эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 2

Том 2. 20 декабря 1961
23.10.2017, 17:27

 

(Ученик читает Матери отрывки из письма, которое он только что получил от своего издателя в Париже)

 

Вот, я тебе зачитаю ораторские приёмы:

«Дорогой месьё…

Сначала я должен вам сказать, что если этот текст и является отличным эссе, то, в своём настоящем виде, он не может стать книгой из серии «Духовные мастера.

Попробуем перечислить причины этого не соответствия.

Прежде всего, создаётся впечатление, что это АБСТРАКТНЫЙ текст. Я представляю всё, что вы можете мне ответить, и очень опасаюсь недопонимания! Раз уж речь опять зашла о серии, предназначенной для широкого читателя, которого мы хорошо знаем, то, с позиции читателей, могу вас заверить, что они не могут страница за страницей следить за рассуждениями о том, что можно назвать философской или духовной системой… Такое ощущение возникает, прежде всего, из-за того, что ваша книга начинается с двадцати и одной страницы, где мы должны познакомиться с историей жизни Шри Ауробиндо, происхождением Вед и Упанишад, и, я не знаю, с каким количеством обрядов, истин, божеств, мудростей и т.д. и т.д. По моему мнению, и это решение вам покажется жестоким, так как вы, конечно, дорожите этими двадцатью и одной страницами (о Тайне Вед), их нужно просто изъять, так как всё, что вы там говорите, и что очень насыщенно чувствами, может быть понято только при чтении продолжения. Существует множество книг, где можно попросить читателей сделать усилие, чтобы понять начало, только прочитав конец, но это не книги для массового читателя. Можно было бы рассмотреть возможность написания введения на три или четыре страницы для ознакомления с духовным миром и культурой, в которой родилась мысль Шри Ауробиндо. Оно может быть достаточно «описательным», но это не должен быть предварительный синтез того, о чём вы впоследствии говорите. Как правило (вы улыбнётесь, посчитав меня картезианцем, но мы обращаемся к читателям, в большей или меньшей степени воспринявшими многословное картезианство, и, если хотите, вы можете им помочь опровергнуть их метод, но, при условии, что они вас поймут с самого начала), вы мало используете анализ и предшествующее ему описание анализируемых реальностей… По этой причине, главы, содержащие только философский анализ, нам кажутся чрезвычайно длинными. И даже исключив абстрактную главу об эволюции, которая должна бы быть более краткой, мы там увязаем. После терпеливого, а иногда и нетерпеливого, ожидания освещения самого опыта Шри Ауробиндо, мы с удивлением читаем, что «вместо того, чтобы использовать энергию, находящуюся вокруг в материальной природе, или в животном сне, можно черпать энергию сверху». Или, что «можно изменить свой сон и сделать его осознанным, справиться с болезнями до того, как они проникли в тело». Всё это, по меньшей мере, занимает страницу, и вы делаете вывод, что «бывший рабом материи дух становится хозяином эволюции». Но, то, что привело Шри Ауробиндо к этой мысли, опыты, которые позволили ему найти этому подтверждение, и которые позволят другим людям оценить его методику, трудности, препятствия, реализацию, как же это не может быть важным для понимания читателей?... Повторюсь, речь идёт о методике подачи материала, тесно связанной с общим характером серии… Позвольте мне также добавить, что я нахожу прискорбным, когда мысль выражается только ради самой себя, а её изложение сопровождается агрессивной иронией по отношению к мнению, которое автор не разделяет. Это бессмысленно и вредит представляемой мысли больше, нежели контраст с высмеиваемыми представлениями. Концепции души, творения, добродетели, греха, спасения, на которые вы намекаете, могут быть интересны, если читатели смогут их найти в себе. Но, так как под вашим пером они окарикатуриваются, то создаётся ощущение слишком простого контраста между понравившимися и отвергнутыми идеями. Они были бы на своём месте, если бы соответствовали реальной западной религиозной мысли… Я слишком уважительно отношусь к вам и к духовному миру, в котором вы живёте, чтобы из боязни огорчить вас отказаться сказать вам это…»

 

Аминь

 

(тишина)

 

Вчера ночью Шри Ауробиндо мне сказал: «Они были бы довольны, только если бы мы им предоставили хорошую порцию сомнительных чудес» (это я перевожу с английского).

