эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 4

Том 4. 13 марта 1963
22.04.2019, 14:47

(Мать открывает «Савитри». Она хочет перевести «Спор Любви и Смерти»». Книга «случайно» открывается на последних строчках поражения Смерти, которые она читает вслух)

 

And [Death] left crumbling the shape that he had worn,

Abandoning hope to make man's soul his prey

And force to be mortal the immortal spirit. (1)

(X.IV.667)

 

Неважно, где открылась книга, неважно, что мы прочитали, это великолепно! Сразу великолепно - интересные три строчки…

 

Abandoning hope to make man's soul his prey

And force to be mortal the immortal spirit.

 

Это великолепно.

Люди могли бы меня очень легко поймать: они уже давно хотят, чтобы я им прочитала всю «Савитри» - это большой труд! Но устоять невозможно.

На самом деле (вот только моей тетради будет недостаточно), на самом деле, я хотела бы перевести весь диалог (со Смертью), он великолепен.

 

(Мать перелистывает)

 

Когда она говорит… Я не помню слова, но она говорит: My God is love (2)

О! Это…

 

(Мать возвращается назад, в начало книги Х, песня IV)

 

Вот:

The Dream Twilight of the Earthly Real (3)

 

Послушай-ка это:

Or in bodies motionless like statues, fixed

In tranced cessations of their sleepless thought

Sat sleeping souls, and this too was a dream (4)

(X.IV.642)

 

Это люди, которые хотят достичь Нирваны… «And this too was a dream»! (И это тоже было грёзой)

 

Мать листает дальше

 

Начинается здесь (диалог со Смертью):

Once more arose the great destroying Voice:

Across the fruitless labour of the worlds

His huge denial’s all-defeating might

Pursued the ignorant march of dolorous Time. (5)

(X.IV.643)

 

Вот, нужно начинать отсюда.

Книга Х большая: «The Book of the Double Twilight»… (6). Конечно, если я начну читать…

 

Ты начнёшь с начала!

 

Мы дойдём до конца!

 

(Мать возвращается назад)

 

«The Gospel of Death and Vanity of the Ideal» (7)

 

Это ценно для того, чтобы ответить на всё-всё-всё, что говорят люди.

 

(Мать листает дальше)

 

Ah, here we are! «The Debate of Love and Death» (А, вот мы где «Спор Любви и Смерти»)

 

That's where it begins. (Здесь начинается)

 

It's Canto III. (Это песня III)

There's a passage underlined here. (Здесь есть подчёркнутый отрывок)

If it's underlined, it's not by me!... No, that's the place where I stopped when I was reading: I used to mark in red the place where I stopped.

He says... (Death to Savitri, in a supremely ironic tone):

... Art thou indeed so strong, O heart,

O Soul, so free?...

 

(Если это подчёркнуто, то это не я!... Нет, это место, где я, когда читала, остановилась: обычно я отмечаю красным место, где остановилась.

Она говорит… (Смерть говорит Савитри ироничным тоном):

О, сердце, ты действительно так сильно,

О, Душа, ты так свободна?...)

(X. III . 63 6)

 

It's wonderful!

So we would have to start at the beginning of the "Book of the Double Twilight," Book X. Let's see how it goes....

 

(Это великолепно!

Значит, мы должны начать с начала десятой книги, «Книги двойственного Сумрака». Посмотрим, как будет получаться…)

 

(Мать читает)

 

All still was darkness dread and desolate;

There was no change nor any hope of change.

In this black dream which was a house of Void,

A walk to Nowhere in a land of Nought,

Ever they drifted without aim or goal....

 

(Всё так же продолжалась страшная, необитаемая тьма;

И не было ни перемены, ни надежды что-то изменить.

В том чёрном сне, что был жилищем Пустоты,

Походом в Никуда в стране Ничто,

Они всё шли и шли без направления и цели… )

(X599)

 

My God, how wonderful! It's wonderful. (Боже, как замечательно! Это великолепно.)

 

(Мать перелистывает страницы)

 

And Book XII ["The Return to the Earth"].... I don't know. (И книга XII (Возвращение на Землю)… Я не знаю.)

 

(Мать читает заключительные строки «Савитри»)

 

Night, splendid with the moon dreaming in heaven

In silver peace, possessed her luminous reign.

She brooded through her stillness on a thought

Deep-guarded by her mystic folds of light,

And in her bosom nursed a greater dawn.

 

(Ночь, полная великолепия, с луной, мечтающей на небесах

В своём серебряном покое завладела этим светлым царством.

Она вынашивала в том безмолвии свою особенную мысль,

Что охранялась в глубине её мистическими впадинами света,

И грудью вскармливала новую великую зарю.)

