эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 2

Том 2. 25 февраля 1961
31.01.2017, 14:41

(Мать даёт цветы)

 

Это постоянное памятование о Божественном (жимолость), это жизненная энергия (жёлтая хризантема) и очищенная жизненная энергия (белая хризантема). И ещё преданность (портландия или квисквалис): покой преданности – преданности Божественному, конечно! Это божественная забота (бутон красного гибискуса), это стремление к преображению (цветок пробкового дуба), а это Отклик: посмотри, какой красивый! Он бархатный! Это «обет реализации» (настурция). И «свет без тьмы» (эухарис), и ещё «реализация» (делоникс или райский цветок), первый цветок на дереве Нантейля (1).

Вот.

С цветами можно очень хорошо разговаривать. И я заметила, что это с лихвой заменяет, например, не имеющие больше смысла старые ведические картинки и двусмысленные слова древних инициаций. Это гораздо лучше. Это гораздо лучше, потому что содержит Силу. Это содержит Силу и ещё очень пластично: так как это не сформулировано словами, то каждый может это получать и компоновать, в соответствии со своими возможностями. С ними возможен большой разговор!

Вот.

Сейчас мне нечего сказать, кроме того, что это продолжается!

 

В течение двух дней, сразу после Даршана (Даршан прошёл достаточно хорошо, гораздо лучше, чем я думала), но следовавшие за ним два дня  были трудными здесь (в теле). Как-то ночью (я уже не помню, какой), я немного… не могу сказать «ворчала» (это было не тело, оно такое славное, оно не протестует), но иногда я нахожу, что… я решила, что в тот день это было немного слишком. Я подумала: «Всё же, может быть, от него много хотят». И тогда, всю ночь, как только я просыпалась и видела (не этими глазами), я видела змей, они были дрессированными и образовали круг (это были замечательные кобры, с белым животом, жемчужно-серой спиной и маленькими золотистыми точками на голове). Они были вокруг меня и смотрели на меня. Это было точно так, как если бы они мне говорили: «Вся необходимая энергия здесь! Не надо волноваться!». И я пришла к выводу, что у всего этого (2) должна быть польза, что это не только неспособность тела, которое недостаточно пластично для того, чтобы воспринимать. У этого должна быть польза. Я не поняла, какая. Возможно, я получу объяснение позже, когда всё закончится.

А на следующий день, после обеда, когда я принимала ванну, я закрыла глаза и увидела… эта кобра была огромная, великолепная! И она смотрела на меня, почти улыбаясь, она вытягивала свой язык, вот так. Я сказала: «Ладно, всё хорошо! (смеясь) Нужно только продолжать жить».

Ну вот, это всё, что я хотела сказать.

Ты хочешь что-то сказать… нет?

 

(длительная тишина)

 

В Мадрасе живёт один американец, как говорят, достаточно важный господин и очень большой друг, очень близкий друг нового президента Кеннеди. Он прочитал и перечитал все книги Шри Ауробиндо и чрезвычайно заинтересовался. Он написал Кеннеди, что хочет, чтобы тот приехал сюда, для того, чтобы отвести его в Ашрам. Этот человек задал очень интересный вопрос. Он провёл аналогию и сказал следующее: по лесу на водопой идёт олень, и никто ничего об этом не знает. Но тот, кто специально занимался псовой охотой, сможет по следу увидеть, что прошёл олень. И он будет знать не только вид оленя, но его возраст, размер, пол и т.д. Точно так же, должны быть люди, обладающие духовным знанием, аналогичным знанию охотника, которые могут увидеть, что человек имеет связь с Супраментальным, в то время как обычные люди ничего не знают и ничего не могут заметить. Тогда, сказал он, я хочу знать, по каким признакам они это узнают. Очень умный вопрос.

Я очень кратко ответила на английском. Я не принесла свой ответ, но прямо сейчас могу тебе сказать, что есть два признака: два точных, безошибочных признака. Я это знаю по своему личному опыту, потому что они могут прийти только ВМЕСТЕ с супраментальным сознанием. Без него их знать невозможно – все йогические усилия, все дисциплины, тапасьи не могут вам этого дать, в то время как с супраментальным сознанием это приходит почти автоматически.

