эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 2

Том 2. 11 февраля 1961
12.01.2017, 13:51

(Мать пришла с тетрадкой и вопросами Т. по Афоризмам Шри Ауробиндо)

 

55 – «Стань  безбрежным во  мне, о Варуна; прояви  свою мощь во мне, о Индра; будь ослепительным и светоносным, о Солнце; о Луна, исполнись очарования и  нежности. Будь яростным и внушающим ужас, о Рудра; будьте порывистыми и стремительными, о Маруты; будь сильным и отважным, о Арьяма будь сладострастным и дарующим наслаждение, о Бхага; будь нежным,  ласковым, любящим и страстным, о Митра. Будь  ярким и снимающим покровы, о Рассвет; о Ночь, будь торжественной и исполненной тайного смысла. О Жизнь, будь изобильной, щедрой и радостной; о Смерть, направляй поступь мою от обители к обители. Приведи всех их в гармонию, о Брахманаспати. Не дай мне впасть в рабство к этим богам, о Кали» (в русском переводе афоризм 56 – прим. перев.) (1)

Он призывает всех этих богов (это ведические боги) и просит каждого овладеть им. Затем, ПОСЛЕ он просит Кали освободить его от их влияния! Это очень занятно.

Это написано чёрным по белому, но люди читают и, к сожалению, не понимают, что читают. Тогда им нужно сказать: знаете, вот, что это значит!

 

Т. спрашивает: «Почему боги не помогают? Почему они закабаляют?»

 

Шри Ауробиндо это понимает не так. Он понимает, что НЕ ХОЧЕТ быть ограниченным богами, даже их способностями. Он хочет быть шире, чем они. Шире, глобальнее, полнее, чем они. Речь не идёт о том, чтобы избавиться от их влияния, но, о том, чтобы быть способным превзойти их.

 

(тишина)

 

Для Шри Ауробиндо всегда была важна Мать. И, как он сам говорил, у Матери есть множество аспектов, некоторые из них даже не проявлены. И если он представил Мать через Кали, то, думаю, это относительно всех этих богов. Потому что, как он сам писал в «Матери», эти аспекты зависят от времени, от необходимости, от того, что нужно делать… Он всегда говорил, что если мы не понимаем и глубоко не чувствуем аспект Кали, то мы не можем участвовать в Творении мира. Потому что ему всегда казалось, что люди отступают перед этим ужасным аспектом, некая боязливая слабость (2).

 

*

*   *

 

Как у тебя дела?... Всё хорошо?

 

Да. Но, это, скорее, тебя надо спросить.

 

А! У меня хорошо.

Хорошо, потому что всегда хорошо! Но… Словом, это не имеет значения.

Неприятно то, что это мешает работе (Мать показывает на свои ноги). Не работе наверху! Там, напротив, всё очень хорошо, отлично: ясно, точно… Я сделала этот перевод «Синтеза» ещё вчера, это было так хорошо. Так хорошо.

Мне трудно стоять, не так ли, а эти люди настаивают на том, чтобы я стояла… Я не могу стоять, ноги не в порядке. В конце концов, это не важно, это пройдёт.

 

Вчера вечером у меня был сон, который касался тебя, и который меня сильно впечатлил. Может быть, это абсурдно, но он был таким реальным! Ты меня позвала, потому что собиралась покинуть своё тело: ты решила уйти и, некоторым образом, хотела попрощаться. Это было настолько правдоподобно! И я пришёл к тебе. В какой-то момент ты положила мою голову себе на колени, а я как будто наполнился светом, это было очень нежно. Но, одновременно, я знал, что ты будто прощаешься со мной, ты покидаешь тело. Я даже плакал во сне. Потом я сел в уголке, потому что там были другие люди, которые, вероятно, тоже должны были прийти к тебе. Я сидел в углу, я был будто оглушён, настолько это была правда, понимаешь! Потом, в комнате появился мужчина, которого я не знал, иностранец (я понял, что это был француз), одетый в чёрное иностранец, производивший в комнате много шума (у него была трубка (3), он курил трубку). Очень грубый мужчина, который хотел заставить уйти находившихся там людей, учеников (4)…. Это было так реально! Вдруг я проснулся и почти закричал: «А! Это сон! Это только сон!»

