эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 4

Том 4. 24 августа 1963
24.11.2019, 17:58

(Мать спрашивает ученика, подготовил ли он вопрос по афоризму 94 - отречение, - который должен быть опубликован в следующем номере Бюллетеня. Потом она добавляет)

 

(Вначале Сатпрем зачитывает Матери то, что она сказала 17 августа 1963 - прим. перев.)

 

Я много об этом с тобой говорила, но не могу вспомнить! ( (Смеясь) Это было ночью, у нас был большой разговор, и прямо посреди ночи я сказала: «Завтра это нужно рассказать Сатпрему».

Я тебе сказала, что единственный знакомый мне процесс, который множество раз повторялся в моей жизни, это отречение от ошибки. От чего-то, что мы считали правильным - что, вероятно, в течение некоторого времени таковым и являлось, - на чём мы частично строили свои действия, и что на самом деле было лишь мнением. Мы считали его и все последующие логические выводы правильными, наши действия (часть действий) основывались на них, и последующее развитие происходило автоматически, когда вдруг опыт, обстоятельство, или предчувствие предупреждает нас о том, что наши выводы не такие правильные, какими казались (!). Существует период наблюдений, исследований (иногда это приходит как откровение, убедительное доказательство), когда должны измениться не только идея или ложное знание, но и все следствия, может быть, сам способ воздействия на что-либо. В этот момент появляется некое ощущение, нечто похожее на ощущение отречения. Это значит, что нужно разрушить весь комплекс вещей, которые уже были построены - иногда их достаточно много, иногда совсем мало, - но опыт один и тот же: это действие силы, могущества, которое разрушает. И есть сопротивление всего, что должно быть разрушено, всех старых привычек. И взаимодействие этого разрушающего действия и соответствующего сопротивления в обычном человеческом сознании отражается как чувство отречения.

Я недавно это наблюдала. Это малозначимо, это обстоятельства, которые сами по себе не имеют никакого значения (они интересны только в комплексе исследований). Это единственный феномен, который в моей жизни повторялся несколько раз, и поэтому я хорошо его знаю. По мере развития существа, разрушительная сила растёт и действует быстрее, а сопротивление уменьшается. Но я помню то время, когда сопротивление было максимальным (это больше полувека назад), и всегда это было что-то вне меня - не вне моего сознания, но вне моей воли, - что-то, что сопротивлялось воле. У меня никогда не было ощущения отречения, но было ощущение давления на вещи, чтобы они разрушились. Тогда как сегодня давление становится неощутимым, всё происходит мгновенно: когда проявляется разрушающая сила, сопротивление отсутствует, всё рассеивается, наоборот, чувство освобождения делается едва уловимым - есть что-то, что ещё забавляется и говорит: «А, опять! Сколько раз мы себя ограничивали...». Сколько раз мы думали, что движемся вперёд без помех, без остановок, и сколько раз мы создавали себе ограничения (это небольшое ограничение, потому что это совсем маленькая вещь в огромном всё, но это ограничение). И когда Сила разрушала это ограничение, вначале мы чувствовали себя освобождёнными, мы радовались, но теперь это не так - это улыбка. Потому что нет ощущения освобождения, это просто как если бы мы убрали с дороги камень, чтобы идти дальше.

Это приблизительно то, о чём я говорила тебе прошлой ночью, но со всеми иллюстрациями! Ты понимаешь, получилось бы много страниц! (Смеясь) Поэтому иллюстрации отсутствуют, иначе бы получилась целая книга. Были все объяснения, со всеми подробностями.

Сама идея отречения может возникнуть только в эгоистическом сознании. Естественно, люди (которых я называю очень ограниченными) держатся за вещи - когда у них что-то есть, они не хотят это отпускать. Мне это кажется таким детским!... Им плохо, если они должны что-то отдать! Потому что они отождествляют себя с вещами, за которые держатся. Но это ребячество. На самом деле, это... the amount (общая сумма), количество сопротивления в вещах, сформировавшихся на основе некоторых знаний - которые являлись знаниями в какой-то определённый момент и в следующий момент больше ими не являются, - на частичных знаниях, не мимолётных, но не постоянных. Очень многие вещи основываются на этих знаниях, и они сопротивляются Силе, которая говорит: «Нет! Это не правильно! (Смеясь) Основа ваших знаний неправильная, мы её убираем». И тогда, ой, больно, - это то, что люди чувствуют как отречение.

 

На самом деле трудно не отречься, а принять... (Мать улыбается), когда мы видим жизнь такой, какая она есть сейчас. Но, если мы её принимаем, то как посреди всего этого жить с «непоколебимым восхищением» - иметь его не там, а здесь? (1)

 

Этот вопрос стоит передо мной уже несколько недель.

Я пришла к следующему выводу: в принципе, восхищение дают осознание Божественного и единение с Ним (это принцип). Следовательно, осознание и единение с Божественным должны быть одинаковыми, будь то в существующем мире, или в мире будущего - это в принципе. Это то, о чём я всё время себя спрашиваю: «Как так получается, что у тебя нет восхищения?»

