эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 2

Том 2. 22 января 1961
30.11.2016, 12:26

(Недавно Мать себя неважно чувствовала. Здесь она говорит о причинах этого физического недомогания)

 

Как дела?

 

Это, скорее, у тебя нужно спросить!

 

Всё хорошо.

 

Хорошо?

 

Я это видела сегодня ночью… Это было, ох! Для того, чтобы изолировать меня от « моего дома», в мире возник какой-то искусственный ураган, созданный наполовину человеческими существами (это значит, форма человеческая, но это не люди). Все и всё были в беспорядке – видимо, это продолжалось довольно долго. Наконец, прошлой ночью было очень забавно: я, по-прежнему, пыталась попасть в «свой дом» наверху. И каждый раз, когда я пыталась найти дорогу, всё наполнялось… знаешь, искусственными бурями, механическими и электрическими, и чем-то, что рушится. Всё было не настоящим, ничего истинного, но это было ужасно опасно.

В конце концов, я оказалась внизу, в месте, где стоял ряд домов, и было много всего другого. Мне непременно нужно было вернуться наверх. И вдруг ко мне подошла плохо различимая форма (тёмная, без света) и сказала мне: «О! Не ходи туда, это очень плохо, очень опасно. Они всё это ужасно организовали, никто не может устоять! Подожди, не надо туда ходить. А если тебе что-то нужно, пойдём, знаешь, у меня всё есть! (Смеясь) Это немного старое и пыльное, но ты устроишься» (!) И она отвела меня в огромный зал, наполненный вещами, стоявшими друг на друге. А в углу она мне показала… ванну. Малыш, она была чудесной! Великолепная ванна из розового мрамора. Но, ей никогда не пользовались, она была старой и пыльной. Эта форма мне сказала: «Это нужно протереть, и можно пользоваться!». Она мне ещё показала другие места для туалета, всё, что нужно: «ты можешь всем этим пользоваться, только не ходи наверх». Тогда я посмотрела на неё: мне показалось, что у неё есть совсем маленькое личико. Это было забавно – это не было формой, это… это было формой и не было формой! Это было неопределённым. Тогда я её взяла в руки и прокричала: Mother you are nice! (О! Мать, ты добра – Мать смеётся). И я поняла, что это была материальная Природа.

После этого я очень хорошо себя почувствовала. Битва была закончена. Она была закончена НА ДАННЫЙ МОМЕНТ, потому что они не закончили, они продолжали грохотать с другой стороны. Но, мне туда идти уже было не нужно.

Так как я была ещё внизу, это было отсрочено. Я ещё не вернулась наверх. В общем…

Они такие злые. Очевидно, что между тем, что есть здесь и… словом, моим владением существует целая группа сил (должно быть, это витальные силы). Они злые! Они организовывают взрывы, крушения… была видна вся структура, не так ли: всё было искусственным, ничего настоящего. Но, от этого оно не было менее опасным.

В общем, это, скорее, занятно.

 

Ты мешала им работать?

 

Да, я им мешаю, я хорошо знаю, что мешаю им править миром! Они завладели всей Материей (Мать дотрагивается до своего тела), жизнью, действием. Витальные существа превратили это в своё владение, это очевидно. Но, это были существа нижнего витала, потому что было ощущение искусственности – они не выражали высших форм, не так ли, они выражали некий искусственный механизм, искусственную волю, искусственное устройство. Всё это было плодом их собственного воображения, а не высшего вдохновения (1). Символизм понятен.

А я через них, через всё, видела своё владение. Я видела своё владение и говорила: «Но, я же его вижу!». Но, как только я начинала идти туда, дорога терялась, я её не видела. Я больше не видела, куда я шла. И было, так сказать, невозможно вновь оказаться там: это были сотни и сотни тысяч людей, вещей, неразбериха. Бескрайняя противоречивость и насилие!

 

Этой ночью я что-то почувствовал…

 

Да, это было этой ночью.

 

Я почувствовал вибрации небывалого насилия.

 

А! Ты тоже почувствовал…

 

В какой-то момент меня скрутило здесь (живот), как если бы хотели у меня вырвать что-нибудь.

 

Да-да. О! Это насилие. Ярость.

 

Сначала я подумал, что это идёт от тебя (!) Что это ты у меня пытаешься убрать что-то нежелательное.

 

О, нет! (Мать смеётся) Я таких грубых методов не использую! Нет-нет!

Это очень любопытно… Когда это всё свалилось на меня (четыре или пять дней назад, я не помню), всё, чего я достигла на материальном плане, исчезло! Как будто всё, что было достигнуто, подчинено, даже то, что начало меняться, даже полностью прекратившиеся плохие проявления, всё, что было приведено в порядок и находилось под контролем, всё исчезло! Абсолютно ничего не осталось! Как будто одним махом всё вернулось назад!

