эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 3

Том 3. 12 января 1962 (2)
24.11.2017, 18:52

(По поводу последнего вопроса ученика об опыте «супраментальный корабль»)

 

Малыш, ты получил мою записку?

Я когда то уже говорила об этом, ты помнишь того господина из Мадраса, который задал вопрос? (1) Там было указание.

Так как я шла последовательно, то опять восстановила связь с опытом – опытом супраментального корабля – и заметила, что он оказал РЕШАЮЩЕЕ действие. Этот опыт совершенно точно, ясно, окончательно установил требуемые условия. С этой точки зрения, это было интересно.

Раз и навсегда он смёл не только все представления обычной морали, но и то, что здесь, в Индии, считается необходимым для духовной жизни. С этой точки зрения, это было очень поучительно. Прежде всего, эту, так называемую, аскетическую чистоту. Аскетическая чистота, это просто отказ от любых витальных проявлений. Это вместо того, чтобы взять и развернуть все эти проявления к Божественному, то есть, увидеть в них Высшее Присутствие и позволить Божественному в них свободно действовать. Ему говорят (смеясь): «Это тебя не касается! Ты не можешь войти сюда».

С физическими проявлениями – это старая история, это известно, аскеты всегда от них отказывались, но, к ним добавились витальные проявления. Здесь все такие, даже… (может быть, Х. теперь немножко изменился, но, сначала он тоже был таким). Соглашались только с вещами, которые принято рассматривать как священные, принятые религиозной традицией, например, святость бракосочетания и подобные. Но, свободная жизнь – нет! Она несовместима с религиозной жизнью.

И это всё было сметено раз и навсегда.

Я не хочу сказать, что так проще. Вероятно, так гораздо сложнее.

Прежде всего, с психологической точки зрения, необходимо условие, о котором я говорила в ответе тому человеку (история оленя) – это абсолютная ровность. Это БЕЗОГОВОРОЧНОЕ условие. С того момента, в течение многих лет, я видела, что ни одна супраментальная вибрация не может быть передана без этой абсолютной ровности. Если есть хоть малейшее противоречие (по сути, малейшее проявление эго, предпочтения эго), то вибрация не проходит, не передаётся. Что уже создаёт достаточно большую трудность.

Для того, чтобы реализация была полной, необходимо добавить ещё два непростых условия. Это не сложно с интеллектуальной точки зрения (я не имею в виду кого угодно, я говорю о тех, кто занимался йогой, следовал дисциплине), это относительно просто. С психологической точки зрения тоже, если привлечь эту ровность, то это не очень трудно. Но, как только мы приходим на материальный план, то есть, на физический и на телесный - это не просто. Это два следующих условия: во-первых, способность к, так сказать, безграничному распространению, к безграничному расширению, так, чтобы мы могли расшириться до размеров всеобщего супраментального сознания. Супраментальное сознание, это сознание Всевышнего в своей целостности – «целостность», это значит Всевышний в своём проявленном аспекте. Естественно, с сущностной высшей точки зрения (сущность того, что в Проявлении становится супраментальным) необходима способность полного отождествления с Всевышним не только в его проявленном аспекте, но и вне Проявления, в его статическом или нирваническом аспекте - в Небытии. И, кроме того, нужно быть способным отождествиться с Всевышним в будущем. Это подразумевает две вещи: безграничное расширение, которое одновременно должно быть абсолютной пластичностью, чтобы следовать за Всевышнем в будущем. Это не значит, что «в определённый момент» нужно быть таким же обширным, как Вселенная, это нужно в безграничном будущем. Эти два условия должны потенциально здесь присутствовать.

До витального плана, это область более чем возможного – сделанного. На материальном плане это привело тогда к моим злоключениям. (2)

И даже априори приняв все эти неприятности, это трудно, потому что происходит двойное действие: клеточная трансформация и, одновременно, есть какой-то потенциал, который может заменить рост смещением или постоянной межклеточной реорганизацией (3). Конечно, наши тела, такие, какие они есть, это что-то неподвижное, тяжёлое – словом, это что-то безобразное, иначе мы бы не старели. Не правда ли, моё витальное существо гораздо более энергичное, молодое, сильное, нежели когда мне было двадцать лет. Их невозможно сравнить. Силы БЕСКОНЕЧНО больше, а тело разваливается на части, в общем, это что-то безобразное. Следовательно, нужно найти соответствие между витальным и физическим существом.

