эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 4

Том 4. 25 сентября 1963
23.12.2019, 11:43

(Мать начинает с чтения записи последнего опыта)

 

Это пришло на английском (я хочу его поместить в бюллетень, чтобы заполнить пустое место!). Нужно, чтобы он ещё был и на французском.

Love is... (можно не говорить, что это квинтэссенция одного опыта, о котором я не буду рассказывать).

Love is not sexual intercourse.

Love is not vital attraction and interchange.

Love is not the heart’s hunger for affection.

Love is a mighty vibration coming straight from the One. And only the very pure and very strong are capable of receiving and manifesting it.

Потом следует объяснение того, что я понимаю под словом чистый, the very pure and very strong (очень чистый и очень сильный):

To be pure is to be open only to the Supreme's influence, and to no other.

Гораздо более сложная вещь, нежели то, что люди понимают под чистотой, которая совершенно искусственная и ложная.

Последняя фраза есть ещё и на французском (обе пришли вместе):

«Быть чистым - значит быть открытым только влиянию Всевышнего и никому другому».

Это просто, и всё согласуется.

Теперь нужно перевести на французский остальное. У меня столько бумаг, что я уже не знаю! (Мать ищет среди груды отдельных листочков). Я погребена под бумагами!

Сначала я написала: «У Любви нет ничего общего с и т.д.», но это неправильно. Поэтому мы напишем: «Любовь, это не...»

Любовь, это не сексуальные взаимоотношения.

Любовь, это не витальное притяжение и не витальный взаимообмен.

Любовь, это не потребность в сердечной привязанности...

Это взято из «Савитри», из спора со Смертью, когда она говорит Савитри: «What you call love is the hunger of your heart» (2)

 

Можно перевести: Любовь, это не сердце и его потребность в привязанности?

 

Но сердце может проявить Любовь! Нет, «Любовь, это не потребность в сердечной привязанности».

И утвердительное: «Любовь, это всесильная вибрация, исходящая прямо от Единого. И только самый чистый и самый сильный способен её принять и проявить».

У меня целая кипа бумажек! (Мать показывает свои наброски перевода) (3)

Для меня это новое. Это то, о чём я тебе тогда говорила: сначала приходит опыт, но опыт... что-то, что ОХВАТЫВАЕТ всё существо, всё тело, всё-всё, вот так (охватывающий жест), оно вас держит. И оно действует. Оно действует во всех клетках: везде-везде, в сознании, в ощущениях, в клетках. Затем будто происходит осаждение, оно как будто процеживается через что-то очень тонкое и переливается на другую сторону - в виде слов. Но они не всегда организованы во фразы (это очень любопытно): два слова тут, три слова там (Мать как будто показывает цветные пятна то там, то здесь). А я остаюсь спокойной, неподвижной - главное не думать, не шевелиться, тишина. Тогда понемногу-понемногу эти слова образуют танец, и когда получается более или менее связная фраза, я её записываю. Но обычно на этом не заканчивается. Если я ещё немного подожду (даже если я занята чем-то другим), то через некоторое время приходит фраза, она гораздо более логичная и действенная. А если я ещё подожду, то происходит уточнение, и, в итоге, появляется ощущение: «Теперь это то, что нужно». С английским вариантом было именно так: «Теперь это то, что нужно», - ладно, тогда я его записала.

Раньше у меня такого никогда не было. Нужно, чтобы всё замолчало (я хочу сказать, даже внешний, самый активный, самый материальный ум), должно войти в привычку, что когда приходит опыт, нельзя двигаться, не двигаться - ничто не движется, всё остаётся таким (жест подвешенности) и ждёт.

И даже визуально есть ощущение дождика из белого света. Через некоторое время слова будто начинают расти, как если бы он их оросил! - слова приходят. Потом организуется какой-то танец, кадриль. И когда кадриль оформилась, фраза становится ясной.

Это очень занятно!

Такое уже было три раза - это совершенно новое.

А когда я пишу, получаются самые разные записи! (Мать показывает стопку черновиков).