Первый признак, это абсолютная ровность, такая, как её описал Шри Ауробиндо (ты знаешь, в «Синтезе Йоги» есть целая глава, посвящённая ровности, самате), точно такая, как он её описал. Замечательная, замечательная точность! Эта ровность (не «душевная ровность», не так ли), это некое особое СОСТОЯНИЕ, когда мы одинаково связаны со всеми внешними и внутренними вещами, и одинаково с каждой. Это действительно абсолютная ровность: вибрации, исходящие от людей, вещей, от общения, не могут это состояние нарушить.

В своём ответе я его поставила на первое место. Я не стала писать все эти объяснения, ограничилась несколькими словами, в качестве скрытого теста на сообразительность, чтобы увидеть, поймёт ли этот человек.

Второй признак, это чувство АБСОЛЮТА в знании. Я тебе уже говорила, что оно у меня возникло во время опыта (24 января). И это состояние, которого мы не можем достичь ни в одной ментальной области, даже в самой озарённой, в самой высокой. Они не могут знать. Это… это не уверенность, это (Мать резко опускает руки, как единое непреодолимое целое, которое внезапно опускается) некий абсолют, без какого-либо (речь не идёт о сомнении) колебания или чего бы там ни было. И без (как сказать?)… Любое ментальное знание, даже самое высокое, это «итоговое» знание, если можно так сказать: оно приходит как вывод из чего-то, например, из интуиции (интуиция вам даёт знание, и это знание как вывод из интуиции). Даже если это что-то, что мы получаем как откровение, это всегда выводы. Это всё выводы – мне пришло слово «вывод», я не знаю, как сказать. Но, в супраментальном опыте это не так, это некий абсолют. Кроме того, ощущение этого совершенно исключительное – это гораздо выше уверенности, это… (Мать повторяет тот же непреодолимый жест) это ФАКТ, не так ли, знания, это ФАКТЫ. Это очень-очень трудно объяснить. Но, когда у нас это есть, тогда… естественно, с этим мы обладаем абсолютной силой. Оба признака всегда вместе (но в ответе этому человеку я не говорила о «силе», потому что сила, это почти следствие, а я не хотела говорить о следствиях). Но, факт заключается в этом: некий абсолют в знании, который исходит из отождествления. Мы ЕСТЬ то, что мы знаем. Мы есть это. Мы это знаем, потому что являемся этим.

Когда присутствуют оба признака (нужны оба, один без другого не полон), когда их два, тогда можно быть уверенным, что некто установил контакт с Супраментальным. Но, никак не меньше. Поэтому, люди, рассказывающие, что получили Свет!... (смеясь), у них рот им набит. Но, с этими двумя признаками можно быть уверенным в своём восприятии. (3)

 

(тишина)

 

Совершенно очевидно, что с этими двумя признаками, мы действительно… это то, что сказал Шри Ауробиндо: you step into another world (переходим в другой мир), вы выходите из этой полусферы и входите в другую.

Есть такое чувство.

В тот день, когда это установится, будет хорошо.

 

(тишина)

 

Это не есть результат ни стремления, ни поиска, ни усилия, ни тапасьи, вовсе нет: это приходит, бах! (тот же непреодолимый жест). А когда это уходит, то остаётся нечто похожее на… на отпечаток на песке – в сознании. Сознание как слой песка, а это оставило отпечаток. Если мы слишком двигаемся, то отпечаток исчезает, если мы остаёмся спокойными, он… Но это только отпечаток.

Это невозможно подделать. Замечательно, что это нельзя подделать! Всё остальное, например, аскетическую реализацию, подделать можно, но это подделать нельзя, это… равнозначного нигде нет.

Это как мой опыт той ночью (24 января), ощущение, что я была необыкновенной: индивидуальность, даже в своём высшем сознании, даже то, что называют Атманом (4) и душой, не имело ничего общего. Это приходит вот так (тот же жест), вместе с абсолютом. НИКАКОГО личного участия: это решение, исходящее от Всевышнего.

