эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 4

Том 4. 3 июля 1963
25.08.2019, 17:35

(Эта беседа состоялась через несколько дней после интронизации нового Папы, Павла VI. Мать попросила стереть магнитофонную запись, за исключением нескольких фрагментов, но мы решили, что будет правильным, по меньшей мере, сохранить полный рукописный текст)

 

Я дам тебе цветы (розы). Великолепный цвет…

У меня есть другая фотография папы (Мать показывает «Time Magazine»).

Похоже, что он сам выбрал эту фотографию, чтобы объявить о своём избрании в газетах.

Она лучше, чем другая.

(Мать протягивает фотографию ученику) Что ты можешь сказать?

 

Скорее, это ты можешь сказать!

 

Я могу сказать.

Я могу сказать, что знаю этого человека. Я его встречала много раз. Я не знаю, сознателен ли он, в том смысле, что мне кажется, что он ничего не помнит, когда возвращается в тело. Но этот человек уже давно (не только что, по меньшей мере, год или два) занимается земными делами, то есть интересуется тем, что происходит на земле (1). Я встречала его в связи с этим. Не могу сказать, что у нас были интересные «обсуждения», но он участвует в управлении.

Я совсем не могла его рассмотреть на другой фотографии (той, что была в газетах)… эти глаза. Рот такой же плохой, как на другой фотографии, но по-другому: он злой. Но у этого человека есть сила - настоящая сила, не могущество папы, не так ли, а настоящая, внутренняя сила.

 

Ты хочешь сказать витальная или духовная?

 

Не духовная! Не духовная сила, сила - это значит достаточно высокие ментальные способности и витальная реализация. Если бы этот человек не был папой, то он был бы беспринципным. Но получается так (смеясь), что ему приходится иметь добропорядочный вид.

 

У меня есть ощущение жёсткости.

 

Очень жёсткий. Прямая противоположность другого (Иоанн XXIII).

Но он публично объявил, что продолжит то, что начал предыдущий. Только у того совсем не было силы: это был добрый человек на земле. А этот не добрый! Но он представляет собой эффективную силу земного управлении.

А теперь у него есть статус.

Папство немного устарело, но не настолько. Я это увидела, когда умер тот папа. О, какое волнение возникло в земной ментальной атмосфере! Очень сильное. Это значит, что им управляются много-много человеческих существ. (2)

Но я никогда не интересовалась этой областью, даже когда увидела того папу, предшествующего предшествующему (Пий XII), который приходил вручить мне Ключи (я тебе это рассказывала, не так ли?). Даже он, имевший ДУХОВНУЮ связь с всеобщей Матерью, мне был не интересен. Я никогда ничего не делала, никогда этим не занималась. А на этот раз, не знаю почему, но меня всё время, всё время что-то притягивает.

Не знаю, может быть, должно произойти что-то важное? Не знаю…

 

Но его руководящая сила, можно ли сказать, что это сила «добра», или как?

 

Говорю тебе, это сила власти. А теперь он стал папой. Нужно чтобы его власть служила его посту, не так ли.

Но, может быть… Тот факт, что я его встретила (возможно, он уже размышлял о том, чтобы стать папой, я не знаю) задолго до того, как кто- то, за исключением него самого, об этом подумал, то, что я его встретила в то время, когда занимаюсь земными делами, доказывает, что, вероятно, хоть и неосознанно (я тебе только что сказала, что я не думаю, что он сознателен, находясь в теле), но он, несмотря ни на что, находится если не под контролем, то под влиянием высших сил.

Почему моё внимание было вдруг туда притянуто? Обычно такие вещи меня не интересуют. Я воздействую только на предоставленный мне небольшой экспериментальный участок, и моя земная активность имеет совершенно другую природу, она находится на высшем плане и совершенно не зависит от отдельных людей.

Я должна отметить три пункта: во-первых, этот человек уже занимался земными делами, когда был простым кардиналом в Милане (в Милане он много занимался делами рабочих - в Милане много рабочих, - и ему это было интересно: ему нравилось решать проблемы рабочих). Во-вторых, он продолжает то, что делал предыдущий: это некоторое сближение с Россией, что действительно интересно. И ещё тот факт, что Кеннеди католик. И что всё это происходит именно сейчас, не так ли, когда, ПО МЕНЬШЕЙ МЕРЕ (я не говорю лучше всего, я говорю по меньшей мере), готовится создание нового мира.