Нельзя сказать, что проблема не была частично решена, потому что хатха-йоги её частично решили, при условии, что занимались только этим (трудность в этом). Но, обладая знанием, нужно суметь сделать необходимое так, чтобы не приходилось заниматься только этим. Очевидно, что эта область не является абсолютно незнакомой, потому что, когда я удалилась от мира (4), в течение первых месяцев, когда я полностью прекратила общаться с внешним миром, всё очень хорошо получалось – о, исключительно хорошо! Было преодолено большое количество телесных расстройств, и было много точных указаний на то, что если я буду продолжать достаточно долго, то вместе с восстановлением равновесия будет восстановлено всё, что было утрачено. Это значит, что равновесие жизнедеятельности было очень высоким. Всё прекратилось и разрушилось с той минуты, как я возобновила контакт с внешним миром. К тому же, ухудшение усилилось по причине этого расширения, из-за которого я ПОСТОЯННО, постоянно вбираю в себя горы трудностей, которые нужно решать.

С ментальной точки зрения это достаточно просто – можно за пять минут всё привести в порядок, это не сложно. С витальной точки зрения это уже немного труднее и требует немного больше времени. Но, с материальной точки зрения,… это ЗАРАЗИТЕЛЬНОСТЬ плохой работой клеток и некий внутренний беспорядок, из-за которого вещи не находятся на своих местах: любое внешнее влияние тут же создаёт беспорядок, всё перемещает и создаёт ложные связи, разрушает организацию, и, иногда, требуются многие часы для того, чтобы всё привести в порядок. Поэтому, если бы я действительно хотела использовать возможности тела, не оказываясь перед необходимостью их изменения, из-за того, что оно не поспевает, то материально мне нужно было бы, насколько это возможно, прекратить вбирать в себя всё, что меня годами тянет назад.

Это трудно, трудно.

Пока речь не идёт о физической трансформации, достаточно психологической и, во многом, субъективной позиции, это относительно просто. Но, когда речь заходит о включении в работу Материи такой, какая она есть в этом мире, где сама отправная точка ложная (мы начинаем с Бессознательного и с Неведения), это очень трудно. Потому что, для достижения индивидуализации, которая нужна для того, чтобы найти потерянное Сознание, сама эта Материя была создана с некоей неизменяемостью, необходимой для сохранения формы и индивидуальности. Именно в этом для расширения, для пластичности, для гибкости, которая нужна для принятия Супраментальной силы, заключена главная трудность. Я постоянно стою перед этой совершенно конкретной, материальной проблемой, когда нужно, чтобы клетки оставались клетками, чтобы они не испарились в реальности, которая больше не является физической реальностью, и, одновременно, чтобы они обладали той гибкостью, той пластичностью, которая нужна, чтобы они могли бесконечно расширяться.

Когда я работала с физическим умом (умом, который встроен в субстанцию), у меня возникло ощущение, что мозг вот так надувается-надувается-надувается, а голова должна лопнуть, настолько она была большая! Два раза мне пришлось опыт прекратить, потому что это (это было только ощущение, или это было в действительности?)… Но, мне это показалось опасным, как будто голова должна была лопнуть, потому что её содержимое было настолько огромным (это была эта сила в Материи, этот мощный тёмно-синий свет, чьи вибрации настолько сильны, что он способен, например, лечить, изменять работу органов – это на самом деле очень материально сильная вещь). Итак, это то, что всё больше и больше наполняло мою голову, и у меня было ощущение, что череп – это было болезненно, не так ли, - что череп подвергался давлению изнутри, которое давило, давило… Я спрашивала себя, что должно произойти. Тогда, вместо того, чтобы продолжать опыт, помочь ему, я, чтобы посмотреть, что будет, стала неподвижной, пассивной. И в обоих случаях опыт прекратился, я больше ему не помогала, не так ли, я просто становилась неподвижной, и он останавливался. Наступала некая стабилизация.

 

(тишина)

 

У Шри Ауробиндо должен был быть этот опыт (клеточного расширения), потому что он его принимал, он говорил, что такое МОЖЕТ быть.

