эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 3

Том 3. 9 января 1962
12.11.2017, 11:26

Тебе лучше?

 

Думаю, что да! (Мать смеётся) Не знаю.

 

Это странно, это странные атаки, которые, мне кажется, не совсем зависят от состояния здоровья.

Это некая… децентрализация. Чтобы сформировать тело, все клетки собираются вместе за счёт объединяющей центростремительной силы, не так ли, а это как раз противоположное. Как будто есть центробежная сила, которая их разъединяет. Когда это становится слишком сильным, я выхожу из тела, а внешне кажется, что я теряю сознание – я не теряю сознания, потому что всё осознаю. Очевидно, что происходит некое странное расстройство.

Это странно, есть одна странная вещь, которую я ещё не поняла: это всегда происходит (так уже было три раза, что для меня много) в день приезда Х., в ночь перед его приездом.

 

Да.

 

А! Тебя это не удивляет?

 

Нет, я заметил, что когда он приезжает, действительно что-то начинается.

 

В прошлый раз здесь кто-то был, и я не упала и не ушиблась. Но, в этот раз я была в туалетной комнате совсем одна и… очевидно, что в сознании продолжался процесс, когда я распространялась по всему миру – распространялась физически, вот что удивительно! Это ощущение КЛЕТОК. Распространение происходило всё интенсивнее и быстрее, и потом, вдруг, я оказалась на полу.

В моей туалетной комнате наверху, не так ли, есть сидение, рядом, между сидением и стеной, есть два маленьких столика (не столики, маленькие табуреточки, на которых лежат разные вещи) и фарфоровая перекладина, на которую кладут салфетки (к счастью, всё это имело закруглённые углы). Я оказалась зажатой между сидением и двумя маленькими столиками (там так много места!). А ощущение было таким: эта Материя (то есть, материя столика, лежащих на нём предметов и фарфорового сидения), какая она не восприимчивая! Она не двигается так, как должна бы двигаться, чтобы было комфортно (но, тела не было, это не моему телу было некомфортно – это всему было некомфортно). Все вещи, все предметы находились в странной и абсурдной ситуации, которую я не очень хорошо понимала и не могла себе объяснить, как если бы возник вопрос: «Зачем тут эта большая масса, которая занимает столько места и создаёт всё это нагромождение?»

У меня там ещё есть пластиковый поднос, на котором лежат карандаши, подставки для перьев, блокноты для записей и т.д. Мой локоть упёрся в этот поднос, тело пыталось подняться и опиралось на него. Поднос затрещал и сломался под давлением локтя. Сознание было рассеянным, но очень ясным, я подумала: «Зачем? Что это за дурацкий шум? Что это за тяжесть, которая давит? - это всё беспорядок, так не должно быть, это беспорядок». Треск продолжался. И вдруг вернулось обычное сознание (то есть, чтобы быть точной, вернулась обычная связь между сознаниями), тогда я подумала: «Что это за дурацкая ситуация! Почему локоть сюда давит? Он должен бы понимать, что это сломается!» В конце концов, сознание полностью вернулось, и я сказала телу: «Ты же не глупое, что ты делаешь, изволь подняться! Давай!» Оно сразу, как послушный маленький ребёнок, вылезло, развернулось, встало и выпрямилось – я содрала колено, локоть и три раза ударилась головой! К счастью, не было ничего острого (это было достаточно жёстким, но не острым). В конце концов, со мной ничего не случилось, повреждений не было.

Не было никаких повреждений, но было странное ощущение. Я попробовала это понять и сказала себе: «Почему я настолько теряю ощущение связи между вещами, что произошло?»… Уже давно моё тело мне говорило: «Мне нужно прилечь, мне нужно прилечь». Я ему резко отвечала: «У тебя нет времени» (смеясь). И это произошло. Конечно, если бы я его послушала и прилегла, ничего бы не случилось. Но, я продолжала свой опыт, не так ли, и готовилась спуститься вниз. Я ему сказала: «Хорошо, хорошо, ты ляжешь попозже». А потом у него появилась возможность прилечь! (смеясь) И оно легло там, где находилось. Но оно даже не легло, не так ли, оно было вкривь и вкось!

