эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 1

Том 1. 7 июня 1960
13.07.2016, 14:47

Я ещё должна встретиться с одним человеком, которого видела вчера. Я сказала, что встречусь в одиннадцать часов. Если я пойду отсюда без пяти одиннадцать, я успею.

Чтобы я познакомилась с этими людьми, их привели ко мне в «Процветание» (название комнаты – прим.перев.). Знаешь, у меня было такое впечатление, что они питаются только банковскими банкнотами! (Мать смеётся). От этого они были серыми, о!... И сухими, как мёртвые деревья.

Они вернулись, чтобы уладить дела с сыном (сын, зять, племянник, словом, это, конечно, всегда один и тот же человек), дела – денежные дела. А потом меня попросили их принять. Я думала, что они пришлют одну женщину. Вовсе нет. Окружив меня, лицом к лицу, они начали со мной говорить о делах!... Тогда я хорошо развлеклась. После того, как я их увидела, я им сказала (они не шевелились, они были как вкопанные): «Послушайте, раз уж вы здесь, то, должно быть, это для ЧЕГО-ТО нужно!» Тогда, я провела с ними беседу. Представь себе, там был один, который был настолько потрясён, что попросил меня встретиться с ним сегодня утром. У этого потрясённого был красивый розовый тюрбан!

И я сказала: хорошо, пусть приходит.

Вот, а теперь, что ты хочешь мне сказать?

 

У меня работа… Что сказать?...

 

Дела идут не очень?

 

(ученик делает гримасу)

 

Ты так думаешь? Представь себе, я не уверена!

 

Ты не уверена, что….?

 

Что дела идут не очень.

У тебя такой вид. На балконе ты напускаешь на себя важность! (Мать смеётся) Но…

Нет, это из-за твоих ночей (1)

 

Я не знаю… (капризным тоном)   На самом деле… Я не знаю, у меня ощущение, что для того, чтобы что-то сдвинулось, нужен динамит.

 

Что?

 

Ощущение, что всё время нужен динамит, чтобы всё взорвать. Это не движется: это ничего не делает, ничего не чувствует, ничего не видит. Это… это тупо.

 

(длительная тишина)

 

Ты это ощущаешь как стену? Я…

 

У меня есть ощущение, что есть что-то, что нельзя преодолеть, что мы всё время ходим по кругу, по одному и тому же кругу…

 

Да.

 

… что нужно, чтобы что-то сломалось – чтобы это сломалось ФИЗИЧЕСКИ, что так может продолжаться веками.

 

Хм… Но, такова жизнь. Физическая жизнь во всём мире такая. Это ощущение, что всё идёт по кругу, по кругу, по кругу, по кругу для людей, для вещей, для стран, для всего мира.

Конечно, что-то меняется, но это так… ох! Это значит, что с той скоростью, с какой всё происходит, для того чтобы прогресс был заметен, потребуются миллиарды лет. Можно сказать, что это не движется.

В эти дни ощущение того, что ничего не движется, было у меня очень сильным.

Именно сейчас… Потому что в любой момент, когда у меня есть c тобой связь (не когда мы вместе сидим на балконе, или в медитации, или…), это очень хорошая связь, очень хорошая, очень светлая, очень ясная. Я тебе писала об этом: это становится всё ощутимее. А когда я нахожусь с тобой ЗДЕСЬ, я чувствую, что это не движется… Что-то мешает этому быть ЗДЕСЬ. А когда ты заговорил (когда ты гримасничал), я посмотрела…

И я почти ощущаю... да, это так: как пещерный человек. О! (У Матери насмешливый тон) Это был один из пещерных артистов, поэтов, писателей! То есть, пещерная интеллектуальная жизнь! Но, пещера низкая, и когда ты в ней, ты делаешь так (сгорбленный жест), и тебе всё время хочется выпрямиться. И ты начинаешь злиться! Это именно то ощущение, которое у меня есть – эта пещера не предназначена для человека, стоящего на своих ногах, это пещера для льва, или для… неважно, какого животного, стоящего на четырёх лапах.

Символично. Я говорю символические вещи.

Тогда…

 

(тишина)

 

Смотри, это так: твоя пещера (она такая, на самом деле такая, и я понимаю, что тебе её хочется взорвать динамитом), но если бы ты пошёл вглубь, в самую глубину, то там у пещеры нет потолка, она полностью открыта. Я это вижу. Ты идёшь вглубь. Там очень темно. Там очень темно и нет ничего привлекательного, и есть чувство, что это… что будет ещё хуже. Но, хуже не будет. Вот так, идти в самую глубину, а потом раз - и можно выпрямиться.

