эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 1

Том 1. 3 февраля 1958 (2)
15.01.2016, 17:33

Отрывок из занятий в среду (12.2.58)

Между существами супраментального мира и людьми существует приблизительно такая же разница, как между людьми и животными. Некоторое время назад у меня был опыт отождествления с животной жизнью. И это факт, что животные нас не понимают: их сознание так устроено, что мы почти полностью от них ускользаем. Между тем, я знала домашних животных, кошек и собак, особенно кошек, которые для того, чтобы нас понять, совершали почти йогические усилия сознания. Но, обычно, они не понимают, когда смотрят, как мы живём и действуем. Они не ВИДЯТ нас такими, какие мы есть, и страдают из-за нас. Мы для них постоянная загадка. Только крошечная часть их сознания имеет связь с нами. Так же и для нас, когда мы пытаемся смотреть супраментальный мир. Мы увидим его только тогда, когда в сознании будет установлена связь. И ещё, только прошедшая трансформацию часть нашего существа сможет увидеть супраментальный мир таким, какой он есть. Иначе, оба мира останутся разделёнными, как мир животных и мир людей.

Это доказывает переживание, которое у меня было 3 февраля. Раньше у меня с супраментальным миром был индивидуальный субъективный контакт. А 3 февраля я там конкретно прогулялась, также конкретно, как гуляла ранее по Парижу, в мире, который СУЩЕСТВУЕТ САМ В СЕБЕ, вне всякой субъективности. Это похоже на мост, наводимый между двумя мирами.

Вот переживание, которое я надиктовала сразу после:

 

(тишина)

 

Супраментальный мир существует постоянно, и я там нахожусь постоянно в супраментальном теле. Я получила этому доказательство сегодня же, когда моё земное сознание отправилось туда и сознательно оставалось там между двумя и тремя часами дня. Теперь я знаю, чего не хватает для того, чтобы постоянные и сознательные отношения объединили оба мира. Это промежуточная зона между физическим миром, таким, какой он есть, и супраментальным миром, таким, какой он есть. Это эту зону нужно одновременно построить в индивидуальном сознании и в объективном мире, и это она сейчас строится. Когда я раньше говорила о строящемся новом мире, то я говорила об этой промежуточной зоне. Также, когда я нахожусь с этой стороны, то есть, в физическом сознании, и я вижу, как в материю постоянно проникают супраментальная сила, супраментальный свет и супраментальная субстанция, то я вижу строительство этой зоны и участвую в нём.

Я была на огромном корабле, который символически представлял место, где эта работа осуществляется. Этот корабль, такой же большой как город, был полностью обустроен и, конечно, он функционировал уже некоторое время, так как его организация была полной. Это место, где формируют людей, предназначенных для супраментальной жизни. Эти люди (или, по меньшей мере, часть их существа) уже подверглись супраментальному преобразованию, потому что сам корабль и всё, что находилось на борту, не было ни материальным, ни тонкоматериальным, ни витальным, ни ментальным. Это была супраментальная субстанция. Сама эта субстанция была наиболее материальной из супраментального. Супраментальная субстанция, наиболее близкая к физическому миру, которая проявится первой. Свет был золотисто-красным и образовывал единую лучистую оранжевую субстанцию. Всё было таким - свет был таким, люди были такими. Всё было окрашено в этот цвет с различными оттенками, позволявшими отличать одно от другого. Общее впечатление было, что это мир без теней: были оттенки, но не было теней. Атмосфера была наполнена радостью, покоем, порядком: всё равномерно работало в тишине. И одновременно,  можно было видеть все детали обучения, подготовки во всех сферах, благодаря которым люди готовились на борту.

