эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 3

Том 3. 2 июня 1962
05.05.2018, 10:16

(Мать обращается к предыдущей беседе, где она искала причину перехода из одной комнаты в другую, из болезненной комнаты в истинную: «Я не могу понять, что нужно делать. Что происходит? Что творится??»)

 

Вчера днём у меня был опыт, который, возможно, мог бы указать правильное направление.

Это был очень интересный опыт, для некоторых людей, несомненно, интересный, потому что я заметила некоторые перевоплощения. Я была в состоянии, которое можно было бы назвать «состоянием знания», когда я точно всё знала, без единого сомнения.

Но, учитывая то, что я тебе говорила в прошлый раз, я была поражена тем, что видела людей, находившихся на другой стороне реки. Обычно вода в этой реке не очень чистая, и для того, чтобы переправиться на другой берег, нужен корабль или другое средство. Но вчера я находилась в особом состоянии. Когда я села на воду и сказала: «Мне нужно туда», то совершенно естественным образом поток кристально чистой, прозрачной воды меня просто отвёз туда, куда мне было нужно. Это было очень приятное ощущение: я, улыбаясь, сидела на воде и…. раз! Меня перевезли на другую сторону. Я подумала: «А! Замечательно! Так будет всегда?» Тогда я снова сказала: «Мне нужно туда», то есть, мне нужно было вернуться, и… раз! Я вернулась.

Потом кто-то пришёл… В этих снах присутствуют символичные люди, они кажутся собранными из частей существ тех, кто меня окружает, и кто связан со мной через некие отношения и помощь в Работе. Это символичные персонажи, они всегда одни и те же: есть высокий и худой, есть маленькие, есть молодые, старые… Я не могу сказать, что это тот или этот, но в том и в этом есть нечто, от тех, кто представлен здесь. И есть кто-то, кто как «старший брат», помогает в разных обстоятельствах. Например, если есть корабль, то его поведёт старший брат. Он ко мне пришёл и сказал: «Да, я знаю способ», и начал что-то делать. Я сказала: «Нет, несчастный! Ты всё испортишь. Чтобы это работало, я должна сказать: МНЕ НУЖНО ТУДА». Когда он пытался перевезти меня своим способом, вода вновь становилась мутной, и я начинала в неё погружаться! Я сразу начала протестовать и сказала ему: «Нет-нет-нет, не так, это совсем не так! Нужно, чтобы ЭТО (то есть, сознание Высшей Воли, но я не стала это объяснять), нужно, что бы ЭТО сказало: мне нужно туда. Тогда это работает».

После этого опыт изменился, он стал другим. Но, несомненно, что то, что я только что рассказала, представляет собой часть того опыта (две комнаты, одна в другой), потому что оба были вместе. (1)

А вода была такой настоящей! Опыт был таким реальным, что я чувствовала прохладу воды. Было приятно сидеть на чём-то мягком, быстром и прохладном, что меня переносило.

Должно быть, это часть одних и тех же опытов.

Я находилась в состоянии знания, потому что, например, я вдруг узнала, чьей реинкарнацией были люди, которых я очень-очень-очень давно знала (я никогда об этом не думала, но это пришло), я их, можно сказать, называла другими именами… Это особое состояние, да, состояние знания, но не духовного знания – знания по отношению к материальному миру. В этих видениях вода всегда представляет собой витальное. Когда вода гармонична, значит гармоничен витал.

Это было очень забавно (это происходило приблизительно в половину второго дня): я сидела на воде, как на стуле! А вода была чистой-чистой, прозрачной, с небольшими волнами. Там были глубокие тёмно-синие места, но сверху она была совершенно светлой и прозрачной, как будто бесцветная. Но когда «старший брат» пришёл и начал хвастаться, что знает, как перебраться на другую сторону, и перевезёт меня, вода начала становиться такой мутной, какой она всегда бывает в реках, грязной, желтоватой или сероватой.

Это, должно быть, продолжение того опыта. Я начала находить ключ.

 

Но что из-себя представляет «старший брат»?