Потом я немного подумала и сказала ему: «Что случилось? У тебя нет сил вынести опыт, что такое? Тогда ты не сможешь выполнить работу». Оно мне очень ясно ответило, что я его перегружаю. Оно мне это сказало, а за этим стояла воля Шри Ауробиндо, сказавшего: «Это переутомление. Нельзя одновременно два часа разговаривать с людьми и потом заниматься такими экспериментами. Нужно выбирать, или, во всяком случае, лучше рассчитывать свои силы». Право же, я не собиралась прекращать свои опыты, не так ли, я воспользовалась этой ситуацией, чтобы отдохнуть – представь, это была ерунда! Доктора говорили: «Сердце плохо работает, нужно быть внимательной», и всё такое. Они хотели мне начать давать лекарства! Мне не нужны лекарства, мне достаточно оставаться спокойной. И я отдохнула – пришлось принести извинения, я сказала, что плохо себя чувствую, и мне необходим отдых.

Но, вместе с переутомлением ещё вернулась старая болезнь, которую я считала вылеченной. Она появилась, когда я проводила занятия на Игровой Площадке и отдыхала два часа из двадцати четырёх, что было недостаточно. Это образовавшаяся между моим носом и горлом язва (старая болячка, которая началась ещё в детстве, но способ её лечения оставил некую полость, в этом нет ничего страшного, но из-за неё время от времени появлялись насморки. Она вернулась вместе с переутомлением и превратилась в язвочку, из-за которой у меня появился искусственный насморк, он был таким едким, что горло и нос были всё время ужасно раздражены). Болезнь стала сильнее, когда я давала уроки на Игровой Площадке, и я обратилась к доктору. Он сказал: «Так у вас язва…» Целая история. Он мне предложил лечение. Я ответила: «Нет, спасибо, не беспокойтесь, это пройдёт». Я начала йогическое лечение, через восемь дней всё прошло. Три года я о ней не вспоминала. Недавно я почувствовала (два-три месяца тому назад), что она пытается вернуться именно по причине переутомления. И она вернулась вместе с тем происшествием, у меня появился этот дурацкий насморк – я чихала, кашляла. Он ещё не совсем прошёл. Это ерунда, это просто оправдание для того (смеясь), чтобы сказать людям, что я ещё неважно себя чувствую.

Я отдыхаю.

Это было трудным решением, потому что я ни в коем случае не хотела нарушать порядок, точнее сказать, тапасью. Я не хочу. Но и то и другое, это слишком много для маленького глупого тела. Оно глупое, прежде всего из-за того, что живёт в напряжении.