Увидим.

 

(Мать опять рассматривает фотографию в «Time Magazine»)

 

С фотографиями всё очень интересно, у меня были любопытные опыты: вдруг абсолютно ясно я вижу (гораздо яснее, чем физически), я ясно вижу человека - он живой, об этом говорят глаза, - и я говорю: «А! Вот так и так…». Мне все приносят фотографии, потому что я могу по фотографии прочитать характер людей, для меня это очень просто, элементарно. Но иногда мне дают фотографию, и я вдруг кого-то вижу, тогда я говорю: «О! Это такой-то человек, это так и так…» Но если мне ТУ ЖЕ фотографию показывают несколько дней спустя, то это просто фотография, и я ничего не вижу. Это способ, который используют, чтобы я что-то узнала, и как только я это узнаю, всё прекращается. Например, эта фотография папы, когда я первый раз её увидела, когда мне её принесли, я увидела этого человека (которого я знаю, не так ли) ТАКИМ, каким я его вижу там. А теперь я смотрю и вижу только то, что можно увидеть на фотографии: недобрый рот, нужно много… И конечно, он выбрал эту фотографию потому, что ЛЮБИТ власть - он хочет, чтобы его видели во властном аспекте.

Интересно то, что он сидит (на этой фотографии), а я его всё время вижу стоящим. Он сидит, положив руку на подлокотник, а я вижу, что он стоит - с поднятой головой, готовый к жизненным трудностям, стоящий прямо. Это должен быть достаточно высокий человек: тот, кого я знаю, высокий, он очень на него похож. Это unmistakable (в точности), то есть, когда я посмотрела на фотографию, то увидела того.

Мне кажется… не «кажется», словом, я вижу, что его вера, это, прежде всего, просто вопрос привычки, потому что он в ней родился. И ещё это вопрос политической необходимости - я не думаю, что он уверен в том, что это чистая Истина. Тогда как другой папа в это действительно верил. (3)

А этот, в своём высшем сознании, слишком много знает, чтобы верить, что христианство, это единственная чистая истина. Вот только, когда удаётся стать папой, не так ли, нужно верить в то, что папа, это папа! Представь себе, посмотри со стороны на земную ситуацию: очевидно, что не вся земля католическая, но католики есть по всей земле.

Что кажется… странным тем, кто превзошёл чисто земные ограничения - человеческие земные, - так это вера в ЕДИНСТВЕННОЕ божественное проявление на земле; все религии основаны на этом, каждая говорит: «Христос был единственным», а ещё: «Будда был единственным», и потом: «Магомет был единственным» и т.д. Так вот, этот «единственный» становится НЕВОЗМОЖНЫМ, как только мы немного приподнимаемся над обычной земной атмосферой - это кажется детским. Это становится понятным и приемлемым только как некое периодически повторяющееся движение божественного Сознания на земле. (4)

Конечно, официально есть только Христос. Возможно, что для этого человека (Павел VI), он остаётся самым великим, но я удивлюсь, если он верит, что это единственный. Вот только «нужно», чтобы он был единственным - они скорее отрежут себе язык, нежели скажут это.

Он не должен сильно переживать (!) Его больше занимает способ получить и удержать свою власть, и тогда, может быть, доказать своё превосходство.

Им остаётся только думать, что эта религия превосходит все остальные, не так ли, что их сила превосходит все остальные, а для этого им нужно быть сильнее остальных. Это, в первую очередь: «Быть сильнее, чем». Каким же способом можно достичь этого всемогущества? - уже два или три поколения пап понимает, что необходимо расширение: в узости догматов слишком много слабых мест… Но он (Павел VI), возможно, понимает это лучше всех. Посмотрим, что будет происходить. (5)

Возьми, мне это принесли (Мать протягивает гирлянду из жасмина). Передай это Суджате - он хорошо пахнет!

 

(тишина)

 

Но из всех пап, которые были в последнее время, он мне кажется самым интересным.

 

Не знаю, у меня чувство отвращения.