Я была очень спокойной, потому что ничего другого не оставалось, не так ли – я знала, что это была битва. Я была очень спокойной, но я больше не могла кушать, не могла отдыхать, не могла делать джапу, ходить, а голова была готова взорваться. Я могла только расслабиться, не так ли (Мать распростёрла руки в беспомощном состоянии), войти в очень-очень глубокий транс, в очень глубокое самадхи. Это всегда можно сделать, и это единственное, что мне оставалось. Мысли, всё это, как всегда, были ясными (это недвижимо, оно находится наверху), но тело… ему было очень плохо. А я… Битва, битва, битва каждую секунду! Малейшая вещь, не так ли, сделать шаг было битвой – это было жуткое сражение.

Этой ночью я увидела символическое значение, образ, но что это было? Это был элемент в наиболее материальной Материи (2), потому что это было в самом низу, и, несмотря ни на что, это она здесь всем руководила: она всё знала, могла всем управлять – это была наиболее материальная Природа. А она сама не имела света, не так ли, но очень-очень… со скрытой силой, совершенно невидимой.

И каждый раз, когда я шла, когда я хотела уйти от неё, чтобы подняться наверх, начинался ураган. В итоге, она решила прийти ко мне (потому что каждый раз, когда я там проходила, начинался ураган; я шла – ураган начинался), она подошла ко мне и очень-очень вежливо, очень тихо, очень скромно сказала: «Нет, не ходи туда, не ходи туда, не пытайся вернуться к себе. Они создали ужасный ураган». А он был искусственным. Это были взрывы везде, как бомбы, и даже хуже, не так ли, как раскаты грома. И можно было увидеть искусственные электрические фокусы, при помощи которых они вызывали гром. Это было в огромных масштабах.

Это не закончилось.

Я просто согласилась там остаться: «У тебя будет всё, что тебе нужно. Успокойся!» У неё были красивые вещи! Ими не пользовались, они были пыльными (кто знает, может это были символы очень старой реализации древних риши, подобных практик?) О! Это были первоклассные вещи, но совершенно заброшенные, не использованные, пыльные, как предметы, которыми никто не пользовался, которыми НЕ УМЕЛИ пользоваться. Она их представила мне: «Ты видишь, видишь, я тебе их показываю». Там было большое количество стоящих друг на друге вещей и большая неразбериха, которая не позволяла их рассмотреть. Но, что было удивительным, так это то, что когда она вела меня, чтобы что-нибудь показать, всё расступалось, всё тут же приходило в порядок. Оставалась только вещь, которую она хотела мне показать, и тогда, о!...Это была красота! Розовый мрамор! Ванна, не известной мне формы, она не была ни римской, ни античной (не современной, совсем не такая!), но… это было похоже на сооружение. Какая она была красивая! И всё было в порядке: комната, полная хаотично стоящих друг на друге вещей, когда она хотела мне их показать, они упорядочивались, вставали на свои места, всё становилось чётким. (Мать смеётся)

Но, меня не удивило, что это отразилось на тебе.

 

О! Я почувствовал. Очень сильно. Это низошло на меня в три приёма. Я сказал себе: «Надо же, кто-то делает очищение». У меня было такое чувство, что у меня что-то забирают, что-то, чего не должно быть. На третий раз я стал сомневаться, что это ты, потому что это было с такой силой (прежде всего, в районе живота, как будто из меня что-то вырывали). Забавно… вибрации, ничего кроме очень-очень сильных вибраций.

 

У меня всё это происходило в голове (не прошлой ночью, но последние дни), когда я пыталась делать джапу. О! Голова как будто лопалась. Нервы были не только напряжены (Мать касается затылка), но и с судорогами. А в голову, казалось, вливают кипящее масло. Она была готова взорваться, это было… И я плохо видела.

Очевидно, это было что-то, что не хотело, чтобы я спустилась на раздачу (3). Усилием воли я спустилась. Я сказала: «Я сделаю это». Хотя, это было трудно. Были моменты, когда со стороны шло: «Сейчас ты потеряешь сознание». А после: «Теперь это больше не действует. Теперь…». Это вот так приходило. И нужно было… Я всё время повторяла джапу. До самого конца я чувствовала себя «так себе». В конце я уже не видела людей: я видела только проходящие формы, я не могла чётко видеть. Когда всё закончилось, я встала (я знала, что мне нужно встать), я встала, не споткнувшись, я сошла со стула, не оступившись. Но, я не была осторожна. Когда, чтобы подняться по лестнице, я повернулась спиной к свету, идущему из зала, вдруг всё исчезло – black-out. Но не black-out от потери сознания, когда глаза не видят. Я видела только тени, вот так. А! Я спросила себя: «Где ступенька?». Тогда, чтобы не промахнуться, я уцепилась за перила, это вызвало шаткость. Чампаклал думал, что я упаду, и бросился ко мне!

Словом…

И только позже, намного позже, я опять начала видеть. Очевидно, это было то, что НЕ ХОЧЕТ. Но, когда же оно поддастся?... Я не могу этого сказать, победа не одержана, до этого далеко. Всё осталось так, как есть: статус-кво.