С этой точки зрения у меня в последнее время были интересные переживания. У меня было то, что принято называть жаром, но это был не жар, это был выход на поверхность (из подсознания) всей борьбы, всего напряжения, которые были у тела на протяжении… скоро восьмидесяти трёх лет… В моей жизни был период, когда напряжение было просто огромным, потому что вместе с физическим это было ещё и моральное и витальное напряжение. Это была непрекращающаяся борьба с враждебными силами, особенно во время моего пребывания в Японии. О, это было ужасно! Ночью как будто всё, что участвовало в этой японской жизни (люди, вещи, события, обстоятельства), всё это в виде витальных вибраций окружило моё тело, а то, что есть сейчас, полностью исчезло, и эти вибрации заняли его место. Ночью, в течение многих часов, тело вновь переживало ужасное напряжение, которое у него было на протяжении четырёх лет в Японии. И я заметила, до какой степени (потому что обычно мы не обращаем на это внимание, наше сознание занято другим, не так ли, мы не сосредотачиваемся на теле), до какой степени тело напряжено и сопротивляется. Я это заметила, и, как раз когда я это заметила, у меня по этому поводу было общение с Шри Ауробиндо, он мне сказал: «Ты продолжаешь! Твоё тело продолжает привыкать к напряжению». (Конечно, это было слабее, это было совсем иначе, так как внутреннее сознание находилось в абсолютном покое, но ТЕЛО привыкло напрягаться). Например, в этот короткий промежуток времени между тем, когда я встаю и тем, когда я спускаюсь на балкон, когда я готовлюсь (мне приходится готовить это тело к тому, чтобы спуститься), так вот, чтобы быть готовым вовремя, тело находится в напряжении. Поэтому в это время происходят разные происшествия. На следующий день я сказала: «Хорошо, больше никаких напряжений», и занялась исключительно тем, чтобы тело сохраняло абсолютное спокойствие – я опоздала не больше, чем раньше! Конечно же, это у тела плохая привычка. Всё было как обычно. Но, с этого момента стало лучше. Это у него дурная привычка.

Тогда я подумала: «Это особенность именно этого тела?»… У всех живших с ним людей о нём сложилось два впечатления: впечатление очень настойчивой концентрированной воли и выносливости. Шри Ауробиндо мне говорил, что он не мог и мечтать о теле с такой выносливостью. И, вероятно, из-за этого… Но, я никоим образом не хочу лишать его этой способности – это КЛЕТОЧНАЯ воля, не так ли, это очень интересно, и ещё клеточная выносливость. Это не центральная воля и не центральная выносливость (это совсем другое, совершенно разное), это клеточное. Впрочем, поэтому Шри Ауробиндо мне говорил, что это тело было особо подготовлено и выбрано для Работы – из-за этого, из-за его стойкости в выносливости и в воле. Но, это не повод для того, чтобы оно это делало напрасно. И я слежу за тем, чтобы оно расслаблялось, я ему постоянно говорю: «Расслабься! Поиграй немного, расслабься, ничего страшного!» Мне приходится ему говорить: «Успокойся, успокойся». И оно очень удивляется и говорит: «А! Значит можно жить так? Жить так и не спешить?»

Поэтому я отдыхаю. Лучше мне, или не лучше? – всё всегда одинаково. Если бы я начала делать то, что делала (то, что я ЗНАЛА на протяжении длительного и абсолютно несознательного существования – это не значит, что я этого не знала, я знала, мне не нравилось это делать, потому что я знала, что делаю что-то, что не должна делать). Я не собираюсь начинать это опять, но если бы я сказала: «С этим покончено», то это было бы… Если бы ты знал, СКОЛЬКО всего в Ашраме расслабилось, о!.... Сколько людей мне приходится ловить за рукав: «Прошло восемь дней, а вы ничего не сделали» О! Это только эксперимент, чтобы посмотреть, от чего зависит так называемая человеческая верность.

Их приходится всё время контролировать, всё время, всё время.

Вот так

Малыш, мне кое-что прислали, что мне очень понравилось! (Мать смеётся и даёт ученику баночку с… мы не помним, с чем, может быть, с фуагра).

 

С моей стороны тоже была расслабленность…

 

Это потребность материальной субстанции.

Но, именно на это я жаловалась (!), сетовала, я говорила: «Если эта субстанция не может не расслабляться, если она не способна это выдержать, если ей нужно отдыхать, если она не может сохранять сознание (то есть, движение сознания), если она время от времени расслабляется, то, как же это всё можно супраментализировать?»… Это как раз то, что всё время говорили люди: «Она НЕ МОЖЕТ выдержать нагрузку, ей нужно отдыхать. Она не может выдержать энергетическую нагрузку». Особенно от этой Энергии, не так ли, от которой у людей создаётся впечатление чего-то почти анормального – от Энергии, которая делает вот так (жест твёрдости) и может держать удар бесконечно.