 

Отвращения?

Единственная опасность от этих людей, это дух Инквизиции. Может ли такое быть сегодня? - не думаю.

 

Нет, но очень возможно, что под покровом «синтеза» или расширения доктрины они пытаются ещё больше усилить влияние католической церкви в мире.

 

Ну конечно. А! Это очевидно. Таково намерение.

Только во всём всегда присутствует ирония: если они станут слишком широкими, то будут поглощены собственной широтой! Иначе не бывает.

Если, например, в связи с потребностью расширения, папа признает разные секты (как он начал признавать протестантов), если он это всё признает, (смеясь), то постепенно-постепенно они или лопнут, или захлебнутся! Не так ли, если посмотреть на это свыше… Согласись также, что это асурическая сила - это не… (Мать молчит в нерешительности) В существующей ситуации это не определённо и не точно асурическая сила, потому что папа, из-за своего положения, ОБЯЗАН признавать бога, который его превосходит; конечно, этот бог может быть асуром, но… Я как будто помню очень-очень старую историю, которую мне никто никогда не рассказывал… в которой первый Асур challenged, бросил вызов Всевышнему Господу, сказав: «Я такой же великий, как и Ты!» И ответ был следующим: «Я желаю, чтобы ты превзошёл меня, потому что тогда асур перестанет существовать».

Это очень живое воспоминание, в чём-то… Если ты становишься Всем, то это конец - амбиции асура, не так ли, это превзойти Всевышнего: «Превзойди меня, и асур перестанет существовать».

То же самое происходит на земле.

 

(тишина)

 

Существует состояние сознания, когда невозможно бояться того, что может произойти (6), когда видно - obvious, очевидно, - что это действие одной и той же единой Силы, одного единого Сознания и одного единого Могущества. И это чувство, это желание, эта амбиция «превзойти» - быть более сильным, более великим, - это всё действие ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ Силы, которая заставляет безгранично расширяться. Как только мы выходим за пределы, всё заканчивается.

Это старые представления - старые представления о двух противоборствующих силах: силе Добра и силе Зла и о битве между ними, и тот, кто возьмёт верх… Было время, когда такие сказки рассказывали детям. Это ребячество.

Есть люди (или, если хочешь, есть существа, или силы, или сознания), которым для развития необходимо сдаться и исчезнуть, и которые достигают Реализации при полном исчезновении. Есть другие, которые идут по диаметрально противоположному пути, это путь роста, развития, доминирования, расширения, которое становится всё более фантастическим… до тех пор, пока не исчезнет разделение - оно больше не может существовать.

Одни предпочитают тот путь, другие - этот. Но в конце всё объединяется.

По сути, единственное, что нужно, это устранить границы…

Существует множество способов устранения границ.

И, возможно, они все одинаково трудные.

 

(тишина)

 

Наверное, против этой религии я боролась больше всего. По очень простой причине, потому что её сила, её способ воздействия (сила, которую она использует как способ воздействия), это страх. А это самая унизительная вещь.

У меня есть два таких примера, один - физический, другой - интеллектуальный (я говорю о вещах, с которыми у меня был физический контакт). Интеллектуальный, это была моя подруга по мастерской, несколько лет мы вместе рисовали. Это была славная девушка, старше меня, очень серьёзная, и она очень хорошо рисовала. Последние годы жизни в Париже мы часто виделись и разговаривали, прежде всего, об оккультных вещах, о «космической философии», о том, что я знала о Шри Ауробиндо (у меня была «группа» и обычай объяснять некоторые вещи). И она слушала с большим пониманием: она понимала и принимала. Однажды я пришла к ней, а она мне сказала, что находится в сильном смятении: когда она бодрствует, у неё нет сомнений, она всё понимает, чувствует ограниченность и темноту религии (это была семья, в которой было несколько архиепископов, один кардинал, словом, это была одна из «старинных французских семей»). И она мне сказала: «Но ночью я вдруг просыпаюсь в страхе, и что-то - что очевидно находится в моём подсознании - мне говорит: «А если ты после всего этого отправишься в ад?». Она мне сказала: «Когда я просыпаюсь, оно бессильно, но ночью, когда оно поднимается из подсознания, оно меня душит».