Это именно так. Они хотят, чтобы им рассказывали чудеса.

Я не думаю, что твою книгу нужно изменить – вырезать куски, это не имеет никакого смысла. Если ты меня спросишь, что бы я сделала, то я бы, поставив себя на их место, написала бы другую книгу: что-то, что могло бы сделать Шри Ауробиндо понятным, почти любезным, то есть только конструктивную сторону его учения и очень поверхностно, без, не то чтобы философских, но без духовных представлений о его учении. Потому что это полностью закрыто для их понимания.

Они не готовы! Они не готовы! (1)

 

(тишина)

 

С европейской точки зрения это (Шри Ауробиндо) огромная духовная революция, которая реабилитирует Материю и творение. Тогда как в христианской религии, это, по сути, падение – непонятно, как то, что вышло из Бога, могло стать таким плохим (!), но, в общем, здесь не стоит слишком вдаваться в логику. Это падение. Творение - это падение. Поэтому буддизм их убеждает гораздо проще. Я это наблюдала с Ришаром, который был полностью воспитан в европейской философии под влиянием христианства и позитивизма. Когда он, находясь под этим влиянием, познакомился с космической философией Теона, а затем с откровениями Шри Ауробиндо, то сразу же, в своей «Причине мира», заявил, что мир, это плод Желания, и это желание Бога. Тогда как Шри Ауробиндо (если простыми словами) сказал: «Бог создал этот мир ради Радости творения», или, скорее, «Он сотворил этот мир из Самого Себя ради Радости жить предметной жизнью». Теон тоже говорил, что мир ЕСТЬ Божественное в предметной форме, но для него источником этой формы было желание быть. Ты понимаешь, это всё игра слов, но, в одном случае мир заслуживает наказания, а в другом – он прекрасен! В этом вся разница. И для всего европейского и христианского ума мир заслуживает наказания. И когда им говорят об ЭТОМ, они не могут это вынести.

И, естественно, обычная реакция на такую позицию, это отрицание духовной жизни: примем этот мир таким, какой он есть, грубым, материальным, будем жить «мало, но весело» (всё закончится вместе с этой короткой жизнью, не так ли), будем делать всё, чтобы за это время хорошо развлечься, как можно меньше страдать и не о чём не думать. И закономерный вывод из этого: жизнь, - это что-то обречённое, требующее наказания, антибожественное. Что же тогда делать? – если мы не хотим избавиться от жизни, то избавимся от Божественного. (2)

Это именно так.

Поэтому они не могут, даже те, кто очень умны (а этот человек очень умён) – тут же отказ.

 

У меня такое ощущение, что препятствием является этот человек, и если бы эта книга вышла, то её бы поняли – не все, но поняли бы. Её бы не поняли люди, запертые в своём католицизме (но тут ничего не поделаешь). Я уверен, что людям, которым на это наплевать, у которых нет христианских предубеждений, это было бы доступно.

 

Я знаю, что если мы её опубликуем здесь, то в Европе и Америке найдётся много читателей, которые проглотят её как благословенный хлеб, и это будет замечательная работа – для читателей, которые знают французский. Но, это ЕСЛИ она будет опубликована здесь. И это не из-за того, что они думают о нас (об Ашраме), но из-за того, что будет внутри (в книге).

Они хотят «почистить» твою книгу, не так ли! Они не могут. Я увидела это, когда книга была отправлена: они не могут, не могут. Они создали барьер, они не могут воспринять то, что в ней есть, и, как следствие, они сделают всё, что смогут, чтобы этот эффект устранить.