А если это не «вот так», то оно ломается – мы оказываемся между столом и… и потом, вдруг, оказываемся на полу!

Должно быть, это так, потому что со мной это случалось достаточно часто, обмороки. Даже в юности я оставалась сознательной, и был целый период времени, когда я выходила из тела, я сразу его видела, и всегда в нелепом положении (естественно, там, где оно не должно было быть!) Тогда я сразу возвращалась в него и говорила: «Ну же! Что с тобой?» Тогда оно встряхивалось и опять начинало двигаться, как осёл – ему дали хорошего пинка и он пошёл.

Но для меня это никогда не было моральным отдыхом. И я поняла, что такая имеющаяся у людей неорганизованность имеет ту же причину, это не обязательно витальная небрежность или слабость, это не так. Это просто потому, что тело выдохлось: оно испытывает напряжение витальной энергии, не так ли, и оно выдыхается, устаёт, ему нужен отдых.

Это «нормально» с точки зрения современного мира – это не должно быть нормальным для супраментальной реализации. Очевидно, что в субстанции должны произойти значительные изменения. Вероятно, в этом основная разница между телами, созданными Природой, и теми, что будут созданы на основе супраментального знания. Будет такой элемент, который сделает нас не природными. А пока существует этот природный элемент, нужно определённое терпение – нужно давать телу отдышаться, иначе что-нибудь разболтается.

Конечно, эту одышку можно значительно уменьшить, если присутствует внутренняя ровность божественного Присутствия. Что сильно утомляет, так это дополнительное напряжение, которое исходит от желаний, от усилий, от борьбы, от этой постоянной битвы со всем, что противодействует. Это может уйти.

Мы устаём совершенно напрасно.

 

(тишина)

 

Во время возврата в прошлое, я вдруг вспомнила свою жизнь с Шри Ауробиндо,… в этом мне помогли прочитанные из его книги отрывки обо мне (1) – письма обо мне (которые я никогда не читала). Они заставили меня вспомнить мою жизнь с ним на протяжении тридцати лет…

С психологической или моральной точки зрения ни разу не было сопротивления, напряжения, усилия – это была жизнь в доверии и полной безопасности. На физическом плане нападки были, но и их он брал на себя. Я вспомнила эти тридцать лет жизни: во всей работе, что я делала, не было ни секунды ответственности. Он мне как будто передал ответственность, не так ли, а сам стоял сзади, но всё делал он! – я что-то делала, но на мне не было никакой ответственности. Никогда, ни одной минуты у меня не было чувства ответственности – это у него оно было. И это было…

Первые семь лет всю работу делал он, а не я. Это он встречался с людьми, а я просто заботилась о нём, занималась хозяйственными делами, питанием, одеждой и т.д. Я спокойно этим занималась – это меня занимало. Я больше ничего не делала, я не встречалась с людьми, я устраивала его материальную жизнь – детская игра. Семь лет абсолютного покоя.

Потом он устранился и поставил вперёд меня. Тогда, естественно, работы прибавилось, и видимости ответственности тоже, но это была только видимость. Безопасность! На протяжении тридцати лет ощущение полной-полной-полной безопасности. Ни разу… Однажды случился досадный случай, если можно так сказать, когда он сломал ногу. Это была формация (враждебная сила), а он был недостаточно осторожен. Эта сила была направлена на нас двоих, но больше на меня (один-два раза она пыталась сломать мне голову, подобные вещи), а он старался, чтобы она не могла серьёзно повредить моему телу. Ей удалось сделать так, чтобы он поскользнулся и сломал себе ногу. Это был шок. А потом, почти сразу, он всё поправил – всё устроилось, и так было до конца.