Естественно, речь идёт о супраментализации МАТЕРИИ – сознание, это ничто. У большинства людей, переживших такой опыт, он происходил в уме – это относительно просто. Это просто: устранение эгоистических ограничений, бесконечное расширение и движение, повторяющее ритм будущего. Ментально, это очень просто. Витально… Через несколько месяцев после того, как я удалилась, у меня был витальный опыт – это было чудесно, великолепно! Конечно, для этого нужно, чтобы ум изменился, необходимо полное единение. А если витал не будет подготовлен тем, что можно назвать достаточной ментальной базой, то он будет охвачен паникой. Все люди, которых пугает любое небольшое переживание, не должны этого касаться, для них это было бы чем-то ужасным! Но, благодаря божественной Милости, можно сказать, что витальное в этом текущем воплощении родилось свободным и победоносным. В витальном мире оно никогда ничего не боялось, Самые смелые переживания были почти как детская игра. Но, тот опыт, что был у меня, был действительно интересным, до такой степени, что в течение нескольких недель у меня был соблазн там остаться, это было… Я как то рассказывала тебе небольшой кусочек опыта (давно, по меньшей мере, два года тому назад). Я тебе говорила (5), что даже днём я как будто сидела на Земле – это была реализация в витальном мире. У меня были фантастические ночи, о которых я никогда никому не рассказывала. Я не рассказывала о них, но ждала ночь как нечто чудесное.

Я добровольно отказалась от этого, чтобы идти дальше. Когда я это сделала, я поняла, что значит «he surrendered his experience» (он пожертвовал своим опытом). Я никогда не понимала, что это значит. Когда я это сделала – я поняла. Я сказала: «Нет, я не хочу здесь останавливаться, я всё отдаю Тебе, чтобы дойти до конца». Тогда я поняла, что это значит.

Если бы я всё оставила, о!... я бы стала одним из этих мировых явлений, которые переворачивают историю Земли. Огромная сила! Огромная и бессмысленная. Нужно было только там остановиться, принять это как конечную точку. А я продолжила. (6)

Ну вот. Что интересного я могу тебе сказать, так как всё, что я тебе сейчас сказала, это на три четверти бесполезная мешанина.

 

Но, милая Мать…

 

Я это сказала не для того, чтобы написать статью!

Когда я получила твоё письмо (7), которое тут же прочла, то, обратившись к опыту, я сразу всё поняла. Я тебе это сказала так, как можно было сказать…

 

(тишина)

 

Находящиеся на корабле люди обладали двумя способностями: 1) способностью бесконечного расширения сознания на всех планах бытия, включая материальный; 2) безграничной пластичностью, чтобы следовать движению Будущего.

Действие происходило на тонком физическом плане. Людям, у которых были пятна, и которым пришлось вернуться, не хватало пластичности для обоих действий. Речь шла больше о действии расширения, нежели о следовании в будущее - казалось, что это дальнейшая забота для тех, кто высадился. Но подготовка на корабле заключалась в этой способности к расширению.

Было ещё кое-что, что я тебе не сказала, когда рассказывала опыт: на корабле не было двигателя. В движение всё приводила сила воли: люди, вещи (даже одежда людей была результатом их воли (8)). Это придавало всему, и людским формам тоже, большую пластичность, потому что это была осознанная воля, которая не есть воля ума, но воля Себя, или, можно сказать, духовная воля, воля души (если слово «душа» имеет такой смысл). Я здесь проводила этот опыт, когда мы действуем абсолютно спонтанно, то есть, когда действие (такое, как слово и движение) не определяется умом (я не говорю о мысли и интеллекте) - не умом, который нас обычно заставляет двигаться. Обычно, мы ощущаем в себе желание что-то сделать в тот момент, когда делаем это. Если мы наблюдаем за собой, то мы видим, что всегда появляется (оно может быть очень быстрым) желание сделать. Когда мы сознательны и наблюдаем за собой, мы видим, что у нас есть желание сделать – это вмешательство ума, обычное вмешательство, порядок, в соответствии с которым всё происходит. Тогда как решение о супраментальном действии принимается, минуя ум, его привлекать не обязательно: действие происходит напрямую. Что-то вступает в контакт с витальными центрами и заставляет их действовать, не привлекая мышление, но в полном сознании. Сознание не работает обычным образом, оно работает напрямую из духовного волевого центра к Материи.

Пока мы можем сохранять абсолютную неподвижность ума, побуждение будет абсолютно чистым – оно приходит чистым. Если мы можем это уловить и сохранить в разговоре, то оно остаётся чистым.