 

О! До такой степени.

 

Да, это было до такой степени, и это было во время первого сна, в 11ч 40 вечера. Всё было очень-очень живым. Вдруг я проснулся и подумал: А! Так это же сон!... Понимаешь, это было реально. Это очень впечатляло. Я потом долго не мог заснуть и спрашивал себя: что это может значить?... У тебя была совсем маленькая фигура (ты вся была одета в белое), совсем маленькая фигура, очень… (как сказать?) утончённая, как будто ты страдала.

 

(Мать долго молчит, а потом отвечает)

Очевидно, что враждебные силы очень хотят убедить не только всех, но и меня тоже, в том, что всё будет происходить именно так.

Что касается меня, то у меня пока ещё нет указаний.

Потому что я попросила, чтобы меня предупредили, не по причине… (это может произойти когда угодно, я всегда готова. А для работы я не могу делать ничего другого, кроме того, что делаю сейчас, я не могу принять никаких практических мер, потому что я их все уже приняла. Следовательно, это не поэтому), но, это чтобы…НАСКОЛЬКО ВОЗМОЖНО убрать из тела, не так ли, всё, что в него было помещено – в нём имеются накопления! Накопления силы, сознания, возможностей. О!... Все клетки ими пропитаны. Если всё это нужно убрать, то на это потребуется время.

У меня нет никаких указаний, ни ночью, ни днём, ни в бодрствующем состоянии, ни в трансе: никаких. Скорее, указание на то, что нужно просветлить, очистить: очистить физическое тело, чтобы оно могло сохранить то, что получило с этим опытом (24 января 1961).

Если смотреть с обычной точки зрения, то, думаю, это опасно, потому что… (смеясь) доктор отказывается говорить, какие могут быть последствия. Я у него спросила, но он мне не сказал. Следовательно, это то самое! Но, в действительности, у меня нет ни одного указания и… я надеюсь, что не будут тянуть до последней минуты, чтобы мне сказать: «Настала пора уходить».

Тело ни о чём не просит, оно даже не просит (оно очень любезное), чтобы прекратились его мучения, оно к ним приспособилось. Больше всего трудностей возникают при контакте с людьми. Когда я одна наверху, всё хорошо, всё очень хорошо. Но, когда после обеда, в течение часа - полутора часов, я принимаю людей, то после я изнурена. Трудность состоит в этом… Но, тело не жалуется. Оно не жалуется, оно готово. В тот день, когда оно поднялось наверх, оно было немного таким, на пределе – на пределе сопротивляемости, у последней черты. Оно сказало Господу (оно это сказало так ясно, как будто говорило клеточное сознание, и я это записала): «Если это (я не могу сказать болезнь), если это состояние (болезней нет, не так ли, это состояние общего дисбаланса), если это состояние необходимо для Твоей работы, что же, да будет так, пусть оно продолжается. Но, если это следствие моей глупости (это говорит тело, не так ли), если это происходит, потому что я не понимаю, или не могу вместить, или делаю не то, что нужно, или неправильно реагирую, если это следствие моей глупости…». Тогда оно попросило только измениться, знать и измениться! Оно ни за что не держится: ни за какие привычки, ни за какой способ существования, ни за что. Он говорит совершенно искренне: «Я прошу только о Свете и об изменении». И это так. Оно такое. Оно никогда не говорило: «О! Как я устало, с меня хватит». Ба! Оно не такое. Оно ни за что не держится – уже очень-очень давно у него нет никаких желаний – оно совсем ни за что не держится, ни за… ни за что. Не существует того, из-за чего оно бы сказало: «А! Я не могу без этого обойтись». Этого не существует. Ему всё равно: что-то появляется - оно его берёт, оно не появляется – оно об этом не думает. Это значит, что оно, на самом деле, сговорчивое. Но, если этого недостаточно, тогда оно не знает, оно говорит: «Если есть что-то, что я не могу, или не знаю, или не делаю…». Оно просит не больше, чем о необходимом усилии!