Оно у меня есть: в тот момент, когда сознание полностью сосредоточено на единении, неважно когда, неважно где, восхищение приходит вместе с сосредоточением сознания на единении. Но, должна сказать, что оно исчезает, когда я нахожусь в этом... Это мир, но мир очень хаотичный, мир, где нужно трудиться, где я воздействую на всё, что меня окружает, и, чтобы иметь возможность на него воздействовать, я вынуждена принимать всё, что меня окружает. Я достигла того состояния, когда при любом восприятии, даже самом болезненном, я остаюсь совершенно спокойной и безразличной - «безразличной», это не пассивное безразличие, оно без каких-либо болезненных реакций, абсолютно нейтральное (жест, обращённый в Вечность), совершенно ровное. Но в этой ровности присутствует точное знание того, что нужно делать, что нужно сказать, что написать, что решить, словом, всё, что содержит в себе действие. Всё это происходит в состоянии абсолютной ровности и, одновременно, с ощущением Силы: Сила проходит, Сила действует, а ровность остаётся. Но нет восхищения. У меня нет воодушевления, радости, полноты действия, совсем.

И я должна сказать, что такое восхищённое состояние сознания при том состоянии мира, какое есть, опасно... Потому что у него будут почти безоговорочные реакции - я вижу, что это состояние восхищения обладает ОГ-РОМ-НОЙ силой. Я настаиваю на слове «огромная», в том смысле, что она нетерпимая или нестерпимая (скорее нестерпимая) для всего, что от неё отличается! Это одно и то же, или почти одно и то же (не совсем то же самое, но почти), то же, что высшая божественная Любовь: вибрации этого экстаза или восхищения, это самое начало вибраций божественной Любви, и они совершенно... да, нет другого слова, нетерпимы в том смысле, что не допускают присутствие чего-либо противоположного.

Поэтому для обычного сознания результат будет страшный. Я это хорошо вижу, потому что иногда эта Сила приходит - Сила приходит... кажется, что всё взорвётся. Потому что она может принять только единство, только такой отклик, который её принимает - который её получает и принимает. И это происходит не произвольно, это происходит от САМОГО ФАКТА её всемогущества - «всемогущество», это не то всемогущество, каким его понимает человек, это настоящее всемогущество. Это значит, что она совершенная, абсолютная, исключительная. Она содержит в себе всё, но то что, обладает противоположными вибрациями, обязано измениться, если уж ничто не может исчезнуть, не так ли. И для существующего сегодня мира такое мгновенное, резкое, можно сказать, абсолютное изменение - это катастрофа.

Такой ответ я получила на свой вопрос

Потому что это было так, я спрашивала себя: «Почему я, которая...?». Потому что в любую секунду мне достаточно сделать вот так (жест вверх) и... есть только Господь, всё есть ЭТО, но настолько безоговорочно, что всё, что Им не является, исчезает! Сегодня соотношение... (смеясь) слишком много вещей должны будут исчезнуть!

Я это поняла.

 

(тишина)

 

Иногда... Для тела это постоянная работа, совсем маленький, ежеминутный труд, непрекращающееся усилие, чей результат, так сказать, неощутим (во всяком случае, внешне он абсолютно не существует). Это значит, что для кого-нибудь, кто не обладает моим сознанием, совершенно очевидно, что тело, изнашивается, стареет, медленно движется в сторону распада: это витает в воздухе, это во всеобщем сознании (Мать смеётся), этому бедному телу постоянно посылают такие оценки, а оно очень хорошо осознаёт свою немощь, у него нет иллюзий! Но в результате этого тихого, спокойного, но НЕПРЕРЫВНОГО упорного усилия по трансформации, ему хочется немного экстаза - не отмены, не упразднения, вовсе нет, это как если бы оно говорило: «О, Господи! Прошу тебя, позволь мне спокойно быть Тобой». По сути, это его ежевечерняя молитва, когда предполагается, что люди оставляют его в покое (к сожалению, они оставляют его в покое физически, но не ментально). Но это... Я могла бы это прекратить, уже очень давно я научилась это прекращать, я могла бы прекратить, но... что-то, то есть, где-то не дают согласия! (Мать смеётся). Очевидно, что это Что-то - великое Что-то - хочет видеть абсолютное спокойствие, абсолютный покой и радость, постоянную бездеятельную радость (не очень деятельную, достаточно бездеятельной радости), но БЕЗ прекращения работы. Это значит, что в качестве чрезвычайно важного рассматривается не индивидуальный опыт, далеко не так - помощь всем, фермент, который всё поднимает, ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ, так же важен. По сути, наверное, в этом главная причина стойкости этого тела.

Внутри вопросы не возникают, там нет проблем, все проблемы, о которых я говорю, это проблемы тела, вопросы, которые задаёт тело. Иначе говоря, внутри всё в порядке, именно так, как должно быть. Это всеобъемлюще, не так ли: то, что мы называем «хорошим», то, что мы называем «плохим», то, что «красиво» и то, что «уродливо», то, что... всё это, это маленькая необъятность (не большая необъятность), которая всё больше и больше направляется к постепенной реализации, вот так, в интегральном сознании, которое интегрально (как сказать?) enjoys (это не «наслаждаться»), можно сказать, которое обладает полнотой того, что делает - делает, является и т.д. (всё это одно и то же). Но это бедное тело...