Со всем остальным то же самое: все ваши стремления, все ваши тапасьи, все ваши усилия, всё, что лично - никакого эффекта. Это приходит, это здесь.

А вы можете только одно, УСТРАНИТЬ СЕБЯ, НАСКОЛЬКО ЭТО ВОЗМОЖНО. Если вам удастся себя полностью устранить, тогда опыт будет полным. Если бы было возможно сохранять это отсутствие постоянно, то опыт присутствовал бы здесь постоянно. Но, до этого ещё далеко… Я не знаю, если всё это… (Мать смотрит на своё тело).

 

(тишина)

 

Очевидно, что для тела нужен был тест ((я не хочу говорить «испытание» в том смысле, в каком это понимают по-французски), ОЧЕНЬ СТРОГИЙ тест, потому что… Это единственное объяснение, которое с личной точки зрения я могу дать всем этим расстройствам. С общей точки зрения существует множество объяснений, но это… словом, я это узнаю, когда мне это скажут, потому что все домыслы не имеют смысла. Но, с личной точки зрения… Понимаешь, это тело уже давно (больше года, вероятно, почти два года) не чувствует своих границ (5). Это совсем не так, как обычно: это только лишь концентрация, скопление чего-то, это не тело с кожей, вовсе нет. Это некое скопление, концентрация вибраций. И даже то, что обычно называют «болезнью» (но, это не болезнь, это расстройство деятельности), даже эти расстройства деятельности для этого тела не имеют того же значения, что для докторов и обычных людей – это не так, оно так не чувствует. Оно чувствует это как… как некую трудность подстройки к новой вибрационной потребности.

 

(тишина)

 

Раньше, когда оно не могло выполнять свою работу, у него было некое нетерпение, то есть, у него было некое ощущение своего стремления и своей доброй воли быть подходящим инструментом, и это преграждало путь. Даже это совершенно исчезло.

Для всего есть некая удивительная улыбка. Когда, в конце дня, с накоплением всего, что пришло от всех людей, которых я видела, от всей работы, которую я сделала, когда для того, чтобы подняться по ступенькам, мне нужно заставлять себя идти, потому что ноги стали как… безвольные железки (это самое ужасное: они не отзываются, не отзываются на волю), даже в такие моменты, когда я поднимаюсь на руках (не на ногах), оно не протестует. Не протестует. И наверху оно сразу же начинает ходить для джапы. А через полчаса ходьбы всё значительно улучшается (Мать жестом показывает силу, которая входит в её тело).

 

(тишина)

 

Оно не знает, почему так получилось, оно не знает… В сущности, оно считает, что знать не обязательно: это так, потому что это так. А если его спрашивают, оно говорит: «Хорошо, когда должно будет быть иначе, это будет иначе».

Это именно его позиция.

 

(тишина)

 

Очевидно, что это необходимо. Посмотрим.

 

(тишина)

 

И в моём сознании, не так ли, есть весь этот комплекс (мир, Ашрам) и есть некое необходимое сострадание, которое распространяется на всё, на все трудности, на все препятствия. А когда ко мне приходят люди (я получаю дюжины писем, ты знаешь. А каждый человек приходит со своей маленькой нуждой или маленькой трудностью – у них маленькая болячка превращается… в гору), внутреннее сознание отвечает всегда одинаково, с некоей… именно с ровностью, с распространяющимся на всё состраданием. Но, когда люди разговаривают со мной, или я читаю письмо, а моё тело осознаёт всё то, что оно называет «затруднениями», которые люди создают по поводу своих нужд, то появляется какое-то чувство (я хочу сказать, что чувство появляется в клетках): «Но, почему они так воспринимают вещи! Они их делают гораздо более трудными». Оно понимает.  Оно понимает, что такой слепой, такой эгоистический и такой self-centered (эгоцентрический) способ восприятия малейшей трудности увеличивает эти трудности многократно!