(XII.724)

 

It heralds the Supermind.

But I had a feeling he hadn't completed his revision. When I read this, I felt it wasn't the end, just as when I read the last chapter of the "Yoga of Self-Perfection,"8 I felt it was unfinished. He left it unfinished. And he said so. He said, "No, I will not go down to this mental level any more."

But in Savitri's case... (I didn't look after it, you know), he had around him Purani, that Chinmayi, and... (what's his name?) Nirod – they all swarmed around him. So I didn't look after Savitri. I read Savitri two years ago, I had never read it before. And I am so glad! Because I read it at the time I could understand it – and I realized that none of those people had understood ONE BIT of it. Both things at the same time.

(Он предвещает Сверхраум.

Но у меня было ощущение, что он не закончил свою доработку. Когда я это прочитала, то почувствовала, что это не конец, так же, как когда я прочитала последнюю главу «Йоги Самосовершенствования» (8). Я почувствовала, что она не завершена. Он оставил её незавершённой. Он так и сказал: «Нет, на ментальный план я больше не вернусь».

Но для Савитри… (ты знаешь, меня это не заботило). Рядом с ним были Пурани, Чинмайя и…(как его звали?) Нирод - они просто крутились вокруг него. Поэтому я не думала о «Савитри». Я прочитала «Савитри» два года назад, я её никогда раньше не читала. И я так рада! Потому что я её прочитала тогда, когда смогла понять. И я поняла, что из этих людей НИКТО НИЧЕГО не понял. И то и другое вместе.)

 

(тишина)

 

Let's see, open a page at random, I want to see if you find something interesting – concentrate a moment and open the book, I'll read it to you.

Just put your finger.... Do you want a blade? (Mother gives Satprem a letter opener)

 

(Давай посмотрим, открой страницу наугад. Я хочу посмотреть, найдёшь ли ты что-нибудь интересное - сосредоточься и открой книгу. Я тебе почитаю.

Просто открой пальцем… Тебе нужен ножик? (Мать даёт Сатпрему нож для писем)

 

(Сатпрем сосредотачивается и открывает книгу)

 

Oh!

In the passion of its solitary dream

It lay [the heart of the King] like a closed soundless oratory

Where sleeps a consecrated argent floor

Lit by a single and untrembling ray

And an invisible Presence kneels in prayer...

 

(О!

И в страсти одинокого видения

Оно (сердце Короля) лежало как закрытая беззвучная часовня,

Где спит священный серебристый пол,

Что освещён единственным бестрепетным лучом,

Где преклонив колени молится незримое Присутствие.)

 

Очень красиво!

О! Очень хорошо… Возьмём немного выше.

 

In the luminous stillness of its mute appeal

It looked up to the heights it could not see;

It yearned from the longing depths it could not leave.

In the centre of its vast and fateful trance

Half way between his free and fallen selves,

Interceding twixt God's day and the mortal night,

Accepting worship as its single law,

Accepting bliss as the sole cause of things,

Refusing the austere joy which none can share,

Refusing the calm that lives for calm alone,

To her it turned for whom it willed to be.

In the passion of its solitary dream

It lay like a closed soundless oratory

Where sleeps a consecrated argent floor

Lit by a single and untrembling ray

And an invisible Presence kneels in prayer.

On some deep breast of liberating peace

All else was satisfied with quietude;

This only knew there was a truth beyond.

All other parts were dumb in centred sleep

Consenting to the slow deliberate Power

Which tolerates the world's error and its grief,

Consenting to the cosmic long delay,

Timelessly waiting through the patient years

Her coming they had asked for earth and men;

This was the fiery point that called her now.

Extinction could not quench that lonely fire;

Its seeing filled the blank of mind and will;

Thought dead, its changeless force abode and grew....

 

(И в светлой тишине немого своего призыва

Оно смотрело на высоты, не способное их видеть;

Оно стремилось выйти из наполненных желанием глубин, но не могло.

И в центре широчайшего пророческого транса Ашвапати,

На пол-пути между его свободным “я” и падшим,

Посредником меж ночью смертного и днём Божественного,

И принимая поклонение как свой единственный закон,

Блаженство — как одну причину всех вещей,

Отказываясь от высокой радости, которую никто не может разделить,

Отказываясь от спокойствия, которое живёт лишь для спокойствия,

Оно всё повернулось к ней, к ней, для кого оно хотело быть.

И в страсти одинокого видения

Оно лежало как закрытая беззвучная часовня,

Где спит священный серебристый пол,

Что освещён единственным бестрепетным лучом,

Где преклонив колени молится незримое Присутствие.

Там, на глубокой и таинственной груди освобождающего мира и покоя

Всё остальное наслаждалось тишиной;

И знало лишь, что истина существовала за пределом этого.

