминало сгустившиеся массы, они были чёрно-серые и коричнево-рыжие. Я смотрела, я их увидела издалека, их было много: большие формации, приблизительно размером с дом. Сгустившиеся массы приближались, как некие формации ВНУТРИ вихря. Так вот, я находилась здесь и как раз начала ужинать, когда надо мной прошла коричнево-рыжая формация, вот так, она направилась отсюда к твоему дому (Мать проводит рукой с юга на север), и она ударила по мне. Малыш, боль была такая сильная, до крика, а потом пришло страшное недомогание. Естественно, моё обычное лекарство - это оставаться неподвижной, а затем я всё отдала Господу. Формация прошла, она не остановилась (она пришла, ударила и ушла), и после неё осталось (боли были тупые, их можно было терпеть) некое ощущение очень своеобразного недомогания... была некая озлобленность, как будто острые когти вам вспарывают живот. Поэтому я ожидала чего-нибудь у тебя - другие люди, находившиеся у неё на пути, тоже заболели. Но случаев заболевания должно было быть много, потому что я видела много формаций - ударила эта, не так ли. Поэтому, когда мне сказали, что у тебя лихорадка, я сразу подумала: «Это оно».

Тебе было плохо?

 

О! Ужасно, как если бы внутри меня всё горело.

 

Это так, как когти из раскалённого металла. У других было то же самое, одно и то же.

 

У меня болит всё тело, каждый мускул, как будто меня побили.

 

Да, малыш, это оно. Доктора бы сказали, что это масса микробов или вирусов (или Бог знает, что), но это были злые витальные воли - витальная злость, - но в достаточной степени облачённые в материю, чтобы действовать напрямую (Мать ударяет): всё произошло мгновенно, не так ли, не было инкубационного периода! Мгновенно, как если бы вам вспороли живот огненным мечом. Очень мило.

Это пройдёт.

Но я не дала развиться мгновенному эффекту (мгновенный эффект был бы... почти катастрофическим), и использовала свой главный способ: внутреннюю неподвижность и передачу всего Господу. Тем не менее, на следующий день я не очень хорошо себя чувствовала (я до сих пор не совсем восстановилась), как если бы тело пережило ужасную встряску.

Потом я увидела самые разные вещи, о! Вот это да!... Враждебную структуру в наиболее материальном витальном, чтобы сбить с толку непросветлённые духовные устремления: этой ночью я имела дело с этим. Как будто был проповедник, который учил, и каждый раз я должна была возражать и объяснять, потому что там были люди. Эти люди приходят к нему по ночам, когда они просыпаются, они это не сознают, но он оказывает на них влияние. Это выражается в своеобразном одержании. Это был (О! Я часто вижу этого господина), это большое чёрное существо - оно чёрное, совсем чёрное, - но перед людьми оно выглядит как великий посвящённый, они не видят, кто это на самом деле (для них он выглядит очень привлекательно). И он проповедует такие вещи, которые способствуют разрушению. Он вам подробно расскажет, что нужно делать - отличный учитель mischief (зла). Но я с ним всё подробно обсудила, очень тщательно, очень сознательно, а когда всё закончилось, я всё передала Господу - я не знаю, что с ним было дальше!

Происходящее здесь не вызывает удовлетворения!

(Мать смеётся)

 

Это был бы хороший знак

 

Да, но... это немного будоражит людей.

Любопытно, что L., находившийся на пути этой формации (жест с юга на север), заболел так же как ты, у него лихорадка: то же самое, те же боли - очень характерные боли. U. она тоже настигла, но я ему накануне объяснила, как защититься, и он мне сказал, что использовал мой метод, и у него всё получилось. Я ему объяснила, как «всё передать» Господу (научила отдавать, не так ли), он попробовал и сказал: «Всё получилось, оно не сумело внедриться: было недомогание, а потом всё прошло».

Этому нужно учиться. Если это делать головой, то ничего не получится. Получается, когда мы можем низвести эту вечную неподвижность... тогда эффект будет мгновенным. Но обычно люди могут это делать для других, а не для себя, потому что если для себя, то они продолжают вибрировать - когда очень больно, это трудно остановить. Но мы МОЖЕМ, даже если боль очень острая, почти невыносимая (естественно, мы начинаем кричать), мы МОЖЕМ, мы можем низвести на больное место эту молчаливую неподвижность - неподвижность вечности. Очень-очень быстро, за несколько секунд, интенсивность снижается. Остаётся только воспоминание, с которым нужно быть осторожным, чтобы его не разбудить, думая о нём, но которое остаётся как память тела, как если бы мы сильно ушиблись: мы сильно ударились, острая боль ушла, но след остался. Он остаётся достаточно длительное время. Если бы мы потрудились достаточно долго оставаться очень-очень спокойными, неподвижными, ничего не делать, ничего не думать, ничего не хотеть, думаю, последствия были бы очень незначительными.

Например, мы ЗНАЕМ, что у нас сильная горячка (это приходит вместе с сильным подъёмом температуры, сильная реакция), однако, нет ни единого признака горячки! Я проводила такие опыты три-четыре раза: у меня были вещи, которые приводят к высокой температуре. Когда приходил доктор, я у него спрашивала: «Доктор, у меня высокая температура?» (я знала, что у меня высокая температура, я могла и не спрашивать! Одна из тех горячек с очень высокой температурой, но была неподвижность, которую на неё наложили). Доктор измерял пульс: «Нет, всё хорошо».

Очевидно, что мы можем мысленно ограничить температуру, но это только имитация. То, о чём я говорю, не имеет ничего общего с ментальной волей - (смеясь) возможно, это дар Господа, я не знаю!

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

Категория: Том 4 | Добавил: Irik
Просмотров: 58 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0