Это достаточно любопытно, это некое восприятие (восприятие и чувство одновременно), что обычное человеческое отношение к вещам ФАНТАСТИЧЕСКИ умножает и увеличивает трудности.! Что если бы у людей было истинное отношение – НОРМАЛЬНОЕ отношение, не так ли, немного простое, отношение без усложнений, тогда, ох, жизнь была бы гораздо проще.

Так как тело чувствует вибрации (вибрации, которые концентрируются как раз для того, чтобы образовать тело), оно чувствует их природу и видит, как реакция, которую оно называет нормальной, мирная и доверительная реакция делает всё более простым! Тогда как, если появляется беспокойство, страх, недовольство, желание, которое «не хочет этого», и всевозможные… О! Сразу же, это как когда кипятят воду! Это пыхтит пфф! Пфф! Пфф! Вот так, как машины. В то время как, если мы принимаем трудность с доверием и простотой, это сводит её к минимуму. Я хочу сказать, чисто материально, в материальных вибрациях.

Почти (я говорю почти, потому что тело не пережило все опыты), но почти вся боль может быть уменьшена до  чего-то совсем не заслуживающего внимания (конечно, есть такая боль, которой у него не было, но у него её было достаточно), потому что это беспокойство полу-ментальных вибраций (это начало ментального) всё усложняет! Всё усложняет. Например, трудность, о которой я тебе говорила, подъём по ступенькам: в сознании доктора, или кого-либо ещё, это из-за боли. По их пониманию, это боль зажимает нервы и мускулы и делает так, что невозможно ходить. Но, это совершенно НЕ ВЕРНО! Боль не мешает моему телу делать всё, что угодно. Это не причина, это фактор, который можно легко… deal with (уладить). Это не это. Это Материя, материя (вероятно, клеточная, или…), потерявшая способность отзываться на волю, на силу воли. Но, почему? Я не знаю. Это зависит от нарушения. Почему это так? Не знаю… И теперь, каждый раз, когда я поднимаюсь, я ищу способ сообщить Волю таким образом, чтобы это отсутствие отклика не могло продолжаться. Но, я пока не нашла, как. Тем не менее, есть накопление, не так ли, огромное накопление силы, возможностей, воли – я погружена в ЭТО, тело погружено! – и всё же, что-то мешает отклику: не отвечает совокупность клеток тут, совокупность клеток там, они не могут действовать. Тогда, нужно найти…

 

Ещё сейчас, здесь, и в том, что я говорю, присутствует это ощущение тапасьи (6), всё внутреннее сознание заставляет тело выполнять тапасью. Но, моё знание и уверенность (то, что Я ЗНАЮ) говорят о том, что это может быть необходимой подготовкой, но это НЕ ТО, что выполняет работу (7): это что-то, что делает вот так (Мать резко поворачивает запястье, будто для того, чтобы показать переворот в состоянии). И когда это делает «вот так», то всё закончено, всё сделано – всё сделано.

Необходим ли весь этот беспорядок, чтобы было «вот так»? – я сомневаюсь. Я сомневаюсь. Но, это не может найти выражение, потому что, если бы это было выражено, то было бы на грани фатализма, в котором нет никакой истины. Это не фатализм, совсем не фатализм. Что это?... Что-то, что нельзя выразить словами.

 

(тишина)

 

Даже само тело, не так ли, чувствует это постоянное восприятие, как… как погружение в КОНКРЕТНОЕ божественное Присутствие, с его вибрациями. Тогда, с психологической точки зрения, конечно, нет ни малейшего недостатка. Даже с материальной точки зрения. Несмотря на то, что это прочувствовано, воспринято, испытано, беспорядок остаётся! (я называю это беспорядком).

 

(длительная тишина)

 

Это великая Загадка…о!...

 

(тишина)

 

Всё великая Загадка.

 

(тишина)

 

Это то, что Шри Ауробинда называл «Великой Тайной» - ВЕЛИКОЙ тайной.

В тот день, когда она будет открыта… всё изменится.