Теперь, с новым способом, количество записей будет расти! Потому что это приходит так, как я тебе рассказала (последовательными фрагментами). Но есть преимущество: ум полностью молчит - ему нечего делать, это как будто кто-то пришёл за словами в магазин и всё расставил по местам. И этот кто-то безличен, это безличное сознание, это почти «сознание того, что хочет выразиться», сознание откровения, или сознание изучения, или сознание воли, но это не личность. Оно подбирает слова, ставит их вместе, а потом начинается танец... как танец электронов!

 

(тишина)

 

В другой раз процесс был менее полным, но было что-то аналогичное, его начало: К. мне прислал заметку с цитатами Шри Ауробиндо и моими, которую он хотел где-то опубликовать и хотел быть уверенным, что всё правильно, что он ничего не напутал(!). В одном месте я увидела его комментарий (ты знаешь игру слов, когда мы целиком находимся в ментальной области: ум любит игру слов и противопоставление фраз), он был на английском, я не буду его цитировать, но он сказал, что «время религий было временем богов». Естественно, наш ум, этот господин, который очень любит игру слов, заставил его сказать, что теперь, это уже не «время богов», это «время Бога». То есть, он плачевно скатился в христианскую религию... и даже не заметил! И я одновременно увидела, что написанное им предложение... я увидела эту склонность ума, которому это нравится, который находит это очень... о, как это мило, отлично сказано (!) Я ничего не сказала, я продолжила. Я закончила читать его статью. А в том месте, где была эта фраза, я увидела маленький огонёк, это было похоже на искорку (я видела с открытыми глазами), я посмотрела на искорку, и на месте слова God появилось The One (Единый). Тогда я взяла ручку и исправила.

Но моим первым переводом было The All-containing One (Единый, который содержит всё), потому что это было переживание, а не мысль. Я увидела The One containing all и просто записала на бумаге (Мать показывает небольшую бумажку): The All-containing One. И в этот момент мне как будто кто-то дал пощёчину и сказал: «Это не так, нужно написать The One, и всё». Тогда я написала The One.

Это так работает!

Это действительно мысль, которая видится сверху, свыше, и это очень интересно. Это интересно, всё это играет как маленькие блуждающие огоньки, которые появляются то там, то здесь и танцуют, упорядочиваются - это очень интересно.

Это становится очень занимательным. Последнее время это очень сильно: это происходит и днём и ночью, всё время.

Но предыдущей ночью я была с Шри Ауробиндо, и он дал мне откровение. Я была с ним, а он был reclining (не лежал, но полулежал в шезлонге), и я должна была ему принести что-то покушать (это совсем не похоже на физическую пищу, это что-то другое... я не знаю, что это... в том мире это что-то другое, это тонкий физический мир). И это передалось как... (в моём сознании не было слов, я не знаю, почему, но в моём сознании не было слов!), он мне что-то сказал, что я отлично поняла, и не только поняла, но была очень рада. Во мне появилась радость, и я ему сказала: «Да, именно так! Это соответствует опыту, который сегодня был у меня, и который...???» (Мать молчит в нерешительности). Пока я действовала, я осознавала, не так ли, но это передаётся словами, а слова там, это не слова здесь, я не знаю, как быть! И он говорил тоном, каким выражают значимый и великолепный опыт (его тон был полон абсолютной силы), он сказал что-то, что выразилось как: Now, the nourishment (это было не «nourishment», это было «food») comes from the whole of Nature at once (Теперь пища приходит одновременно от всей Природы) (Мать произносит эти слова как загадку, или как Сезам, чья дверь ещё не открылась). И он сказал принести ему это (это тоже перевод): Yes you will bring it (it, это: «food coming from the whole Nature at once» - это дурацкий перевод, но...), you will bring it in this translucent bowl (да, принесите пищу в этой полупрозрачной чаше). Тогда я ему сказала: Yes, I knew, I knew that I had to use this translucid bowl to bring you the food... (да, я знала, я знала, что должна принести вам пищу в этой полупрозрачной чаше). Но чему это соответствует??... Но это было так очевидно! Была такая радость! (так как я всё осознавала, я думала: «Всё-таки, я ещё нахожусь в его развитии, это так же, как когда он был здесь: когда он одерживал победу, она передавалась мне»). То есть, я была абсолютно сознательной и сказала ему: Ah! I am glad... (я говорю невнятно, не так ли, это было совсем не так – это было великолепно) oh! I am glad, I knew that I had to bring you the food in this translucid bowl... (О! Я рада, я знала, что должна вам принести пищу в этой полупрозрачной чаше). А полупрозрачная чаша была чудом! Она у меня была, не так ли, она была прекрасной! Это было похоже на опаловое стекло, живое, светящееся, где все огоньки были живыми и двигались, они были разноцветными!... Розовые, сиреневые, серебряные, золотые. О, очень красиво! И я ему её принесла.