Естественно, если книга будет напечатана здесь, то, для того, чтобы она дошла до широкого читателя, потребуется больше времени. Но, я вижу, как в мире всё устроено: она надёжнее и быстрее дойдёт до тех, кто готов её воспринять. И не надо думать, что это «элитарная» публика, люди особо утончённые и интеллигентные. Простые люди с открытым сердцем обладают глубокой интеллигентностью, которая открывается и понимает эти вещи гораздо лучше, нежели очень образованные люди – гораздо лучше. Потому что они чувствуют, они чувствуют эту вибрацию, вибрацию глубокой Надежды, глубокой Радости, что-то, что соответствует насущной потребности их существа. Тогда как другие начинают измышлять и обосновывать, и это забирает половину силы.

С практической точки зрения, я бы хотела, чтобы книга была издана здесь, и мы бы предприняли необходимые усилия для того, чтобы она дошла до как можно большего количества людей. В сущности, издатель, это более простой способ, у нас возникает меньше трудностей. Но, это совсем не значит, что это лучший способ – это далеко не так. Я ЭТО знаю, потому что всё время вижу твою книгу с восприятием Шри Ауробиндо. А ему твоя книга очень нравится, он много в неё вложил, и он видит, что она может принести огромную помощь, но не в скором времени. Есть постоянное ощущение, что потребуется лет сто, для того, чтобы её эффект проявился полностью. Тогда как издатель - это более быстрый внешний эффект, который создаёт много шума, но и быстро угасает.

Для меня в книге важно изменить значимость картинок. Я их оставила, потому что не было другого способа, но надо сказать, что я не была очень довольна (3). Они не дают глубокого понимания, не дают понимания души – это именно понимание очень развитого ума.

Достаточно очень небольшого количества картинок, которые просто приоткроют душу. (4)

 

(тишина)

 

Есть одна вещь. Очевидно, что, несмотря на своё сопротивление, с духовной точки зрения они представляют некую добрую волю, и эта добрая воля должна быть признана и использована – её нужно признать. Поэтому я тебе сказала, что нужно написать книгу менее высокого уровня, такую книгу, … которую, я бы могла написать, если бы писала!

 

Но, Мать…

 

То есть, ты знаешь, как я пишу: это всё время «вот так», всегда есть ощущение…

 

Так написать можешь только ты!

 

Нет. Нет, я так не думаю. Это только вопрос позиции.

 

Нет, милая Мать, это вопрос опыта. Нужно писать с постоянным глубоким опытом.

 

Да!

 

Но у меня его нет. У меня есть «вот такое» восприятие, но настоящего опыта у меня нет… В конце концов, если ты считаешь, что я способен это сделать, то я согласен, милая Мать.

 

Я так считаю!

Конечно, моя книга была бы… По-английски я бы сказала: What I have known of Sri Aurobindo (что я узнала о Шри Ауробиндо), я думаю об этом наверху. Что я узнала о Шри Ауробиндо, это… что я смогла воспринять об Аватаре. Его значение. Я её вижу «такой», what I have known, с минимальным количеством внешних событий, совсем немного, и со всем опытом от встреч: в то мгновение открылось это, в это мгновение я заметила то, в это мгновение я увидела это, почувствовала то, в то мгновение я могла сделать это – и это всё Шри Ауробиндо.

Я знаю, что если бы я написала эту книгу, то это была бы сенсация! Потому что любой дурак мог бы её прочитать как сказку и был бы абсолютно доволен. А потом он бы даже не заметил, как она завладела им изнутри, и он начал меняться.

Это была бы философская книга? - нет. Духовная книга? – вовсе нет! Хорошая, небольшая, наполненная здравым смыслом книжка. Вот, что они бы получили!

У меня нет времени.

Я могла бы что-нибудь набросать, а ты потом это написал бы, то есть, сделал бы книгу, но… у меня нет времени, … я только об этом подумала. Десять минут назад я об этом не думала.

Сейчас я эту книгу вижу. Я её вижу. Но, когда я выйду отсюда, это уйдёт вместе со всей этой толпой и работой. Нужно, чтобы я была очень спокойной, чтобы не отвлекалась. И писать нужно, когда это приходит, потому что я не могу, я никогда не могла делать что-то логически – никогда. Нужно, чтобы переживание пришло вдруг – воспоминание, опыт. Тогда я его запишу, отложу в сторону и больше не буду им заниматься. Когда придёт другой, сделаю так же. У книги (улыбаясь) не будет плана: не будет плана мыслей, не будет плана развития, ничего, просто повествование.