Этот огромный корабль как раз подошёл к берегу супраментального мира, и первая группа людей, чьё предназначение было стать будущими его жителями, должна была сойти на берег. Всё было подготовлено к этой первой высадке. На пристани находилось некоторое количество существ очень высокого роста. Это не были человеческие существа, они раньше никогда не были людьми. Они также не были постоянными жителями супраментального мира. Они были направлены сюда свыше для того, чтобы контролировать и наблюдать за высадкой. Я всё время этим руководила, с самого начала. Я сама подготовила все группы. Я стояла на мостике, вызывала группы одну за другой и отправляла их на берег. Находящиеся там существа высокого роста, так сказать,  просматривали спускавшихся на берег, пропускали тех, кто был готов, и отправляли обратно тех, кто не был и должен был продолжить свою подготовку на борту корабля. Так как я за всем наблюдала, то часть моего сознания, пришедшая отсюда, стала очень заинтересованной: она хотела увидеть и узнать всех людей. Увидеть, как они изменились и проверить тех, кто был взят сразу, и тех, кто должен был остаться, чтобы продолжить свои занятия. Так как я находилась там чтобы наблюдать, то, когда через некоторое время я почувствовала, что меня тянут назад, чтобы моё тело проснулось – сознание или человек отсюда (1) – я стала протестовать в своём сознании: «Нет, нет, не сейчас! Не сейчас, я хочу видеть людей!». Я всё видела и примечала с огромным интересом… Это продолжалось до того момента, пока здесь эти настенные часы не начали вдруг бить три часа, что меня резко вернуло назад. Было ощущение внезапного падения в тело. Я вернулась в состоянии шока, но со всеми воспоминаниями, потому что я была возвращена очень неожиданно. Я оставалась спокойной, без движения, до тех пор, пока не смогла собрать всё переживание и сохранить его.

Природа вещей на этом корабле не была той же, какой мы её знаем на земле. Например, одежда не была сделана из ткани. А то, что напоминало ткань, не было произведено, оно было частью тел и было сделано из одной и той же субстанции, принимающей различные формы. Она обладала некоторой пластичностью. Когда должно было произойти изменение, то оно осуществлялось не внешним искусственным образом, но внутренним действием, действием сознания, которое придавало субстанции форму или внешний вид. Жизнь создавала свои собственные формы. Во всём была ОДНА ЕДИНСТВЕННАЯ субстанция, она меняла качество своих вибраций в зависимости от потребности или использования.

Те, кто были отправлены назад продолжать занятия, не были однородного цвета. Это было похоже на то, как если бы их тела имели сероватые непрозрачные пятна из субстанции, похожей на земную. Они были тусклыми, как если бы не были полностью пропитаны светом, не трансформированы. Они были такими не целиком, но местами.

Существа высокого роста на берегу не были одинакового цвета. По крайней мере, у них не было этого оранжевого оттенка, они были более бледными, более прозрачными. За исключением одной части тела, можно было видеть только их контуры. Они были очень большими. Казалось, что у них нет скелета, и они могут, по необходимости, принимать разные формы. Они обладали постоянной плотностью только от пояса до ступней, что не ощущалось в остальной части их тела. Цвет их был гораздо бледнее, и в нём было очень мало красного. Он, скорее, был близок к золотому, или даже белому. Части беловатого света были полупрозрачными. Они не были прозрачными, но были менее плотными, более тонкими, чем оранжевая субстанция.

Когда меня позвали, а я говорила «не сейчас», у меня было быстрое видение меня самой, т.е. моей формы в супраментальном мире. Я была чем-то средним между высокими существами и существами на корабле. Верхняя моя часть, особенно голова, представляла собой силуэт, чье содержимое было белого цвета с оранжевой каймой. Чем ниже к ступням, тем больше мой цвет напоминал цвет людей на корабле, т.е. оранжевый. Чем выше к голове, тем больше он был прозрачным и белым, а количество красного цвета уменьшалось. Голова была только контуром со светящимся солнцем внутри. Оттуда исходили лучи света, которые представляли собой волевое действие.