Это оказало на меня очень сильное влияние. Очень сильное, я была under a spell (очарована, загипнотизирована), вероятно, потому, что опыт был ещё очень сильным, слишком сильным для физического мозга. И я сразу же, в тот же момент увидела, что это была исключительно бедная транскрипция, но лучше сделать было невозможно.

А детали!... Это была целая история (она продолжалась ещё более полутора часов)... со всеми деталями. Мы с ним находились на верхнем этаже. Потом я спустилась, встретила людей, занималась разными вещами и т.д. Это было на верхнем этаже. И всё происходило в ослепительном-ослепительном свете, как на ярком солнце... гораздо ярче солнца - солнце казалось бы тёмным.

А когда я спустилась (там было не так, как здесь: у каждого был свой дом с садом, это была огромная территория), я пошла прямо в свою ванную комнату, открыла дверь... и увидела там кого-то (я его узнала, но не скажу), кто ею пользовался. Я сказала себе: «А! Отлично!»... и закрыла дверь. Самые разные подробности, это продолжалось больше часа. И знаешь, ночью полтора часа, всё, что может произойти...

Ещё я была большая - я всегда большая. Но одета я была не так, как обычно: на мне было короткое платье. Там было много людей, я всех узнала, я слышала голоса, они были очень-очень ясными. И там были две девочки (не девочки, это уже женщины, но для меня они были девочками), две девочки, которые беседовали и говорили: «Какие у неё сильные ноги!» (это символично). И я тут же увидела свои ноги, как если бы там было зеркало, чтобы я могла их увидеть! У меня было короткое платье, и я видела свои ноги, мои две ноги, которые были обуты - обутые ноги. И короткое платье. Я была очень активной.

Вот так.

 

(тишина)

 

Прошлой ночью было не так приятно... Опять были эти провалы. Я находилась внизу, не так ли, и хотела подняться к себе. Но, каждый раз, как я хотела подняться, все средства для подъёма или исчезали, или уничтожались. Сейчас я от всего это избавилась, потому что это утомительно. Но я помню, что поднималась по... это была не лестница и не трап, это было что-то очень странное, как блоки из тёмно-красного камня, и всё это распадалось на кусочки - обрушивалось. В конце концов, мне это надоело, и был момент, не то чтобы гнева, но утвердительной воли, - и всё исчезло... Понятно, что это враждебные формации пытаются изнурять меня до такой степени, чтобы я не то чтобы потеряла терпение, но чтобы что-то начало злиться (злиться, или чтобы заявило: «А нет, достаточно!»?). И сразу, раз, и всё ушло. Тогда я оказалась на хорошо знакомой мне дороге, но в толпе людей! В толпе, в толпе - это были все школы мира, которые приехали сюда на каникулы. Были группы ребят, которыми руководили воспитательницы, преподаватели, их было много-много... Дети останавливались и играли на дороге, но все эти дети меня очень хорошо знали, и когда я подходила, они убирали свои игрушки, чтобы я могла пройти - вот такие малыши. Потом я встретила символическую личность (это не человеческое существо), которую я очень хорошо знаю, она был бледно-голубого цвета, то есть, это существо из высшей ментальной области, сила Природы в высшем ментале, с которой я очень хорошо знакома, она очень часто находится возле меня. Она мне говорила о своих трудностях, а я ей объясняла, что нужно делать. Я говорила: «Я тебе это объясняла уже много раз, это вот так и так...» Она долго оставалась со мной и сказала: «Почему мне всё время нужно тебя покидать?». Я ответила: «Не беспокойся, теперь всё хорошо». Это продолжалось очень долго. Но это было очень интересно, очень приятное утончённое общение: красивая девушка, то есть, красивая мысль, красивая идея. Это была красивая девушка. И она отвечала за огромное количество маленьких детей (Мать смеётся), иногда она была немного уставшей, а я ей объясняла, что нужно делать.