Например, какое значение имел отъезд (5): как он участвовал в моей жизни, когда я не была с ним, как он направил мою жизнь в Японии, как… Конечно, это всё будет через призму моего собственного опыта, но это будет Шри Ауробиндо – не я, не моя реакция. Это будет Он через мой опыт, потому что это единственное, о чём я могу говорить.

Там будут интересные вещи даже для…

Но, у меня есть два очень серьёзных возражения. Первое – это станет большим оккультным откровением (там будет много оккультного, того, что люди, так сказать, называют «чудесами», или что-то подобное), большое откровение. Я опасаюсь это делать, потому что считаю, что сейчас не время. Это, прежде всего. А потом, неизбежно, несмотря ни на что, это будет слишком личным, даже если это не будет написано в личном смысле. Неизбежно слишком личное. Сейчас не время.

Поневоле, это будет слишком физическая личность, а это не интересно. Это будет интересно, только если придёт Личность с большой буквы. Это было бы замечательно.

Однажды это произойдёт, я это чувствую, но, тогда, когда писать будет эта Личность. Сейчас слишком много всего. Слишком много этого (Мать касается своего тела), совокупности этих маленьких… слишком много реакций этой маленькой физической личности - не в том, что я скажу, но в МОЗГЕ, которому придётся это переложить в слова.

Но, может быть сделано кое-что другое… Жаль, что ты с ним не встретился… А может быть, это и лучше? Очень трудно отрешиться от внешнего облика. (6)

Вот, просто для примера: когда я начала работать (не с самим Теоном, но через мальчика во Франции, который был другом моего брата (7)), тогда у меня была череда видений, и многие из этих видений… (заметь, что я ничего не знала об Индии, ничего, как все европейцы: «это страна, где у людей есть обычаи и религии», туманная история, и там происходит много всего «необычного», о чём здесь говорят. То есть, я ничего не знала). В этих видениях я увидела Шри Ауробиндо таким, какой он был физически, но прославенного. То есть, такого же человека, какого я увидела первый раз, немного худого, золотисто-бронзового цвета, с слегка заострённым профилем, отрастающей бородой, длинными волосами, одетым в дхоти с полой, лежащей на плече, с голыми руками и частично голым телом, с босыми ногами. Тогда я думала, что это такой «костюм в видении»! То есть, я ничего не знала об Индии, никогда не видела индийцев, одетых по-индийски.

Итак, я его видела. Это были одновременно символические видения и духовные СОБЫТИЯ: знаковые духовные события и переживания от встречи и единого осознания Работы, которую нужно сделать. И в этих видениях я сделала то, что в обычной жизни никогда бы не сделала: я по-индийски простёрлась ниц. И это без какого-либо понимания в этом маленьком мозге (понимание, это значит, что я действительно знаю, что делаю, как делаю – ничего этого не было). Я простёрлась ниц, и одновременно внешнее существо спрашивало: «Что всё это значит?!»

Я записала это видение (или, может быть, я его записала позже), но я никогда ни с кем о нём не говорила (естественно, такие вещи не рассказывают). Только у меня было ощущение, что это пророчество, что однажды это произойдёт. И это осталось in the background of the consciousness (на заднем плане сознания), то есть, оно было там, не активным, но неизменным.

У Теона было длинное платье, но не такое (фиолетовое). Он был европейцем (должно быть, он был русским, но я не уверена, он был или поляком, или русским, но мне кажется, что он был русским с еврейскими корнями, и ему пришлось уехать из своей страны – он об этом никогда никому не рассказывал, это только ощущение). Когда я его увидела, то увидела существо, обладающее большой силой. Было некое сходство: он был достаточно высокий, приблизительно такого же роста, как Шри Ауробиндо (среднего роста), худой, с похожим профилем. Но, я видела, что это не он, потому что… (я не увидела, я почувствовала) когда я его встретила, то не было той вибрации. Тем не менее, это он меня учил, я два года подряд ездила в Тлемсен, и я работала. Но в сознании, на заднем плане, всегда было что-то другое.