И вероятно... Очевидно, что мы не можем двигаться слишком быстро: если бы эта Радость, этот экстаз, это восхищение находились бы в нём постоянно, то, наверняка, трансформация была бы слишком быстрой - нужно ещё много всего изменить, много-много-много...

Мы видим (когда смотрим на тело Матери) только внешность, но эта внешность представляет что-то другое...

 

(тишина)

 

Ему дано некое знание (знание ли это?) или предвидение, как эта внешность изменится. Кажется, всё будет так легко и просто, и это может произойти очень быстро, потому что будет сделано СОВСЕМ не тем способом, каким думают или ждут люди... Это, скорее, будет похоже на видение ИСТИННОГО внутреннего движения, которое БУДЕТ НАЛОЖЕНО таким образом, что скроет ложное видение, которое видит вещи такими (поверхностно). Это очень трудно объяснить, но это... Я много раз это чувствовала в течение нескольких секунд (есть такое ощущение): есть что-то истинное, это истинное Физическое, оно не воспринимается нашими глазами, но может стать видимым при помощи УСИЛЕНИЯ. И именно это усиление осуществит внешнюю трансформацию, заменит ложную внешность реальной формой.

Но я не знаю, будет ли ещё существовать ложная внешность для тех, кто не готов увидеть истинную?... Во всяком случае, это будет переходный период: те, у кого глаза будут открыты, смогут видеть (то, что называется «открытыми глазами» в Писаниях), они смогут видеть. И они будут видеть не при помощи усилия или пытаясь увидеть, но это наложится на них. Тогда как те, чьи глаза не будут открыты... во всяком случае, пока всё останется так, как есть, они не будут видеть - они ещё будут видеть старую внешность. Обе могут быть одновременно.

Я ВИДЕЛА себя такой, какая я есть, и совершенно очевидно... кажется, что моё тело задубили, чтобы была возможность им управлять и превзойти его со всех сторон без каких-либо трудностей! Такое ощущение, что это что-то shrunk (усохшее). Английский язык очень выразительный (Мать смеётся).

Но сегодня, когда об этом говоришь, люди думают, что это психическое или ментальное видение - это не так, я не об этом говорю! Я говорю о ПСИХИЧЕСКОМ видении при помощи этих глаз (Мать прикасается к своим глазам). Но это ИСТИННОЕ видение, а не деформированное, как сейчас.

По сути, это значит, что истинная реальность гораздо прекраснее, нежели мы можем себе представить. Потому что то, что мы представляем, это всегда преобразование или приукрашивание того, что мы видим - но это не то. Это не то!

Я не очень уверена, не живу ли я физически уже с истинным телом (2) - я говорю, что не уверена, потому что внешние чувства не имеют никаких доказательств! Но... Я не пытаюсь, я никогда не пыталась видеть или знать. Я не пытаюсь, но время от времени, это похоже на что-то, что накладывается: в течение одной минуты я себя вижу, я себя ощущаю, я себя объективирую такой, какая я есть. Но это продолжается несколько секунд, а потом пффф, уходит - заменяется старой привычкой.

Мы можем думать только о вещах, которые сменяют друг друга: мы опять становимся молодыми, исчезают все признаки старости и т.д. - это старая история, это не так. Это не так!

Я помню, как однажды в теле появилось что-то, похожее на сильную детскую грусть, оно жаловалось на то, какое оно, и услышало как будто голос - громкий голос, - который ему сказал: «Почему ты не чувствуешь себя таким, КАКОЕ ТЫ ЕСТЬ?» Потом последовал опыт, но он длился одну секунду. Одну секунду, озарение.

А потом приходит этот великолепный ум, который нас испортил (я не говорю «создал», я говорю «испортил»), и начинает себя спрашивать: как такое возможно, как так можно работать, как можно взаимодействовать с остальным миром, как... и как, и как, и как? Тогда я всё остановила. И что случится с этим телом, как оно будет существовать?...

Мы очень хорошо понимаем (это то, что мы очень хорошо понимаем), что существа родятся другим способом, при помощи силы концентрации, и эти существа материализуются без наших страданий - это очень хорошо, но так будет позже. Сейчас мы находимся посередине, трудность в этом.

 

(1) - Всякое отречение свершается ради большей, еще не познанной радости. Одни отрекаются, чтобы испытать радость исполненного долга, другие - ради радости покоя, третьи отрекаются во имя радости Господней, четвертые - во имя радости самоистязания, твое же отречение пусть станет переходом, ведущим к свободе и безмятежному экстазу запредельного.

(2) - напомним опыт многих учеников, которые в своих «снах» видят Мать больше, чем она выглядит внешне.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

Категория: Том 4 | Добавил: Irik
Просмотров: 17 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0