Тогда я посмотрела и увидела на земле огромного спрута, эту церковную, адскую формацию, которой они удерживают людей. Адский страх. Даже если весь ваш разум, всё ваше мышление, все ваше чувства против, этот спрут боязни ада вас захватывает по ночам.

Это позволило мне понять величину проблемы - это проблема всей земли. Католики есть везде: в Китае, в Африке у негров, среди людей, которые ничего не знают, но находятся под влиянием церкви и захвачены этим спрутом.

В более юном возрасте я была в Италии, в Венеции. Я сидела в уголке собора Святого Марка и рисовала (это чудесное место, очень красивое). Так получилось, что я сидела рядом с исповедальней. Однажды, когда я там рисовала, я увидела, как пришёл и вошёл в исповедальню священник - этот человек… весь чёрный, высокий, худой, с маской злобы, жёсткости на лице - беспощадной злобы. Он заперся внутри. Через некоторое время пришла женщина, среднего возраста, около тридцати, славная, очень милая - не интеллигентная, но очень милая - и одетая во всё чёрное. Она зашла в камеру (а он сидел там, запершись, его было не видно), и они стали через решётку разговаривать. Нужно сказать, что там средневековье более сильное, чем во Франции, и это действительно было… почти театрально. Она встала на колени, я видела её длинное платье, которое выглядывало из исповедальни, и стала говорить (я не слышала слов, она говорила шёпотом, они говорили на итальянском, но я понимаю итальянский), голос был едва слышен. И вдруг я услышала рыдания женщины (она рыдала взахлёб). Это всё продолжалось, как вдруг она упала - потеряла сознание. Тогда этот человек вышел, отодвинув дверью её тело, и ушёл, ни разу не оглянувшись. Ты знаешь, я была молодой, и если бы я могла, я бы его убила. Он повёл себя чудовищно. И он уходил … это уходил кусок стали.

После таких случаев у меня осталось определённое ощущение. Истории инквизиции меня уже достаточно… А теперь, не так ли, ты слышал, что я тебе рассказала (история асура), у меня действительно такое понимание. Но было время, когда я говорила: «Нет религии, которая сотворила бы больше зла в мире, чем эта».

Сегодня я в этом не уверена. Это один из АСПЕКТОВ этой религии.

Это очень человеческий взгляд на вещи. Мне больше нравится взгляд Господа, который сказал асуру: «Да! Расти, расти, расти… и асура больше не будет!» (смеясь) Так лучше. (7)

 

(тишина)

 

Этот человек (Павел VI), наверное, был как тот венецианский священник. Это был высокий молодой человек, не старше тридцати, очень худой, с фигурой, похожей на лезвие ножа, о!...

Страх, это не плохо: это очень хорошо, это особая форма силы, которой постоянно пользуются асуры - в этом их великая сила. Их великая сила - это страх.

Я вижу, все побеждённые люди ВСЕГДА побеждены страхом, всегда.

А ты (Мать обращается к фотографии), если собираешься её использовать, будь осторожен!

 

(Мать внимательно смотрит на фотографию)

 

Мне пришло великолепие…

Ладно. Посмотрим.

 

*

*    *

 

(Затем речь пошла об английском переводе новой книги о Шри Ауробиндо)

Думаю, Е. найдёт там читателей, особенно в Америке, больше, чем во Франции.

 

(тишина)

 

Во Франции все пробудившиеся, имеющие духовную потребность люди обращаются в католичество. Это значит, что спрут там ещё очень силён, очень-очень.

Некоторое время тому назад, уже не помню по какому поводу, я вспомнила то время, когда нельзя было сказать, что земля крутится, ни, тем более, что она круглая - вас бы убили!