Когда сюда приехал Ришар, он встретился с Шри Ауробиндо (потому что был одержим идеей встретить «Мастера», Гуру, «великого Инструктора»). Он встретился с Шри Ауробиндо, который никого не принимал (он здесь скрывался), но встретился с ним по настоянию Ришара. Ришар вернулся с фотографией. Это была одна из первых фотографий, в ней ничего не было. Ничего, она была совсем не похожа на то, что видела я – это были остатки политического деятеля. Я его не узнала. Я подумала: «Забавно, это не он» (потому что у меня было только внешнее видение, не было внутреннего контакта). Но, всё же, было любопытно с ним встретиться. Во всяком случае, я не могу сказать, что увидев эту фотографию, я почувствовала: «Это он». Вовсе нет. У меня было ощущение, что это очень интересный человек, и больше ничего.

Я приехала сюда… Во мне было что-то, что хотело, чтобы первый раз я встретилась с Шри Ауробиндо совсем одна. Ришар встречался с ним с утра, а моя встреча была назначена после обеда. Он жил в доме, который теперь стал частью общежития (не первого, второго общежития), старый Гостевой Дом (8). Я поднималась по лестнице, а он меня ждал, стоя наверху лестницы… В ТОЧНОСТИ, как в моём видении! Он был так же одет, в той же позе, в профиль, с поднятой головой. Он повернул ко мне голову,… и в его глазах я прочла, что это Он. Получилось вот так, оп! (жест мгновенного столкновения), и тут же внутреннее переживание соединилось с внешним, получилось слияние, решающее соединение.

Это мгновение стало только началом моего видения. Только после ряда переживаний, десяти месяцев в Пондичерри, пяти лет разлуки и возвращения туда, а затем после такой же встречи в том же доме, это видение ЗАКОНЧИЛОСЬ. В тот момент я стояла рядом с ним (моя голова не лежала у него на плече, но была на месте его плеча, я не знаю, как сказать – так называемого, физического контакта не было). Мы так стояли вдвоём, смотрели в открытое окно и ВМЕСТЕ почувствовали, что… «теперь Реализация состоится». Что всё окончательно подтвердилось, и Реализация состоится. Я почувствовала, что в меня, как масса, нисходит уверенность (та же уверенность, какую я ощущала в моём видении, в тот день я её почувствовала). И с этого момента нам нечего было сказать, слов не было – мы знали, что это ТО.

Но, у нас двоих была целая череда переживаний, в которых он принял участие, и которая представляла собой последовательный рост осознанности. Это частично отмечено в «Молитвах и Медитациях» (я удалила всё личное). Но, был опыт, о котором я там не говорю (то есть, я его не описала, а только поместила заключение), опыт, в котором я говорю: «Человек не захотел…» (сейчас я не помню). Я предлагала участвовать во всеобщей работе и в новом творении, а человек не захотел, отказался. Тогда я это отдала Богу… (9).