 

(тишина)

 

Всё началось с чрезвычайно сильных нападок. Тогда, если твой сон не был предупреждающим, то это результат «их» влияния с целью как можно шире распространить убеждение, что всё кончено… Два года назад, когда мне пришлось уйти наверх, на людей Ашрама оказывалось огромное влияние, и все, кто был хоть немного восприимчив, во сне ли, во внушениях ли ясно слышали: «9 декабря этого года (58 г. (в аудио записи Мать говорит 59 – прим. перев.)) Мать уйдёт, это само собой разумеется, это точно». Мне самой тоже говорили: «Всё кончено, ты уйдёшь». Это говорили всем, всем: многие люди это слышали, этого почти ждали. Поэтому (ты знаешь, насколько я была больна, я действительно была больна), поэтому я не реагировала и не поехала (в имение на озере, куда Мать должна была поехать 9 декабря), потому что сказала себе: если там что-нибудь случится, то это будет досадно, лучше воздержаться. Но, я знала, что это неправда, я знала.

Сейчас эти нападки прекратились, их больше нет. Но, есть существа, которые показывают сны (например, Z, ты знаешь, что она очень хорошая ясновидящая). Некие существа показали ей сны, сказав, что они меня «разорвут на части». Она была очень впечатлена, мне пришлось вмешаться. Может быть, у тебя был такой сон? Или же… тебя предупреждают? Я не знаю, я не могу сказать… Возможно, если рассказать это доктору, он скажет, что, конечно, если так будет продолжаться…(одно расстраивается за другим, не так ли), если так будет продолжаться, то сколько времени сможет продержаться тело?

Но это тело чувствует, что существует только потому, что в нём присутствует божественная Сила. И постоянно (оно не думает ни об отдыхе, ни о том, чтобы что-то сделать, ни о лечении, ни о чём-либо другом) его единственное лекарство, это призывать, призывать Всевышнего, оно это делает, повторяя свою мантру. И когда оно её спокойно повторяет, оно совершенно довольно. Совершенно довольно.

 

(тишина)

 

Две ночи назад я видела (не прошлой ночью, думаю, позапрошлой), на всём Ашраме лежала структура болезни, некая враждебная структура. И она хотела помешать мне выходить из комнаты. Чтобы выйти, мне нужно было прятаться, выходить вот так, прячась.. Это была… о! Это была ужасная атмосфера, такая тяжёлая, такая серая, и все болели. Это оказывает влияние, потому что не привыкшие болеть люди болели. Это враждебная структура. Нет причин соглашаться с её победой – это просто то, что не хочет, чтобы у нас всё получилось, следовательно, на это не стоит обращать внимания.

Беда в том, что если бы мне было тридцать или сорок лет, то люди не были бы затронуты. Беда в том, что они постоянно думают об этом количестве лет, и они думают, что… Это создаёт плохую атмосферу. Они всё время говорят: «Всё-таки, Мать старая и…». Все эти обычные глупости, не так ли.

Я очень хорошо это знаю, и моё тело тоже это знает (для меня самой, это не имеющие значения пустяки), но, например, когда ко мне пришёл Виноба Бхаве (5) (этот человек, который занимается бедными людьми), посмотрел на меня и сказал: «О! Вы проживёте сто лет!». Я сказала да. Это всё казалось настолько естественным. В тот момент не было ничего, что имело бы (как сказать?) ощущение, что возможны сомнения. Конечно, это обычная фраза, но он её сказал. Потом он сказал людям, что он так почувствовал. И это кажется совершенно естественным. И я знаю, что если тело проживёт до ста лет, то есть, ещё лет двадцать (немного меньше), то мы будем на другой стороне, трудности закончатся.

Вот.

Скорее, у меня ощущение, что твой сон, это часть массовых нападок, но…

 

Есть странная деталь, небольшая странная деталь: кто-то мне сказал, что ты уйдёшь, потому что ты что-то проглотила. И мне показалось, что я понял, что ты проглотила «рисовое зернышко», и поэтому ты должна уйти! Ты что-то проглотила… Из-за этого ты должна уйти.

 

(После долгого молчания) Скорее всего, это те, кто осуждают мой не аскетизм. Это идёт с той стороны, от тех сил.