Это очень тонкое действие, вероятно потому, что не привычное – малейшее движение, малейшая ментальная вибрация всё расстраивает. Но, пока оно длится, оно абсолютно чисто. Это должно быть ПОСТОЯННЫМ состоянием супраментальной жизни. Воля ума больше не должна вмешиваться - потому что у нас может быть духовная воля, мы можем постоянно жить в соответствии с духовной волей (так происходит со всеми, кто чувствует, что их направляет Божественное, которое находится в них). Но, это происходит при посредничестве ума. Что же, пока это так, это не супраментальная жизнь. Супраментальная жизнь больше не проходит через ум. Ум, это неподвижная передаточная зона. Достаточно малейшей мысли, чтобы всё нарушить.

 

(тишина)

 

Значит, можно сказать, что для того, чтобы Супраментальное могло выразить себя через земное сознание, нужна абсолютная ровность, исходящая от духовного отождествления с Всевышним - в абсолютной ровности всё становится Всевышним. И ещё, ровность должна быть автоматической, а не плодом сознательной воли, умственного усилия, предшествующего осмысления – это не так. Она должна быть спонтанной и автоматической, чтобы ответ на всё, что приходит извне, не был ответом как на что-то приходящее извне. Нужно, чтобы такое принятие и ответ были заменены состоянием постоянного восприятия (я не могу сказать тождественного, потому что каждая вещь неизбежно требует своего особого ответа), но свободного от любых неожиданностей. В этом заключается разница между тем, что приходит к вам извне и бьёт, на что вы отвечаете, и тем, что движется и естественным образом притягивает необходимые вибрации – я не знаю, понятно ли говорю… Это разница между вибрационным движением в поле ТОЖДЕСТВЕННОГО действия и движением, которое приходит от чего-то извне, затрагивает извне и получает ответ (это обычное состояние человеческого сознания). Тогда как, если сознание отождествляется с Всевышним, можно сказать, что действие становится внутренним, в том смысле, что ничто не приходит извне – это только то, что движется и, естественным образом, через подобие и необходимость притягивает или меняет вибрации в области движения.

Это моё обычное состояние – у меня никогда не бывает ощущения, что что-то приходит извне и дубасит меня, но у меня есть ощущение множественных внутренних, иногда противоречивых, действий и постоянного движения, притягивающего соответствующие необходимые внутренние изменения.

Это необходимая основа.

Это переживание присутствует уже давно, а теперь оно полностью установилось. Раньше оно было временным, а теперь оно постоянное.

Это необходимая основа.

Внутри расширение идёт почти автоматически, вместе с трудно решаемой необходимостью телесного соответствия. Это проблема, в которую я ещё полностью погружена.

И ещё эта пластичность… Это способность к декристаллизации – весь, весь период жизни, заключавшийся в индивидуализации, это период сознательной и добровольной кристаллизации, которая потом должна быть расформирована Чтобы стать сознательным индивидуальным существом нужна постоянная и добровольная кристаллизация. А затем нужно совершить противоположное действие, тоже постоянное и ещё более добровольное. И, одновременно, нельзя потерять то, что было достигнуто сознанием в индивидуализации.

Нужно сказать, что это непросто.

С точки зрения мышления, это элементарно, очень просто. Даже с позиции чувств это несложно: чтобы сердце, то есть, эмоциональное существо расширилось до размеров Всевышнего. Это относительно просто. Но это тело! Это очень трудно – очень трудно без того, чтобы оно не потеряло свой центр (как сказать?) коагуляции, чтобы оно не растворилось в окружающей всеобщности. Если бы мы находились на Природе, там, где есть горы, леса, реки, много пространства, много естественных красот, то это было бы, скорее, приятно! Но мы физически не можем без тела сделать ни шагу, чтобы не встретить трудности. Иногда бывает, что мы общаемся с тёплой, приятной, гармоничной субстанцией, вибрирующей высшим светом. Но это редко. Да, цветы, иногда цветы – иногда, не всегда. Но этот материальный мир, о!.... Нас всё бьёт – нас царапают, сдирают кожу, дубасят самые разные вещи, которые не цветут. О, как это трудно! Человеческая жизнь не цветущая, скрюченная, затверделая, без света, без тепла. Я не говорю о радости.

Иногда, когда мы видим текущую воду, луч света в ветвях деревьев, то всё поёт – поют довольные клетки.

Вот так, малыш. Это всё, что я могу тебе сказать. Если ты сможешь с этим что-то сделать… Но, это новый опыт. Он интересный, не правда ли? Мне приходится облачить это в форму опыта, потому что иначе оно не существует – это существует только так.