Не знаю, я плохо рассказываю, но это был такой конкретный опыт, что я его ощутила физически, в японском доме (это был японский деревенский дом, в котором мы жили, рядом с озером). Была целая череда самых разных обстоятельств, событий – длинный- предлинный роман. Но, однажды, когда я находилась в медитации одна (у меня никогда не было очень глубоких медитаций, было только сосредоточение сознания – Мать делает внезапный жест, показывающий, как всё существо разом собирается), я увидела… Ты знаешь, что я пыталась преобратить Господина Лжи, я пыталась это сделать через его эманацию, воплотившуюся в физическом существе (Ришар) (10). В течение четырёх лет пребывания в Японии я потратила на это очень много сил. Четыре года заканчивались, и у меня появилась абсолютная внутренняя уверенность, что сделать что-либо невозможно – это было невозможно сделать таким способом. Я вот так, сосредоточенно, спрашивала Господа: «Ну вот, я поклялась Тебе, что сделаю это, я сказала: «Даже если для этого придётся спуститься в ад, я спущусь туда…», а теперь скажи, что мне нужно делать?» Естественно, там присутствовала Сила: вдруг, во мне всё замерло, всё-всё внутреннее существо полностью замерло – у меня было видение Всевышнего,… более прекрасное, чем в Гите. Видение Всевышнего (11). И тогда это видение меня буквально взяло в свои руки, оно повернулось на запад, то есть, в сторону Индии, и представило меня – и я увидела, что на другом конце был Шри Ауробиндо. Это было… я это почувствовала физически. Я видела, видела… мои глаза были закрыты, но я видела (видение Всевышнего у меня было два раза: один раз здесь, но гораздо позже, а тот раз был первым)… неописуемо. Как будто эта уменьшившаяся до огромного Существа Необъятность подняла меня, как соломинку, и представила – ни одного слова, ничего, только это. Потом всё исчезло.

На следующий день мы начали готовиться к отъезду в Индию.

Когда, после этого видения, я вернулась из Японии, то здесь произошла встреча с Шри Ауробиндо, и появилась уверенность, что Миссия осуществится.

 

(тишина)

 

Это можно рассказать очень просто, это не метафизика. Конечно, это оккультизм, но абсолютно конкретный и простой, это вещи, которые может понять ребёнок.

Это истинные вехи во всей Истории.

Мне кажется, что однажды это будет рассказано. Но, сначала нужно, чтобы это (Мать касается своего тела) в достаточной степени изменилось. Тогда это обретёт всю свою ценность.

Понимаешь, вся моя уверенность – вся, без исключения – никогда не приходила через ум. Умственное понимание приходило гораздо позже. Каждое из этих переживаний было понято гораздо позже. Мало-помалу, мало-помалу начинаешь понимать, о чём идёт речь (я не говорю о всех наших философских знаниях, они не имеют значения, это китайская грамота эрудитов, меня она совершенно не интересует). Понимание ментального сознания пришло гораздо позже самого переживания. Переживание пришло ещё в раннем детстве, вот так, массивно – оно овладевает вами, и вам уже не нужно верить или не верить, знать или не знать - ничего подобного, бах! Слов нет: вы стоите перед фактом.

Именно это, однажды, во время последних тяжёлых лет, Шри Ауробиндо мне сказал, что это моё преимущество. Он мне сказал, что поэтому имеется (как сказать?) возможность, что я дойду до конца.

Я ещё ничего не знаю. Тогда, когда я это узнаю, … вероятно, это будет сделано. потому что это придёт таким же образом, как массивный факт: это будет ТАК. И после того, как это будет «так», гораздо позже, придёт понимание: «А! Но это так!».

Сначала это приходит, а потом мы его пониманием.

Сейчас это не пришло.

 

(тишина)

 

Думаю, такая книга (с достаточным вуалированием, конечно), написанная очень просто, как моя «Наука жить», говорит с людьми на их собственном языке. О! Никакой философии, ничего такого! Мы просто рассказываем необычные истории так, как мы рассказывали бы материальную историю, одинаково. Но, самое главное, что там будет История!

Это началось, когда я была совсем маленькой, а История тогда была.

Но, это никогда не проходило через мою голову, никогда-никогда-никогда! У меня в детстве были такие переживания, которые я поняла, только когда Шри Ауробиндо мне кое-что объяснил. Тогда я сказала: «А! Вот, что это было!» Вот так. Я никогда не пыталась понять таким способом (головой), мне это было не интересно – меня интересовал результат: как это меняется внутри, как изменилось отношение к миру, как изменилась позиция по отношению к творению. Совсем маленькую, меня интересовало это. Весь этот окружающий маленьких детей мир, как получалось, что после некоторых совершенно обычных событий у меня полностью менялось с ним отношение? И это всегда было одинаково: вместо того, чтобы почувствовать себя внизу с чем-то, что давит на голову, как осёл, идущий по дороге, было что-то, что делало вот так (жест подъёма), и тогда оказываешься наверху. Можно было начинать меняться: то, что было поперёк, почему бы не поставить это прямо? Как ставят на место выдвижной ящик.