Может быть, это продолжающиеся с такой силой нападки… Не правда ли, это странное чередование (что могло бы на это указывать). Не прошлой, но предыдущей ночью, между полуночью и половиной первого, было очень сильное нападение. А когда я оттуда вышла, я вышла с ощущением, что что-то было приподнято, что была одержана победа, в состоянии тела наступило улучшение. Когда такое происходит, тогда светлеет горизонт, и появляется такая Уверенность, которая приходит вместе с… (Присутствие всегда здесь, но, той ночью, когда я увидела эту структуру, то, что я называю illness spell, эту болезнетворную волну над Ашрамом, Шри Ауробиндо находился в своей постели - почти все ночи он проводит со мной – но, он был очень болен, такой, каким я его видела в 1950). Когда это начинается, то всё хорошо: вновь приходит гармония, радость, сила… всё, что длится, длящееся усилие, сознание… Но, есть некое чередование: это вот так приходит на некоторое время, или на несколько часов, а потом, вдруг, всё затуманивается, и приходит такая… усталость, не так ли. Я не могу сказать, что это почти невыносимая усталость, потому что ничто в сознании не чувствует, что это невыносимо, но она делает меня такой (Мать, для того, чтобы «держаться», держит с большим напряжением сжатый кулак).

Например, вечером, в половине шестого, когда я поднимаюсь наверх после того, как провела здесь полтора часа с людьми, подниматься по ступенькам, это тяжёлый труд. И когда я прихожу наверх, я крайне напряжена. Через какое-то время я начинаю ходить (я не останавливаюсь, не отдыхаю), я сразу начинаю ходить с джапой. Через полчаса, пфффт, это уходит.

Но, телесная усталость не уходит. Она здесь - она внутри, она здесь.

Но, никоим образом нет ощущения, что горизонт закрыт, что всё закончится, не так ли, что нужно изменить состояние, возобновить работу иным способом на ином плане. То есть, что всё, что было предпринято, это была только подготовка… на потом. У меня пока нет такого ощущения, когда оно будет, я скажу: «Ладно, всё хорошо», но у меня его нет. Может быть, оно будет?... Я не знаю, (смеясь) обычно, я знаю! Например, я точно знаю, когда кто-то умрёт, даже когда нет никаких признаков. Тогда…

А в данном случае, очевидно, что тело говорит: «Я ко всему готово, я сделаю всё, что угодно». Но, я не могу сказать, что у него… оно пытается быть абсолютно «чистым», не так ли, в соответствии с духовными представлениями. Это значит, что у него нет чувства разделённой индивидуальности: уже сколько лет оно всё больше и больше стремится чувствовать только божественное Присутствие, божественную Жизнь, божественную Силу, божественную Волю, что всё это в нём, и без этого оно ничто, оно не существует. В его сознании (в сознательной части) это полностью реализовано. В подсознательном и бессознательном, очевидно, что это не реализовано… иначе, логически, оно не должно было бы болеть.

Очевидно, что весь беспорядок идёт из подсознательного и бессознательного, тем более, что он пришёл вместе некоторыми указаниями (с указаниями враждебных сил, однако, если мы внимательны, это всегда полезно), говорившими: «Да, в твоих верхних центрах всё хорошо, но… (потому что места нападок точно соответствуют последовательности центров). За четыре, пять, или восемь дней до начала последних трудностей, я видела вышедших из подсознания маленьких существ, говоривших: «А! Ноги давно не болели, настала очередь нижних центров», вот так. Конечно, я это отмела, но…

Если понимать это таким образом, то это может быть указание на то, что для того, чтобы быть в желаемом состоянии, необходима (как сказать?) немного грубая подготовка.

 

(тишина)

 

Самые жестокие нападки пришли сразу после того опыта (24 января). Но это был самый чудесный опыт в моей жизни! По той причине, что ему стремление ДАЖЕ не предшествовало, даже стремление тела: это пришло вот так, как Высшая Воля, бах! (Мать резко опускает руки с жестом непреодолимости). И потом ничего не было, не так ли, ничего кроме… Этого, БЕЗ КАКОГО-ЛИБО ИНДИВИДУАЛЬНОГО УЧАСТИЯ: без желания, без стремления, даже без удовлетворения – без ничего. Это было… я была вот такой, это была я (я сама наверху( 6)), очарованная безусловностью опыта. Это пришло вот так, как нечто УСТАНОВЛЕННОЕ и вечное, не так ли, вот так (тот же жест непреодолимости).