 

(длительная тишина)

 

Это выглядит так: ты упорно хочешь пройти там, где пройти нельзя.

Это удушает, это раздражает и надоедает и это… утомляет и…

 

(тишина)

 

Ты опять будешь гримасничать!

Это так, я так чувствую… (как сказать?) По меньшей мере, всегда есть два способа что-то сделать. У меня сильное ощущение, очень сильное, что ты хочешь, чтобы я тебя взяла за руку, и чтобы мы шли вместе…

У тебя есть такая идея, или нет?

 

(нет ответа)

 

Даже нет. Я говорю о наших взаимоотношениях, не внешних, не физических.

 

Смешно, мне редко удаётся «видеть» тебя  физически, тебя, такую, как ты есть… (2)

 

Ты меня видишь только физически?

 

Нет наоборот, мне трудно…

 

Но, малыш! Нет необходимости «видеть» меня физически!

 

Скорее, это что-то, что я не могу представить и что называю «Мать», вот.

 

Да, это гораздо лучше. Гораздо лучше. Это препятствие для большинства людей: им нужно видеть меня такой, как я есть. Это глупо, какая я есть, какое моё тело. Это совершенно глупо.

Нет, нет! Я не говорю об этом, я говорю о взаимоотношениях, которые у меня есть с тобой, о настоящих взаимоотношениях, о том, что я тебе только что говорила. Так как ты понимаешь, я тебе скажу всё! (Мать смеётся) Мне кажется, что всё было бы быстрее, если бы я могла тебя собрать и поместить сюда (жест против сердца), отнести тебя сюда и сказать: «Будь спокоен, и бульк!» Но, так не получается, увы. Ты всегда стоишь прямо на своих ногах, а голова касается очень низкого потолка. А я не могу так быть там! Я даже не знаю (смеётся), помещаются ли там мои ноги!

Малыш, это, всё же, не значит, что я не пытаюсь – я пытаюсь. И это не значит, что ты не можешь – ты можешь. Это досадно… Знаешь, это как если бы ты упорно пытался повернуть ключ в замке не в ту сторону.

 

Я не знаю. Возможно, это эго.

 

Что, эго?

 

Эго, узел, я не знаю. Я не знаю, что нужно делать.

 

(тишина)

 

Представь себе, на днях я неожиданно оказалась в тебе. И я сказала себе: «А! Так вот он какой, что ж…» Вот. Я проснулась с этим посреди ночи и тут же себе сказала: «Но (смеётся), почему он такой!?» Это продолжалось… может быть, минуту, или две, или больше (Мать в ученике): я… мне хотелось всё пинать! И с какой-то яростью – не яростью… вот так. И вдруг я сказала: «Но… Надо же! Почему? Ведь лекарство такое простое, нужно сделать только это…», а потом, вдруг (я сделала то, что делаю всегда, не так ли, состояние, в котором я постоянно нахожусь), я просто растворилась во Всевышнем – что же это такое! И через мгновение всё было хорошо.

Я себе сказала: это, всё-таки, должно было оказать на него (на ученика) влияние! Как это произошло? Я… я буквально была в тебе.

Это было, не правда ли, это было, как…может быть, это было так, как будто ребёнок толкается во все стороны в животе у матери. Чего он толкается! Ему надоело быть взаперти.

Это была некая злость против того, что держит взаперти.

Заметь, что это характерно не только для тебя, я тебе это уже говорила: вся физическая жизнь мне кажется такой, как будто они заперты в каком-то… панцире. Это чувство разделения, не так ли, изоляция. Это разделение везде, везде, везде. Это ужасно. Не правда ли, все встречи проходят с потрясениями.

 

(тишина, Мать смотрит на ученика)

 

Хорошо.

Нет ощущения, что это должно сломаться, это не должно сломаться (от этого получаются осколки, нам не нужны осколки), нужно, чтобы это… растворилось.

Что-то, что растворяется.

 

(1) – ученик продолжает жаловаться на свои ночи.

(2) – ученик хотел сказать – в медитации, представить Мать в её физической форме, или взять её форму как «объект» медитации. На самом деле, он очень боялся попасться!

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

TEXT.RU - 100.00%

Категория: Том 1 | Добавил: Irik
Просмотров: 522 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0