Это было настолько сильным, что даже во время его болезни (она длилась несколько месяцев, не так ли), даже тогда было чувство абсолютной безопасности до такой степени, что мысль о том, что эта болезнь могла хоть сколько-нибудь сказаться на его жизни, даже не появлялась! Я не могла поверить, когда доктор сказал: «Всё кончено». Я не могла в это поверить. И пока я была в комнате – пока я находилась в комнате, он не мог покинуть своё тело. В нём было ужасное напряжение: внутренняя воля уйти и то, что удерживало его в теле, моё знание, что он был живой и не мог не быть живым. Ему пришлось дать знак, чтобы я ушла в свою комнату якобы отдохнуть (что я не сделала). И как только я вышла, он ушёл. Они меня сразу позвали. Всё было так. И когда он пришёл – когда я увидела, что всё действительно так – когда он вышел из своего тела и вошёл в моё (в самую материальную его часть, которая имела дело со всеми внешними вещами), я поняла, что вся ответственность за работу и садхану лежит на мне. Тогда я закрыла часть себя на замок (глубинную часть души, которая жила в ЭКСТАЗЕ реализации вне всякой ответственности: Всевышнего), я её взяла и закрыла, заперла и сказала: «Ты не пошевелишься, пока… всё не будет сделано».

 

(тишина)

 

Это было чудо. Если бы я этого не сделала, то последовала бы за ним, не так ли, и некому бы было выполнять Работу. Я бы автоматически ушла за ним, даже не нужно было принимать решение. Но, когда он вошёл в меня, он сказал: «Ты будешь это делать: одному нужно было уйти, я ухожу, но ты будешь делать».

Только спустя десять лет эта дверь вновь открылась. То есть, в 1960-м. Пока с предосторожностями – в прошлом году это была одна из самых больших трудностей.

 

(тишина)

 

Только в последние дни этим воспоминаниям было позволено подняться из подсознания, где они хранились, чтобы вернулось состояние, в котором я пребывала на протяжении тридцати лет – с этой огромной разницей.

Тогда я вдруг подумала: «Как такое может быть? В то время, когда он был здесь, когда мы были вместе (не раньше моего возвращения из Японии – когда мы были вместе), жизнь, земная жизнь на протяжении тридцати лет пережила такую замечательную божественную возможность, такую… уникальную, не так ли, которую она никогда не переживала, и она даже этого не заметила!»

Это…

Это переживание последних дней.

Тогда, в какой-то момент (я не помню, несколько дней назад), я сказала себе: «Как так получилось, что люди, жившие здесь, рядом (так всегда бывает), и земные человеческие существа, обладавшие устремлением, с сознанием, повёрнутым в эту сторону, пережили эту возможность, ИМЕЛИ эту возможность в своём распоряжении и не смогли ею воспользоваться! Здесь была такая уникальная замечательная возможность, а у людей о ней было маленькое внешнее детское представление!»

Тогда я подумала: «Действительно ли пришло время, возможно ли это? Или это будет позже?»

 

(тишина)

 

Вчера вечером я прочитала в книге (2)… Шри Ауробиндо написал кому-то, кто ему говорил: «Им так повезло жить рядом с Матерью». Он ответил: «Вы не знаете, что говорите! Это очень трудно жить в физическом присутствии Матери». Ты помнишь это? Я не знала, что он это написал, я подумала: «Надо же!». Он сказал: «Трудно находиться рядом с нею, потому что разница между вашим общим физическим сознанием и её физическим сознанием огромна…» Это то, что меня утомляет. Это то, что утомляет моё тело, потому что оно привыкло жить в определённом ритме, в некоем всеобщем ритме.

 

(тишина)

 

Никто не может себе представить, чем были эти прожитые мною тридцать лет,… несмотря на все проблемы, все трудности – мы пережили все возможные трудности, это была ерунда, ЕРУНДА. Это была ерунда, это было… как большой слаженный оркестр.

 

(тишина)

 

Но,… очевидно, что для того, чтобы Материя была готова и способна к этой Трансформации, её нужно как следует размять.