 

(тишина)

 

Как я тебе говорила, после этого пришло отчуждение (которое, очевидно, было необходимо), и как только оно пришло, всё начало разваливаться. Это значит, что отчуждение должно было прийти, что оно, конечно, пришло для… по сути, прежде всего, моим ощущением было: это чтобы я не беспокоилась, чтобы я себе не говорила «Теперь ничего не получится, это конец». Чтобы я не беспокоилась. Я сказала: «Хорошо, тебе не надо этим заниматься» (жест отказа ладонями вверх). Так было первые два или три дня: я была совершенно отчуждённой, я наблюдала и не занималась этим. Только с последними нападками на ноги… Потому что остальное меня утомляло, делало больной, но не мешало моей работе. Тогда как, это, разваливающиеся ноги, создаёт трудности.

Увидим, малыш. Посмотрим, что будет (Мать смеётся)

 

Но, я не об этом спрашиваю! Это пришло не потому, что моё сознание было озабочено твоим физическим будущим. Просто этот сон пришёл так неожиданно и так живо…

 

Нет, нет, я знаю! Я тебе говорю, что это может быть две вещи: хороший пинок от Врага, желающего найти где-нибудь поддержку в уме, или предупреждение.

 

Надеюсь, что нет.

 

Но, рисовое зёрнышко, меня, скорее, заставляет думать иначе, что это исходит из этого квартала. Увидим. Увидим! Нужно только подождать. Однажды мы точно всё узнаем!

 

(тишина)

 

Я точно знаю, что если доживу до 1964, тогда… Это скоро, но до 64 года будет опасно. Это 61, 62 год… 63 лучше, 64 решительно лучше, а начиная с 65 всё будет хорошо.

Но, по правде говоря, с той минуты, как мы выходим из обычного ума, НИКАКОЙ ВНЕШНИЙ ЗНАК НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ, абсолютно никакой. Нельзя ни на что опираться, ни на хорошее здоровье, ни на уравновешенность, ни на почти полное расстройство – это не является доказательством. Всё зависит ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО от того, что решил Всевышний. Исключительно. Следовательно, если мы совершенно спокойны, то мы должны знать, что он решил.

Когда я спокойна, то живу в блаженной радости, где вопросы не возникают – нет вопросов! Мы ничего не спрашиваем – мы ЖИВЁМ! Мы живём счастливо, и всё. Нет вопросов, будет ли это так, будет ли это эдак, это кажется детским! Вопросов нет, вопросы не возникают. Мы блаженство, которое так проявляется, вот.

Остальное не имеет значения.

В сущности, если бы мы были способны… трудность… Когда я наверху (в комнате), это просто, очень просто: это приходит и… что вызывает небольшую трудность, так это выход из этого состояния. Я там вот такая (жест блаженной непринуждённости), не так ли. Когда я чувствую, что пришло время спуститься, или мне нужно что-то сделать, или время обеда, неважно, что, то это немного трудно. В остальном я такая (тот же жест). Трудность вызывает контакт с людьми из Ашрама: как только я спускаюсь и… только это, не так ли, топтание на месте, чтобы раздать людям цветы… Они столь бессознательно эгоистичны! Если я, как обычно, не концентрируюсь на каждом, они спрашивают: «Что случилось, что не так? Что я сделал?» И… это целая история.

В остальных случаях концентрация хороша и меня не утомляет – когда моё тело не drained (не истощено), когда оно не замечает, что существует, потому что у него болит там, болит тут, и тут, и тут (это ему позволяет знать, что оно существует, не так ли). Но когда этого нет, когда оно может забыться, то всё хорошо. А Сила теперь проходит без усталости (раньше, давно, много лет назад, когда Силы было слишком много, это вызывало напряжение). Но сейчас это не так, совсем не так, наоборот: тело лучше себя чувствует, когда через него проходит много силы.