Как, почему, что это значит? – мне это было неважно. Важно, чтобы это было прямым!

Это началось почти восемьдесят лет назад, когда мне было пять лет.

Если Бог хочет, чтобы мы дошли до конца, то мы просто расскажем, что было, и всё – НИКАКИХ НАСТАВЛЕНИЙ! Вот так, малыш.

Подумай о том, что я тебе сказала. Я бы хотела, чтобы мы издали твою книгу такой, какая она есть, со всей её силой, со всем, что Шри Ауробиндо поместил туда. А потом нам надо немного потрудиться, чтобы она вышла в свет и выполнила свою работу. Ещё нужно, чтобы ты договорился с этими людьми… Прежде всего, нужно, чтобы ты написал всё просто, ты знаешь, что-то очень простое и очень позитивное – очень конструктивное и очень простое. Не нужно пытаться убеждать, не нужно великих задач – нет-нет-нет, никаких великих задач! … Шри Ауробиндо пришёл сказать миру, что человек, это не последнее творение, что есть другое творение. Он это сказал не потому, что знал, а потому, что это почувствовал. И он начал работать. Вот так.

Это не должно быть длинным.

 

Ты хочешь, чтобы я написал другую книгу?!

 

Да… не сильно утруждая себя (Мать смеётся). Вот так, просто – если хочешь, если чувствуешь. Ты понимаешь, книгу, которая будет ПРАВДИВОЙ в том смысле, что ты не скажешь ничего, что было бы неправдой, но что будет доступным… не «высшему» человеку, но доступным обычному честному человеку, действительно считающему, что жизнь не так хороша и не так приятна, и задающему себе вопрос, нет ли способа улучшить её.

Без домыслов.

У Шри Ауробиндо такое есть в его книге «О себе», там много такого. Ты это увидишь, малыш, если почувствуешь. Если ты это почувствуешь.

И писать её нужно без напряжения, вот так. А потом мы им дадим красивые фотографии… иллюстрированный обзор!

Это будет замечательный ответ: «А! Так вот, что вы хотите! Вот, пожалуйста! Мне только нужно право публикации моей первой книги. Но, я вам не составлю конкуренции, потому что она будет издана в Индии (это мы её опубликуем). Вот. Верните мне мою рукопись, мы вам сделаем что-то хорошее».

И заметь, что в своей простоте она может быть очень красивой. Эту красоту смогут почувствовать грустные, уставшие от жизни люди, люди, которые от всех этих рассуждений и догм сломали себе голову – люди, уставшие слишком много думать.

Я буду первой! Ничто так меня не утомляет, как философы. (12)

 

(1) – запись начала беседы не сохранилась.

(2) – запись этого отрывка существует, но запись следующего не сохранилась.

(3) – ученик не выбрал эти картинки.

(4) – здесь запись продолжается.

(5) – в 1915 году, когда Мать уехала в Пондичерри, потом во Францию и Японию.

(6) – на самом деле, ученик встретился с Шри Ауробиндо в 1946 или 1947 году.

(7) – Теманлис.

(8) – улица Франсуа Мартена

(9) – вероятно, Мать имеет в виду следующий отрывок из «Молитв и Медитаций (3 сентября 1919): «Так как человек отказался от обеда, который я приготовила с такой любовью и таким старанием, то я пригласила его отведать Бога…»

(10) – см. беседу от 5 ноября 1961.

(11) – вероятно, Мать имеет в виду следующий отрывок из «Молитв и Медитаций» (10 октября 1918) «Мой отец мне улыбнулся и взял меня в свои крепкие руки…».

(12) – существует аудиозапись этой беседы, за исключением указанных в начале отрывков.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

TEXT.RU - 100.00%

TEXT.RU - 100.00%

Категория: Том 2 | Добавил: Irik
Просмотров: 498 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0