 

(тишина)

 

И, так как мы видим, так как мы знаем, что САМЫЙ ВЫСОКИЙ, самый озарённый разум не может ничего понять - ничего, то глупо пробовать.

 

(тишина)

 

Мне это всегда напоминало… все наши стремления, все наши поиски, все наши восхождения напоминают мне тот цветок, который я тебе тогда дала (8). Это что-то такое (Мать делает неопределённый лёгкий жест), что вибрирует – вибрирует – вибрирует, очень светлое, очень нежное, по своей сути, очень красивое… (тишина), но это не ЭТО (Мать опять повторяет жест, показывающий внезапный переворот). Это не это.

 

(тишина)

 

Меняется САМА ПРИРОДА, это… другое. Всегда, когда это приходит (в любой области), это чувство абсолюта, оно содержит в себе ВСЁ, это…

 

(тишина)

 

Слово «абсолют» не достаточно сильное (Мать делает жест, как будто опускается глыба). Поэтому говорят безвозвратный, бесповоротный абсолют… Я не знаю, как сказать. Кроме этого Абсолюта, ничто не существует, нет ничего другого. Есть только он.

И всё там.

Когда это приходит, это хорошо. (9)

 

(тишина)

 

Ну вот, малыш, я всё время болтала, и мы ещё ничего не сделали, ещё один день без работы (Мать смеётся)!

Это любопытно… Конечно, когда я говорю, мне это помогает следить за опытом. Наверху я не могу разговаривать сама с собой! И магнитофон бесполезен. Очевидно, что до сих пор это лучше всего получалось с тобой. Я не пробовала с другими. Я что-то говорила Нолини, но восприятие размыто (я не знаю, поймёшь ли ты это ощущение, у меня было ощущение, что это входит в вату). Однажды я говорила с R., я тебе рассказывала, и у меня было чувство, что три четверти были совершенно потеряны. Это факт. Но, с тобой я начинаю ВИДЕТЬ, не так ли, и необходимость формулирования концентрирует меня на видении. С тобой это больше, нежели чем с кем то ещё. Тогда…

А ты испытываешь последствия!

Вот, тебе ничего не нужно?... Ничего?... Малыш, когда мне на обед дают что-то очень вкусное, мне всегда хочется поделиться с тобой!...

 

(1) – один из домов Ашрама.

(2) – физический беспорядок, который, главным образом, напал на ноги Матери.

(3) - вот точный текст ответа Матери этому американцу:

Два неопровержимых признака, подтверждающих, что установлена связь с Супраментальным.

1 – Совершенная и постоянная ровность.

2 – Абсолютная уверенность в знании.

Для того, чтобы быть совершенной, ровность должна быть неизменной и спонтанной, безусильной по отношению ко всем обстоятельствам и всем событиям, всем материальным и психологическим контактам, каким бы ни был их характер и потрясение, которое они производят.

Абсолютная и неоспоримая уверенность безошибочного знания через отождествление.

По поводу «потрясения» от обстоятельств, событий и т.д. Мать добавила следующее: «Нет больше противоречия между приятным и неприятным потрясением. Нет больше вещей «приятных» и «неприятных», это просто вибрации, которые мы фиксируем. Обычно, когда люди бывают потрясены, они делают так (жест отстранения), потом они размышляют, сосредотачиваются и тогда вновь обретают покой. Но, это совсем не так! Нужно, чтобы это было СПОНТАННЫМ, постоянным, неизменным».

(4) – Атман: Я или Дух.

(5) – Мать постепенно входила в транс, и окончание этой беседы происходило в состоянии транса.

(6) – тапасья: дисциплина, йогическое усилие, аскеза.

(7) – это значит, что настоящее изменение происходит не за счёт усилия, или тапасьи.

(8) - Barringtonia speciosa (супраментальное действие).

(9) – существует аудио запись этой беседы. К сожалению, следующий отрывок не сохранился, так как мы подумали, что он имеет только личное значение.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

TEXT.RU - 100.00%

TEXT.RU - 100.00%

Категория: Том 2 | Добавил: Irik
Просмотров: 702 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0