 

(тишина)

 

В вечной истории мироздания не было ничего - ничего подобного этому потрясению: проживать, как нечто обыденное, абсолютно естественное, ОЧЕВИДНОЕ (тут даже вопрос не возникает) совершенную божественную жизнь и затем… вдруг лишиться материальной основы. Как можно здесь оставаться! – естественно, мы уходим вместе с этой основой.

 

(тишина)

 

Я не могу осуждать своё тело. Оно, может быть, немного устало, но оно хорошо выдержало удар. Это была милость, чудесная сила, которая сделала то, о чём я говорила: закрыла ту часть сознания, что ОСОЗНАННО проживала это чудо, закрыла её, вот так, заперла: «Не шевелись, не проявляйся, ты выходишь из времени и Проявления до тех пор, пока всё остальное не сможет держать удар».

Вероятно, в основном из-за этого мне нужно было немного побыть одной. Это нужно было, чтобы вернуть к жизни ту часть психического существа, которая является индивидуальным посредником между истинным и телесным сознанием – то, что пережило ЭТО, знало ЭТО, было знакомо с этим великолепным чудом.

 

(тишина)

 

Самое удивительное, что сегодня я могу об этом говорить.

 

*

*    *

 

Ну вот, мы опять ничего не сделали! У тебя есть вопросы (по Афоризмам)

 

(ученик читает)

 

67 - Нет греха в человеке - лишь болезни, непроходимое невежество и ложное применение сил и способностей.

68 - Чувство греховности было необходимо для того, чтобы человек проникся отвращением к собственным порокам. Таким образом Бог давал человеку возможность преодолеть эгоизм. Человек же ответил на умысел Божий тем, что, плохо сознавая свои грехи, слишком хорошо видит грехи других.

69 - Грех и добродетель - это игра, в которую мы играем с Богом, сопротивляясь Его усилиям устремить нас к совершенству. Сознание собственной добродетели помогает нам втайне лелеять свои пороки.

 

И что?

 

Ты можешь это прокомментировать?

 

Нет. Что для меня требует особого рассмотрения, так это сознание добродетели…

 

…помогает нам втайне лелеять свои пороки.

 

Обычному человеческому уму это не просто понять.

Помогает нам втайне лелеять свои пороки…

А у тебя появился вопрос?

 

Это не срочно. Если ты хочешь что-нибудь сказать…

 

Это вращается всегда вокруг одного и того же, но здесь это представлено очень тонко.

Втайне лелеять свои пороки… Нет, у меня не было такого опыта, в том смысле, что у меня не было ярко выраженной любви к добродетели.

Я как раз заметила, что когда была совсем маленькой, я уже осознавала то, что Шри Ауробиндо называл «жить божественно», то есть, вне сознания Добра и Зла.

Это компенсировалось наличием жуткого цензора, который меня никогда не покидал (3). Только Шри Ауробиндо убрал его с моего пути. Но, у меня не было сознания греха, сознания Добра и Зла, греха и добродетели – только не это, только не это! Скорее, моё сознание было сосредоточено вокруг right action and wrong action, то есть «это должно быть сделано, это не должно быть сделано», без Добра и Зла, но с точки зрения работы, действия – моё сознание всегда было сосредоточено на действии. Это было видение совершенства линии или всех линий, которым нужно следовать для того, чтобы действие свершилось. И каждый раз, когда было отклонение от того, что мне казалось светлой прямой линией (прямой не в геометрическом смысле, но светлая линия, являвшаяся выражением божественной Воли), совсем маленькое отклонение… О! это единственное, что меня волновало.