Все остальные части были немы в сконцентрированном сне,

И соглашаясь с медленною осторожной Силой,

Что терпит до сих пор ошибку мира и его страдание,

И соглашаясь с долгою космической отсрочкой,

Они вне времени, пронзая терпеливые века и годы ожидали

Её прихода, что они когда-то испросили для земли и для людей;

То было огненною точкой, что звала её сейчас.

И угасанье не могло задуть горящий в одиночестве огонь;

Виденье сердца Ашвапати заполняло пустоту ума и воли;

Замолкла мысль, но сила сердца, неизменная, жила, росла.)

 

Я плохо вижу…Но я знаю, что это: это когда Король (9) осуществляет свою последнюю surrender (сдачу) Всеобщей Матери - он самоустраняется перед Всеобщей Матерью, а Она даёт ему задание, которое он должен выполнить.

 

Its seeing filled the blank of mind and will;

Thought dead, its changeless force abode and grew.

Armed with the intuition of a bliss

To which some moved tranquillity was the key,

It persevered through life's huge emptiness

Amid the blank denials of the world.

It sent its voiceless prayer to the Unknown;

It listened for the footsteps of its hopes

Returning through the void immensities,

It waited for the fiat of the Word

That comes through the still self from the Supreme.

 

(Виденье сердца Ашвапати заполняло пустоту ума и воли;

Замолкла мысль, но сила сердца, неизменная, жила, росла.

Вооружившись интуицией блаженства,

Которому какое-то подвижное спокойствие служило открывающим ключом,

Оно упорствовало сквозь пустое необъятное пространство жизни,

Среди бесплодных отрицаний мира.

Оно свою беззвучную молитву посылало в Неизвестность;

Оно прислушивалось к отзвукам шагов своих надежд,

Что возвращаются назад сквозь пустоту безмерностей,

И ожидало указанья Слова,

Которое идёт сквозь неподвижность внутреннего “я” от Высочайшего.)

(III.III.332)

 

Ну что же, это хороший выбор! Это точно.

Когда он очнулся, он увидел Всеобщую Мать и получил задание. Всё это очень хорошо, это хороший знак. (10). «Савитри», это увлекательно!

Я думаю, что это его Послание. Всё остальное - это подготовка, но «Савитри», это Послание. К несчастью, здесь есть два идиота, которые развлекались тем, что хотели его исправить - при его жизни! (особенно А., он же поэт). Поэтому Шри Ауробиндо написал все эти «Письма о поэзии». Мне никогда не хотелось их читать - они меня оскорбляют. Ему пришлось объяснять целый «поэтический принцип» - какое это имеет отношение! Всё наоборот: сначала это нисходит сверху, а ПОТОМ объясняется. Это как удар по опилкам: приходит вдохновение, а потом объясняют, что всё так устроено - мне это совсем не интересно! (11)

Ты пришёл (видишь, это ответ), чтобы проявить (это очень хорошо, мне нравится этот ответ), проявить the bliss above (новое высшее блаженство). Ты понял?... Он превосходит всё, что пыталось соединиться с Всевышним, потому что всего этого ему было мало - он стремился к чему-то большему. Всё это было устранено, он вошёл в Небытие, а оттуда вышел с возможностью объединения с новым Блаженством. Это так, и это хорошо!

 

(1) - Оставил распадавшуюся форму, что одел,

И отказался от надежды душу человека превратить в добычу,

Бессмертный дух заставить поступать подобно смертному.

 

(2) - «My God is love and sweetly suffers all» - Мой Бог — любовь и нежность состраданья ко всему.

 

(3) - призрачные Сумерки земной Реальности.

 

(4) - В недвижных, словно статуи, телах,

Застывших в трансе остановки неусыпной мысли,

Сидели души, погрузившись в сон, и это тоже было грёзой.

 

(5) - Опять поднялся разрушающий великий Голос:

Сквозь бесполезный труд миров

Его уничтожающая всё на свете сила необъятного отказа

Преследовала марш невежества страдающего Времени.

 

(6) - книга двойственного Сумрака.

 

(7) - Евангелие Смерти и тщетность Идеала.

 

(8) - последняя глава «Синтеза Йоги» - последняя глава «Синтеза Йоги»: на пути к супраментальному видению времени.

 

(9) - Король в «Савитри» представляет человеческое стремление узнать секрет Земли за границами всех уже известных духовных знаний.

 

(10) - следующий абзац был удалён из записи.

 

(11) - здесь запись продолжается.

 

Перевод «Савитри» с английского языка - Леонид Ованесбеков

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

Категория: Том 4 | Добавил: Irik
Просмотров: 172 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0