Ты его сделаешь как можно менее личным!

Тебе нужна эта бумажка? (записка Матери ученику).

Тогда возьми её – это ничто, просто интеллектуальное представление.

 

(Позже, во время ухода)

 

Если пойдём этой дорогой, то конечно, мы сможем сделать вещи, которые стоят усилий, потому что они новые. Они совершенно новые. Я об этом никогда не говорила с Шри Ауробиндо, потому что тогда у меня не было этих опытов. У меня были психологические опыты в ментальном, в витальном, в физическом сознании В физическом СОЗНАНИИ, но не в теле. Они новые и появились три или четыре года назад.

Всё остальное просто. До этого момента всё сделано, всё очень хорошо сделано.

 

Появляется соблазн думать, что если физическая трансформация настолько трудна, то не лучше ли что-нибудь оккультно «материализовать»? Создать новое тело оккультным способом?

 

Идея была в этом: сначала нужно, чтобы некоторые существа здесь, в физическом мире, достигли определённого уровня реализации, что даст им способность материализовать супраментальное существо.

Я тебе рассказывала, как облачила витальное существо в тело (9), но я не могла, это было невозможным, сделать это тело материальным – чего-то не хватало. Даже если сделать его видимым, то его невозможно сохранить, оно дематериализуется при малейшей возможности. Не получается достичь стабильности.

Мы дискутировали об этом с Шри Ауробиндо («дискутировали», это речевой оборот). Мы говорили об этом, и он видел вещи так же, как я, то есть, у нас нет способности ФИКСАЦИИ форм здесь, на Земле. Даже у таких людей, как мадам Теон, обладающих способностью материализации, формы не сохраняются – они не могут сохраниться, у них нет свойств физических вещей.

Поэтому мы не можем обеспечить непрерывность творения без чего-то, что этим обладает.

Да, это можно сказать, потому что это интересно. Можно задаться этим вопросом.

Я детально знаю весь оккультный процесс, но я никогда бы не могла сделать его более материальным, даже если бы попробовала. Видимым – да, но не постоянным, не способным к развитию.

И заметь (это очень личное), мне не кажется, что я потеряла время, потому что можно было бы сказать, что если бы то, что я знаю сейчас, случилось, например, на сорок лет раньше – в сорок лет, вместо восьмидесяти, - то было бы ощущение, что время есть. Но я время не потеряла. Я не потеряла время, оно нужно было для того, чтобы я оказалась там, где я есть.

Я не считаю, что двигалась медленно – у меня были самые лучшие условия, о которых я говорила тебе в прошлый раз, это тридцать лет с Шри Ауробиндо. Самые лучшие условия, которые могли бы быть. Я время не потеряла. О! Так было ежечасно.

Это долгая работа.

Он говорил, что, по меньшей мере, нужно триста лет, поэтому потерянного времени нет.

Уже пора дать делу что-то, что позволило бы ему продолжать жить триста лет.

 

(1) – американский друг президента Кеннеди, сравнивший поиск Супрементального с выслеживанием оленя в лесу: «Как выследить Супраментальное, как охотник выслеживает оленя в лесу? По каким признакам его можно найти?» Агенда, том 2, 25 февраля 1961.

(2) – потеря сознания: Мать физически распространяется по миру.

(3) – позже Мать уточнила значение этой фразы: «Я увидела, что для того, чтобы следовать за Всевышним в Будущем, нужно быть способным к расширению, потому что в Будущем мир расширяется. Исчезновение не компенсирует расширение. Следовательно, нужно быть способным расти, как растёт ребёнок. Но, одновременно, для того, чтобы происходило развитие, рост требует постоянной внутренней реорганизации. Нужно одновременно увеличивать количество (если можно говорить о количестве) и поддерживать качество путём внутренней реорганизации взаимодействия между всеми клетками».

(4) – в декабре 1958.

(5) – это часть потерянных сокровищ, которые не были записаны, когда Мать нам рассказывала свои опыты, так как мы не понимали, что это уже была «Агенда».

(6) – запись нескольких следующих фраз не была сохранена.

(7) – это письмо исчезло вместе с другими.

(8) – это уточнение Мать добавила позже.

(9) – это тоже часть сокровищ, потерянных в 1957 или 1958 году.

 

аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

Категория: Том 3 | Добавил: Irik
Просмотров: 483 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0