По отношению к ней я чувствую некую нежность.

А дети! Даже самые маленькие, которые ещё не могут ходить, когда меня видели, убирали свои игрушки, они расчищали мне дорогу, чтобы я могла пройти.

Это происходило не на земле, не в физическом мире.

Огромное количество, не так ли!... Это наверняка какой-то ментальный мир.

 

(тишина)

 

Но этот опыт (обрушивающиеся лестницы), я знаю, чему он соответствует, потому что я знаю, каким был мой опыт, когда я заснула: так всегда бывает, когда передо мной встаёт Вопрос... Его можно перевести так (но это его сильно умалит): «Почему мир такой, какой он есть?». Тогда приходит некое... это чувство ОСТРОГО сострадания - острого, почти болезненного - состоянию, в котором находится мир и человечество. Когда такое происходит, ночью возникают эти трудности. Тогда я задаю вопрос, я хочу знать НАСТОЯЩИЙ секрет - не то, что рассказывают люди (всё, что они говорят, мне кажется годным... для успокоения детей), а ИСТИННУЮ вещь. Когда я с этим напряжением вхожу в состояние глубокого покоя, это всегда выражается в этих обрушениях: я хочу подняться наверх, и бах, бах, бах! Всегда-всегда всё рушится под моим весом. Ровно до того момента, как я увижу эту злую волю, которая хочет помешать мне найти то, что я должна найти. Тогда я начинаю сердиться, и всё сразу прекращается, - «сердиться», подходящее ли это слово? Я не знаю: я не принимаю, не принимаю ситуацию. Тогда она пропадает.

И я просыпаюсь со словами: «Ты видишь, пока ты принимаешь, ты не можешь узнать, ты не знаешь; когда ты действительно откажешься, ты узнаешь».

Тогда я отвечаю: «Когда Господь захочет, чтобы я знала, я узнаю, когда мне будет необходимо знать, я узнаю».

Сейчас, вероятно...

Это как «полупрозрачная чаша» Шри Ауробиндо... Ничто ей не соответствует.

В сущности, мы всё время хотим идти слишком быстро. Но это потому, что все люди думают в категориях времени - они утомляют. (4)

 

*

*    *

 

(Когда пришло время уходить, Мать дала ученику последний номер «World-Union», брошюру «Мировой Союз», выпускаемую несколькими учениками Ашрама)

 

Мне от неё не по себе.

 

Я понимаю! Некоторые люди даже рассержены, потому что она выпускается здесь (большинство находящихся здесь людей), в ней никогда не идёт речь об Ашраме, о Шри Ауробиндо, никогда.

 

Хуже всего то, что когда они говорят о Шри Ауробиндо, они его ставят на один уровень с остальными.

 

Ну да, ну да!

 

Не правда ли, Шри Ауробиндо, Тейяр де Шарден, Швейцер и т.д, и т.д.

 

Да, каша.

Я бы от этого полностью отказалась (5), но там есть те, с кого всё началось: три человека, через которых я кое-что делаю - не это (номер «Мирового Союза»), кое-что другое, они сами этого не знают (им очень интересно вот это - бюллетень Мирового Союза - мне нет). Поэтому я окончательно не говорю: «Я с этим не хочу иметь ничего общего», но когда меня спрашивают, я говорю, что тут нет ничего общего с Ашрамом, совсем ничего.

 

(1) - запись следующего фрагмента, посвящённого переводу с английского, не сохранилась.

(2) - «То, что ты называешь любовью, это голод твоего сердца».

(3) - здесь запись возобновляется.

(4) - существует аудиозапись этой беседы. Продолжение не сохранилось.

(5) - Мировой Союз.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна http://supersoznanie.com

Категория: Том 4 | Добавил: Irik
Просмотров: 49 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0