Вероятно, придётся всё начинать сначала, но каким образом? Очевидно, все витальные силы, привыкшие управлять землёй… (прошлой ночью они были размером с землю, они не были всеобщими, они были размером с землю). Это они ничего не хотят знать. Им это совсем не нравится.

Выход в виде surrender (сдачи) и индивидуального благочестия, это подходит для… для отдельного человека, но это не годится для общности людей. Например, как только я ложусь в кровать – наступает покой. (А! Я забыла, они ещё придумали другую вещь: сделать так, чтобы моё сердце билось неравномерно. Через каждые три, четыре удара оно останавливалось. Потом оно начинало биться, как будто меня ударили кулаком. Три, четыре удара, а затем совсем слабый удар, и оно останавливалось. А потом, бах! И удары… вас бьют как… Они это придумали. Удивительная изобретательность). Но, как только я ложусь и полностью сдаюсь, всеми клетками – больше никакой активности, ничего – всё идёт хорошо. Но, мы ясно отдаём себе отчёт в том, что surrender (сдача), не так ли, оказывает влияние на действие только в той мере, в какой всевышний Господь задумал действие, и это движение (как сказать?) длительного срока (4): прежде чем будет одержана победа, многое может произойти. Потому что для нас это очень маленькая мера, даже если это земная мера, она очень маленькая. А всеобщая мера… У этих сил есть своё место, своя деятельность, свой мир. И пока у них будет своё место и своя деятельность, они буду находиться здесь. А прежде чем они истощатся, или станут бесполезными, может произойти много всего…

Но, индивидуально, это почти постоянное блаженство, не так ли. Но, это не решение вопроса… Это решение длительного срока через последствия.

Для настоящего овладения, всё это нужно себе подчинить/

Это то, в чём путаются все люди, которые решили, что их… то, что они называют «личным спасением», это всеобщее спасение. Это совершенно не так! Это неправда, это ЛИЧНОЕ спасение.

 

(тишина)

 

Но, всё это замечательно, точно выражено и ОБЪЯСНЕНО в «Савитри». Нужно только уметь прочитать! Вся последняя часть, с того места, когда она пошла искать Сатьявана в царство смерти (это возможность, не так ли), описание всего, что происходит, это ИМЕННО это. И в конце, все дары, которые ей предлагаются, всё, от чего она должна отказаться ради продолжения своего земного дела…

Савитри, это на самом деле концентрация, суть вселенской Матери – вечной вселенской Матери, вечной Матери всех вселенных – выраженная в земном человеке ради спасения земли. А Сатьяван, это… это душа земли. Это джива земли. И когда Господь говорит: «Тот, кого ты любишь, кого ты выбрала», это земля, не так ли.

Тут учтены все подробности! Как Шри Ауробиндо всё описывает, когда она вновь спускается, когда Смерть окончательно отступает, когда всё решено, а Всевышний ей говорит: «Иди, иди с тем, кого ты выбрала»? Он говорит, что она бережно, как маленького ребёнка, берёт ДУШУ Сатьявана для того, чтобы пройти все царства и опять спуститься на землю. Тут есть всё! Чтобы это было понятным, он не забыл ни одной детали – для того, кто умеет понимать. И когда она возвращается на землю, он вновь принимает свой человеческий облик. (5)

 

(1) – нам кажется, что речь идёт о силах, которые управляют механикой и реакциями телесного подсознания: вся наработанная эволюцией механика и атавизм. То, что можно назвать эволюционными привычками. Это «нисходящая тропа» о которой Мать говорила сорок лет назад (или «погружение в физическое», о котором говорил Шри Ауробиндо), чтобы достичь чистого клеточного сознания.

(2) – позже Мать уточнила: «Это была материальная субстанция, элементы, которыми полностью овладели враждебные силы, сопротивляющиеся трансформации».

(3) – накануне, 21 января, в день Пуджи Сарасвати, Мать раздавала ученикам послание.

(4) – Позже (27-го) Мать сделала следующее дополнение: «Как раз вчера, в «Тайне Веды», я прочла первый гимн, который Шри Ауробиндо перевёл (речь идёт о беседе Индры и Агастьи, Rig Véda 1.170 – cf. Secret of the Veda, Vol. 10, p. 241 sqq.), и это мне позволило понять суть проблемы. Это гимн, в котором спорят риши и Индра, потому что риши хочет идти слишком быстро, минуя Индру (бог Ума), а Индра его останавливает, а потом они договариваются. И очень интересен комментарий Шри Ауробиндо: когда мы обладаем ИНДИВИДУАЛЬНОЙ силой, чтобы идти прямо, но игнорируем необходимые для целого этапы, нас останавливают. Это именно так.

(5) – существует аудио запись этой беседы. Это первая регулярная запись Агенды.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

Категория: Том 2 | Добавил: Irik
Просмотров: 541 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0