Не знаю, посмотрим.

 

(тишина)

 

Очевидно, что если мы хотим осуществить то, что должно быть осуществлено, то совершенно необходимо быть ПОЛНОСТЬЮ свободными от всех уз с обычным лживым сознанием, соответствующим наиболее материальному телесному сознанию: телесному материальному сознанию подсознательного и бессознательного. Его нужно не только подчинить (потому что это уже давно подчинено), но и быть совершенно независимым, чтобы оно не могло больше реагировать, не могло вызывать никаких реакций. Но, мы этого ещё не достигли, это не так. А пока это не так, мы не on the safe side (не на безопасной стороне). Но, когда (то, что я знаю), когда, даже в своих самых подсознательных реакциях, клетки тела будут знать, что существует только Всевышний, когда они это узнают, тогда всё будет хорошо, но не раньше. У них есть ещё обычные реакции, не так ли, как те, о которых я тебе говорила: «Если я буду стоять (это не мысль, я вынуждена употреблять слова, но это не мысль), если я буду стоять, то я устану; если я буду слишком много работать, то я устану; если я буду делать так, то будет вот такое следствие; если я…», вот так, такой маленький дурацкий автоматический механизм. Это ещё не ТО, не то!

Конечно, имеются все трудности от мыслей, приходящих извне, от людей, с которыми мы постоянно живём. Но, сейчас сознание таково, что я вижу всё внешнее, я его вижу объективно (Мать делает жест, как будто она видит, как вибрации приходят и останавливаются перед глазами). Автоматически я объективно вижу всё, что исходит из окружающих вибраций: далеко, близко, наверху, внизу, всё это. Вибрация приходит ВМЕСТЕ СО ЗНАНИЕМ. Это не значит, что мы её сначала принимаем и вбираем, а потом мы видим, что это: она приходит вместе со знанием. Это большая помощь. Этот способ восприятия усилился и стал точнее после того опыта (24 января), создалась большая разница.

Наверное, прежде чем работа будет закончена, потребуется много таких опытов.

Это возможно.

Есть что-то (от того опыта 24-го числа), что не ушло, эффект, вибрационный эффект, если можно так сказать, который не ушёл. Но, нет всей постоянной полноты опыта, она не установилась. Однажды ночью был повтор, но не долго. На какое-то время пришла та же Вибрация, и всё моё тело было только этой Вибрацией.

Это длилось не долго, четверть часа. И это не было таким полным.

 

(долгая тишина)

 

В прошлом году это время тоже было очень плохим (7), но, это было из-за 29 февраля (первая годовщина супраментального проявления): было огромное сопротивление. Перед Даршанами или особыми благословлениями всегда усиливаются нападки враждебных сил, всегда.

Вот так, малыш. Мы ничего не сделали, только болтали! Время уходить. Мы ничего не сделали!

 

Мне бы очень хотелось у тебя спросить… Вся эта работа, которую ты делаешь в твоём теле, работа сознания, как она может воздействовать на телесную субстанцию вне тебя? Как это действует в целом?

 

Всегда одинаково, потому что… потому что распространяется вибрация! Это так.

Например, каждый раз, когда я сумела что-то превзойти, я хочу сказать, сумела найти истинное решение для того, что называют «болезнью» или плохим функционированием (ИСТИННОЕ решение, то есть, не ментальное решение, не обычное знание, но духовное решение: вибрацию, которая РАЗРУШАЕТ болезнь или восстанавливает уверенность), я всегда могла легко вылечить людей, у которых была та же болезнь – через передачу этой вибрации.

Вот так. Потому что вся субстанция, это ОДНО. Всё едино, не так ли, это то, что мы всё время забываем! У нас всегда есть чувство разделения – это абсолютная ложь, абсолютная. Потому что мы основываемся на том, что видят наши глаза, на том, что… (Мать дотрагивается до своих ладоней, до своих рук, как если бы это тело было отделено от других тел), это действительно Ложь. Как только сознание немного меняется, мы замечаем, что… знаешь, это как картинка, которую на что-то наклеили. Но это не правда, это СОВСЕМ НЕ ПРАВДА. Даже в самой материальной материи, даже в камне, как только меняется сознание, всё это отделение, всё это разделение полностью исчезает. Это… (как сказать?) разные концентрации (что-то такое, но не это), разные вибрации В ОДНОМ И ТОМ ЖЕ. (8)

(Бьют часы) А! Теперь я ухожу.