 

Я думаю, что это материальное знание, то есть, высшее проявление физического ума, которое мешает войти в истинную комнату (2). Потому что я просто говорила: «Мне надо сказать: мне нужно туда (то есть, это была кристально чистая, настоятельная воля, которая пришла сверху), мне надо сказать: мне нужно туда, а не твои способы!» (Мать смеётся)

 

*

*    *

 

(Немного позже, по поводу восклицания Матери: «Если бы можно было найти механизм!»)

 

Это не трюк и не фокус, это между ними.

Есть открывающиеся определённым способом ящики, и если мы не знаем способ, … двери шкафа тоже. Он не очевиден. Это на самом деле фокус, но это больше, чем фокус, это некий очень тонкий механизм. Как когда мы к чему-то приближаемся и ах! Вдруг это получается.

 

*

*    *

 

 (Затем Мать обращается к отрывку из предыдущей беседы, где она говорит: «Я не хочу найти это для себя одной… каждый раз, когда я нахожусь в таком состоянии, я его распространяю»)

 

Когда я в таком состоянии, то сразу же, сразу же появляется воля, чтобы оно распространялось настолько, насколько это возможно. Все, кто каким-либо образом мне близки, физически и духовно, получают от этого пользу. Это так, таково первое воздействие. И, вероятно, я так же заражаюсь от плохой комнаты!

Очень вероятно. Но, в конце концов, это необходимо.

 

Мы восприимчивы к твоей работе?

 

У меня есть примеры людей, у которых были совершенно неожиданные переживания, не соответствующие их обычному состоянию сознания. Очевидно, что это результат этой работы. Я не буду называть этих людей, потому что это было бы не вежливо (действительно, это были неожиданные опыты!). Это, наверняка, её влияние.

Да, здесь есть эффект – и удалённый и близкий. Те, кто ближе всего ко мне, самые близкие, не кажутся самыми восприимчивыми. Но, здесь действие гораздо более комплексное и СИЛЬНОЕ, это значит, что там, где произошёл опыт, как я уже говорила, не соответствующий их состоянию, всё больше и больше что-то СТРОИТСЯ… Постоянно, я постоянно нахожусь в строительстве, в огромном строительстве. Так было и этой ночью, мне пришлось барахтаться в цементе – в цементной массе, если можно так сказать. Я встречала самых разных более или менее символичных людей, но, время от времени, в них проявлялись чьи-нибудь черты. Это целый МИР обстоятельств, мельчайших символичных деталей. Я помню всё, об этом можно много рассказывать, но, внешне, это не интересно. Однако, он мне даёт ключ к ситуации, такой, какая она есть, к строящемуся миру, со всех точек зрения.

Почти всю эту ночь я провела на таком строительстве. Там символично были представлены люди, которые помогают, но они это делают всегда материально: люди, которые помогают материально, либо работой, либо деньгами, либо…Я помню, что этой ночью была поражена одним персонажем. Ещё было очень-очень много проблем, но когда я приходила, там было что-то или кто-то, и всё разрешалось – это была полная противоположность снов, о которых я рассказывала: когда я приходила, разрешалась любая трудность. Я подошла к участку, который было достаточно трудно преодолеть (можно было поскользнуться на скользких лесах), и вдруг напротив меня оказался человек (это был не человек, не так ли, вероятно, это был символ, но это мог быть и кто-то), это был старший каменщик (проснувшись сегодня утром, я подумала о франкмасонах и их символе, я подумала, что, может быть, к нему нужно относиться именно так?), он был одним из рабочих. Рядом со мной ещё были люди, которые пришли, чтобы наблюдать, надзирать, руководить, ставившие себя гораздо выше других … Но они никогда не помогали преодолевать трудности, они их, скорее, создавали, нежели помогали! А этот старший каменщик внешне напоминал мужчину лет пятидесяти, с красивым лицом, лицом рабочего, но красивым лицом, сосредоточенным. И он действительно уладил эту ситуацию (это был участок, который нужно было преодолеть), очень хорошо уладил, с большим старанием и весьма эффективно. Потом, когда всё было закончено, и я могла продолжать свой путь, возник большой порыв любви, без жестов и слов. Он был направлен к нему, и он его получил – он его почувствовал и принял. Его лицо просияло, и он мне сказал (я не знаю, на каком языке, потому что это были не слова), он сказал с замечательным смирением, он попросил: «Сделайте так, чтобы я никогда не забыл этой минуты, потому что она самая лучшая в моей жизни» (я перевожу на французский, это то, что он сказал, но на каком языке, я не знаю). Это был такой сильный опыт! Его смирение, его восприимчивость, его ответ были такими замечательными, такими чистыми, что по пробуждении, когда я вышла из опыта, у меня осталось такое чудесное ощущение.