Само волнение исходило не от меня, оно исходило от той личности, которая вцепилась в моё сознание и которая меня всё время преследовала, била, истязала – это то, что люди обычно называют «совестью», но это не имеет ничего общего с сознанием! Это враждебное существо, оно всё, что может, делает плохим. Оно изменяет всё, что может стать противоположным Божественному. И оно всё время повторяет: «Это противоположное, это противоположное, это противоположное…»

Но, это единственное. У меня никогда не было мысли, что мы добродетельны или грешны – никогда, никогда. Это значит делать то, что надо, или не делать. И всё. Не то, что мы добродетельны или грешны – ничего такого! Во мне никогда этого не было.

Поэтому мне трудно понять чувство, которое Шри Ауробиндо здесь описывает (втайне лелеять свои пороки), это не соответствует тому, что есть во мне. Я хорошо понимаю, не так ли! Я очень хорошо понимаю, что он хочет сказать, но почувствовать это… (4)

Но, что ты хотел сказать?

 

По сути, в этих афоризмах Шри Ауробиндо пытается нам показать, что нужно превзойти сознание греха и добродетели. Мне это напомнило один из твоих опытов, который меня тогда сильно поразил: опыт, в котором ты отправилась в супраментальный мир. Ты видела «корабль», который высаживал на берег супраментальных людей, которые должны были пройти испытание. Одних отвергали, а других оставляли. Ты рассказала этот опыт, и там было одно место, которое меня поразило, оно связано с этими афоризмами.

Я могу тебе прочитать то, что ты говорила? (5)

 

Да, я это уже забыла.

 

После описания высадки с корабля ты говоришь:

 

«Точка зрения, оценка (для прохождения испытаний) основывалась исключительно на субстанции, из которой состояли люди, то есть, если они состояли из этой особой субстанции, то полностью принадлежали супраментальному миру. Принятая оценка не была ни моральной, ни психологической. Вероятно, что субстанция, из которой состояли их тела, была результатом внутреннего закона или внутреннего движения, который в тот момент не подвергался сомнению. По меньшей мере, абсолютно ясно, что ценности были другими…»

 

Ты ещё добавила:

 

«У меня тогда было ощущение (которое оставалось достаточно долго), ощущение какой-то относительности – если не совсем точно: ощущение, что отношение между тем и этим миром полностью меняет позицию, в соответствии с которой вещи должны восприниматься или оцениваться…»

 

Да, да!

 

«В этой позиции не было ничего от ума, и она давала странное внутреннее ощущение, что вещи, которые мы рассматриваем как плохие или хорошие, в действительности таковыми не являются. Было понятно, что всё зависело от их ВОЗМОЖНОСТИ, от их СПОСОБНОСТИ выражать супраментальный мир, или быть связанными с ним. Это такая большая разница, иногда даже противоположная нашей обычной оценке!»

 

Да.

 

Ты продолжаешь:

 

«У людей тоже, я увидела, что то, что им помогает или мешает стать супраментальными, совершенно не совпадает с нашими обычными моральными понятиями».

 

Да-да. Да.

 

И мне захотелось тебя спросить, если не моральные понятия, то какие способности или качества помогают нам в продвижении к Супраментальному? Какова эта другая позиция?

 

Это именно то, что я в последнее время рассматривала и изучала. Я расскажу тебе это в следующий раз.

Меня это тогда сильно поразило.

Меня это никогда не покидало. С тех пор видение вещей не изменилось. Мне только нужно его так передать, чтобы оно было понятным.

Я встречусь с тобой двенадцатого числа.

Тогда я тебе расскажу. Я посмотрю, как это можно выразить.

Малыш (смеясь), у тебя есть сыр? У тебя всё есть? Нужно хорошо себя чувствовать!

 

(1) – «О себе»

(2) – «О себе»

(3) – существует полная аудио запись этой беседы с самого начала. В аудиозаписи мы отделили вопрос, который потом задали Матери, чтобы поставить его на 12 января, потому что тогда Мать даст на него ответ.

(5) – смотри опыт от 3 февраля 1958, том.1.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

TEXT.RU - 100.00%

Категория: Том 3 | Добавил: Irik
Просмотров: 487 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0