 

(тишина)

 

Моим ногам лучше оставаться в покое! (Мать смеётся) Во всяком случае, мне не нужно тебе говорить, что лучшая позиция по отношению к этому сну, это «Да будет Воля Твоя», и покой, покой, покой.

Ты сам можешь получить ответ, узнать, откуда пришёл этот сон, если будешь вот таким (жест), если ты обратишься к высшей Истине, если ты будешь вот таким (неподвижным) и скажешь: «Да будет Воля Твоя». Нужно, чтобы это пошло очень высоко, очень высоко, на самый верх, на самый верх, до высшей Свободы. И тогда, если ты совершенно спокоен, у тебя появится не мысль или слово, а некое чувство, и ты узнаешь.

Сейчас для меня твой сон не соответствует конкретному факту.

 

(Мать встаёт, и, вдруг, у порога двери оборачивается, смотрит на нас своими бриллиантовыми глазами и говорит таким тоном, которого мы никогда не слышали, как будто это был Приказ свыше)

 

Однако, никогда не забывай, что то, что мы должны сделать, мы сделаем, и мы это сделаем вместе, потому что должны это сделать вместе, и всё. Так или эдак, таким способом или другим (Мать качает рукой вправо-влево, как будто для обозначения этого мира и того мира, «жизни» или «смерти»), это не имеет значения. Но этот факт… истинный.

Вот так, малыш (9).

 

(1) – Кали представляет разрушительный, или воинственный аспект вселенской Матери, ту, что разрубает узы любовью.

(2) – к сожалению,  аудио запись начала беседы не сохранилась.

(3) – очевидно, что «трубка», это символический знак.

(4) – действительно, через двенадцать лет, в мае 1973, нас «выгнали».

(5) – в 1956.

(6) – в высшем сознании.

(7) – ученик вспомнил, что за три года, в 1958, Мать ему говорила, что февраль и март «плохие». Она говорила, что в Природе такие же циклические движения, как в индивидуальных сознаниях, с чередованием тяжёлых и успешных периодов.

(8) – с начала века и «атома Бора», который должен был стать математической моделью, представлявшей последний состав материи с атомами, вращающимися вокруг ядра, как планеты вокруг солнца, физики-ядерщики открыли множество новых элементарных частиц: от нуклонов и гиперонов до пионов, каонов и мезонов, а заодно нейтрино, мюоны, пси и хи частицы! Последняя и объединяющая (!) теория американского нобелевского лауреата Гельмана приводит этот захватывающий перечень к более разумным пропорциям через введение единой элементарной частицы, из которой состоит вся материя – кварка. Несмотря на это, для понимания разных качеств материи существуют разные виды кварков: «странные», «очарованные», или «цветные», красные, жёлтые, синие. Например, протон состоит из трёх кварков, красного, жёлтого и синего. Нужно отметить, что кварки существуют пока только как концепция, или математические посредники, облегчающие понимание или интерпретацию ранее необъяснимых опытов. Впрочем, если бы они существовали материально, то возник бы простой вопрос: «А из чего же сделаны кварки?». Однако, исходящая из последней теории и пытающаяся представить наш материальный мир математическая модель удивительным образом близка восприятию Матери, так как эта модель представляет среду, целиком состоящую из электромагнитных волн очень высокой частоты. По этой теории, сама Материя представляет собой «коагуляцию» этих волн в тот момент, когда они переходят некий частотный барьер. Наше восприятие пустоты, полноты, твёрдости, прозрачности, это, в итоге, результат разных вибрационных частот – «разных частот в одном и том же». Но, что такое это «одно»? В конечном счёте, эта Агенда представляет собой длительные поиски Матерью природы материи: что такое истинная Материя? Может быть, «трансформация», это просто раскрытие того, что существует реально.

(9) – существует аудио запись этой беседы.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

Категория: Том 2 | Добавил: Irik
Просмотров: 546 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0