Возможно, здесь есть некто, в ком проявлена его часть – красивое лицо… Человек лет пятидесяти. Может быть, это символично… иногда такие персонажи объединяют в себе черты нескольких людей, чтобы дать понять, что речь идёт о состоянии сознания, а не о личности. Это редко бывает личность – это состояние сознания.

Но этот опыт оставил чувство удовлетворения, чувство полноты – его работа была сделана великолепно, а его ответ направленной к нему божественной Силе, божественной Милости был замечательным… Может быть, это была совокупность (3), может быть, это был кто-то, - я не знаю. Это было той же ночью.

Это было очень интересно, я тебе рассказывала, не так ли. Трудности в других ночных видениях были полной противоположностью. Я была в очень сложном, полном препятствий и трудностей месте, но, каждый раз, когда я туда приходила, был кто-то или что-то, и всё разрешалось, а я продолжала путь. Всё разрешалось автоматически, было ощущение силы, которая всё приводит в порядок. Я помню, что когда оказалась перед тем, достаточно большим, препятствием, и пришёл каменщик, то справа от меня был ещё кто-то (у него было тёмное пальто и очень «официальный вид»). Он подумал (скорее, была мысленная оценка, нежели слова), он подумал: «О! Она всё время принимает помощь от рабочих, вместо того, чтобы…» А я ответила: «Рабочие более надёжны, а их добрая воля… (ты знаешь все эти истории каст, сообществ, социальных положений), - я сказала, - рабочие чистосердечны, они надёжны в работе, и у них больше доброй воли, чем у людей, которые думают, что знают». В результате, вчера у меня последовательно были два интересных опыта.

Дневной опыт был очень интересным, потому что я занималась работой (я всё подготовила для одного департамента, не помню, для какого) и сказала человеку, с которым разговаривала: «А теперь я пойду к своим кузенам»… В моей юности у брата моего отца была большая семья, что редкость для Франции, много детей, и у меня был старший двоюродный брат, который был старшим в семье. Он был инженером, не помню, каким, может быть, в управлении дорог и мостов, или инженером-механиком (он был замечательным химиком). Я очень привлекала этого юношу. Офицером он ушёл на войну, подхватил там, не помню какую болезнь, и умер приблизительно в 1915 году, когда я вернулась во Францию. Так вот, в моём вчерашнем опыте мои ощущения по отношению к семье, которая живёт здесь, были в точности, абсолютно такими же, какие у меня были в юности по отношению к тем людям. Особенно по отношению к двоюродному брату (к остальным, это было более размыто, как background, как фон картины). Я сказала: «Я пойду к ним в поместье», - у них здесь красивое поместье, такое же красивое, как было тогда там (они владели замком мадам де Севинье в Сюси, под Парижем, красивое место). Это было настолько конкретно! (это не проходило через голову, мыслей не было, это было ощущение). Я сказала: «Мне надо их навестить». И пока у меня было это видение, я думала: «Неужели я рехнулась? Неужели они здесь, в Пондичерри?». Дядя, с которым у меня не было достаточно близких отношений, двоюродный брат, которого я редко видела, но знала очень верным и добрым. Я думала: «Неужели они здесь?»… Это было очень странное ощущение (голова совсем не работала, это было ощущение). Итак, я пошла навестить этого «кузена», по пути мне нужно было переплыть реку, и тогда произошёл тот опыт. Возвращаясь оттуда, после разговора с «духовным братом», которого я послала (я ему сказала: уходи, ты мне не нужен), после того, как я вновь оказалась на берегу, я начала собирать своё сознание воедино и подумала: «Посмотрим-посмотрим! Нужно хорошенько всё понять». И я увидела, что этот двоюродный брат здесь в ком-то воплотился. А! – я сказала, - надо же, как это интересно… Это двоюродный брат, который преждевременно погиб на войне. Какое совпадение.