Представляешь себе…

Тем не менее, пройден большой путь. (8)

Когда я заметила, что знаю этого человека (Павла VI), ко мне пришла забавная мысль (потому что я знаю людей, которые способны это сделать): если бы ему кто-нибудь показал мою фотографию, а он бы сказал: «Но я знаю эту женщину!». И я увидела эту старую бессознательную привычку запрещать говорить, высказывать противоположное тому, что говорят они. Тем не менее, я увидела весь путь - пройденный путь к свободе… Он был бы практически обязан смириться со мной. Предшественник его предшественника (Пий XII) запретил архиепископу отлучать здесь от церкви людей, которые приходили в Ашрам (архиепископ хотел, но не мог этого сделать без разрешения папы, а папа ему сказал: «Успокойтесь»). Новый архиепископ возобновил анафему в церкви, но на этом всё остановилось. Поэтому я спрашиваю себя: «Какова будет позиция вот этого?»… Потому что такой человек легко может приказать наложить анафему на что-либо, что он считает, что он ЗНАЕТ, что оно истинно - это так, это то, что ты видишь на этой фотографии (отвращение ученика). У таких людей, не так ли, политический ум преобладает над всем остальным.

Не надо записывать всё, что я сказала. Я не хочу, чтобы оно оставалось здесь, не хочу, чтобы оно сохранилось. Потому что не пришло время мне вмешиваться в эти дела.

Вот так.

 

Когда я взаимодействую с этим христианским спрутом, очень часто часть меня становится воинствующей. Во мне сразу что-то хочет бороться с такими людьми.

 

Но разве это не от ума? - ты чувствуешь противоборство идей.

 

Да, но это почти как те монахи, которые раньше ходили и проповедовали - я не вижу себя проповедующим (!), но вижу себя борющимся при помощи слова.

 

Да, при помощи слова, это так.

Потому что у тебя в уме есть очень большая воинствующая сила, очень большая. Она очень полезная, но я никогда не видела в тебе витального воина.

Ну да! Идти проповедовать, сражаться с идеями, как, например, великие мудрецы, которые сражались здесь словом, - это да. Но не как генерал армии.

 

Нет!

 

Точно не Наполеон.

 

Но сражаться! Потому что я так сильно чувствую Зло, которое там присутствует…

 

О!...

И это порочное зло - порочное зло, скрытое зло.

 

Под покровом милосердия, абсолютного доброжелательства - лицемерие.

Да, всё это меня всегда заставляло вступать в борьбу. (9)

 

И я страдаю, когда вижу, что то малое, что я могу сделать, например эта книга о Шри Ауробиндо, не находит понимания. Во Франции стена - её не принимают, я не могу пробиться, всё закрыто. Я страдаю от этого. А все люди, которых я там знаю, то же самое, я везде натыкаюсь на стену непонимания - всё закрыто-закрыто-закрыто. (10)

 

(длительная тишина)

 

С интеллектуальным качеством Франции, с качеством её ума, тот день, когда она будет духовно затронута (она никогда не была духовно затронута), тот день, когда она будет духовно затронута, это будет что-то исключительное.

Шри Ауробиндо очень любил Францию. Я там родилась - очевидно, что для этого были причины. Для себя я очень хорошо понимаю, что это была необходимость в культуре, ясном, точном уме; в утончённом мышлении, вкусе и в ясности ума - такой страны больше в мире нет. Нет. И Шри Ауробидо любил Францию по тем же причинам, сильно-сильно. Он говорил, что всё время, пока жил в Англии, он больше любил Францию!

Есть причина.

Увидим.

Может быть, что-то немного сдвинется с места - у меня такое ощущение, что это сейчас происходит. Только могут быть поломки - каждый раз, когда мы быстро идём вперёд, происходят поломки. Периоды, когда всё устраивается и встаёт на свои места, наиболее спокойные. Но сейчас очень опасно.

 

(Мать опять берёт фотографию папы)

 

Оставь мне моего папу! (смех)

 

(1) - Мать хочет сказать: оккультно.

(2) - аудиозапись начинается здесь.

(3) - две следующие фразы были изъяты из магнитофонной записи.

(4) - два следующих абзаца были изъяты из магнитофонной записи.

(5) - некоторые слова и реплики были изъяты из магнитофонной записи.

(6) - «опасения» ученика перед католической экспансией.

(7) - следующий абзац был изъят из магнитофонной записи.

(8) - продолжение аудиозаписи не сохранилось, за исключением последнего отрывка.

(9) - сохранившаяся запись.

(10) - с тех пор многое изменилось.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

Категория: Том 4 | Добавил: Irik
Просмотров: 94 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0