Но, это особое состояние: ум не вмешивается, мы проживаем вещи определённо, так же, как мы их проживаем физически. Так же, как с физической точки зрения это стол (Мать стучит по стоящему рядом с ней столу), это такое же восприятие, оно определённое. Я определённо сказала: «Я пойду к моим кузенам», и вибрация связи была совершенно определённой. Это не была мысль, совсем нет, это так же не было воспоминанием, мы ничего не вспоминаем, оно здесь, живое. Странное состояние. Оно у меня было много раз, и каждый раз я знала, что это должно быть состояние, в котором находятся люди, которые знают, что происходит и делают предсказания. Здесь нет возможности для сомнения. Нет никакого вмешательства мысли, никакого-никакого-никакого. Совершенно ничего нет от ума: просто витало-физические вибрации, а потом мы знаем. И мы даже не задаём себе вопрос, каким образом мы знаем – нет, это вещь очевидная. Это из этого состояния я увидела перевоплощение двоюродного брата, и я в этом абсолютно уверена. Бог Знает (Мать смеётся), когда я вышла из этого состояния и начала на всё смотреть из обычного сознания, я подумала: «Если бы я, например, когда-нибудь могла такое подумать!!» Это было в миллионах льё от моих мыслей. Я никогда об этом не думала. Этот кузен, это был хороший мальчик, но он никогда меня не интересовал, в моём активном сознании для него не было места. Это занятно.

Вот так, малыш. Если бы у тебя были такие ночи, это так занятно.

 

Должно быть, есть провал.

 

Да, есть, я знаю. Это просто пустота между двумя частями твоего сознания. Когда твоё сознание там проходит, оно теряет всё, что было на другой стороне… Это как если бы мы провалились в дыру, а потом, ах!

Нужно очень много времени, чтобы построить. Но, должен быть способ проложить дорогу – это то, что я сейчас пытаюсь найти.

 

Есть ли практический метод?

 

Практический метод, да, есть.

Прежде всего, когда проснёшься, физически НЕЛЬЗЯ ШЕВЕЛИТЬСЯ. Нужно научить своё тело… Ты знаешь, даже головой нельзя так делать (Мать поворачивает голову). Нужно быть совершенно неподвижным и оставаться в состоянии между сном и пробуждением с очень СПОКОЙНЫМ желанием вспомнить.

Это может получиться сразу, а может потребоваться время.

Но, чисто физически, это элементарно: если, просыпаясь, ты пошевелишь хотя бы головой, то всё уйдёт. Нельзя шевелиться, нужна спокойная сосредоточенность. И нужно подождать.

Иногда, если удаётся вспомнить слово, или жест, или цвет, или образ, то нужно за него зацепиться и не двигаться.

Есть люди, у которых сразу всё получается, другим нужно время. Но, в итоге, всё получается. Нужно построить мост. Вот так.

И ещё не нужно спешить, не говорить себе: «О! Я опоздаю…» Нужно делать так, как если бы перед тобой была вечность.

 

(1) – это значит, чистая и мутная река, болезненная и истинная комната. Затем Мать уточнила: «Одновременно вода была такой или другой – я не меняла положения, но менялось состояние».

(2) – Мать ещё подчеркнула: «Те, кто, для того, чтобы знать, используют ум, не могут войти в истинную комнату – это совершенно очевидно».

(3) – совокупность людей, объединённых в одно.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

 

Text.ru - 100.00%

Категория: Том 3 | Добавил: Irik
Просмотров: 359 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0