Что касается людей, которых я видела на борту корабля, то я их всех узнала. Некоторые были здесь, в Ашраме, некоторые были из других мест, но я их тоже знаю. Я видела всех. Но, так как я знала, что когда вернусь, я не смогу вспомнить всех, то я решила не называть имён. К тому же, это не обязательно. Три или четыре лица были видны очень ясно. И когда я их увидела, я поняла то чувство, которое возникло у меня здесь, на земле, глядя в их глаза: в них была необычайная радость… В основном люди были молодыми. Было очень мало детей, и их возраст варьировался, приблизительно, между четырнадцатью и пятнадцатью годами, не меньше десяти или двенадцати лет (я не была там так долго, чтобы разглядеть все детали). За несколькими исключениями, не было очень старых людей. Большинство людей, выходивших на берег, были среднего возраста, кроме некоторых. Ещё до этого опыта некоторые индивидуальные случаи были многократно исследованы в месте, где проверяют людей, способных к супраментализации. У меня тогда было несколько сюрпризов, и я их отметила. Я об этом даже некоторым сказала. Но, я очень чётко видела тех, кого высаживала сегодня: они были среднего возраста. За редким исключением, они не были ни маленькими, ни пожилыми людьми, и это в достаточной степени соответствовало тому, что я ожидала. Я решила ничего не говорить и не называть имён. Так как я не осталась там до конца, то для меня невозможно нарисовать точную картину. Картина была ни абсолютно ясной, ни полной. Я не хочу что-либо говорить одним и не говорить этого другим.

Я только могу сказать, что точка зрения, оценка, основывалась ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на субстанции, из которой состояли люди. То есть, принадлежали ли они полностью супраментальному миру, состояли ли они из этой особой субстанции. Принятая точка зрения ни моральна, ни психологична. Вероятно, что субстанция, из которой состояли их тела, была результатом действия внутреннего закона или внутреннего движения, что в данный момент не рассматривалось. По меньшей мере, совершенно ясно, что ценности разные.

Когда я вернулась одновременно с памятью переживания, я знала, что супраментальный мир постоянен, что моё присутствие в нём постоянно, и что для того, чтобы произошло соединение сознания и субстанции, необходимо только одно недостающее звено. И это звено сейчас создаётся. У меня тогда было ощущение крайней относительности (ощущение, которое длилось достаточно долго, почти целый день). Нет, не точно: ощущение, что связь между тем и этим миром полностью меняет точку зрения, в соответствии с которой вещи должны измеряться, или оцениваться. В этой точке зрения не было ничего ментального. Она давала странное внутреннее чувство, что множество вещей, которые мы рассматриваем как хорошие или плохие, на самом деле таковыми не являются. Было ясно, что всё зависело от возможности вещей, от их способности выражать супраментальный мир, или иметь с ним связь. Это настолько отличалось от нашей обычной оценки, что иногда было даже ей противоположным! Я вспоминаю об одной маленькой вещи, которую обычно мы воспринимаем как плохую. Насколько было смешно видеть, что в действительности это замечательная вещь! А другие вещи, которые мы рассматриваем как важные, на самом деле таковыми не являются: будет ли это так или эдак, не имеет никакого значения. Что совершенно очевидно, так это то, что наша оценка того, что божественно, а что не божественно, не верна. Над некоторыми вещами я даже смеялась… Наше обычное ощущение того, что анти божественно, кажется искусственным, основанным на чём-то лживом, не живом (кроме того, то, что мы называем жизнью здесь, не показалось мне таковым по отношению к тому миру). Во всяком случае, это чувство должно основываться на нашей связи с двумя мирами, и в соответствии с тем, что делает эту связь более простой или более сложной. Тогда наша оценка того, что нас приближает или отдаляет от Божественного, совершенно изменится. С людьми также. Я видела, что то, что им помогает, или мешает стать супраментальными, очень отличается от наших обычных моральных представлений. Я почувствовала, насколько мы… смешны.

 

*

*   *

 

(Затем Мать обращается к детям):

Я хочу вам сказать одну вещь, которая сейчас мне кажется самым главным отличием супраментального мира от нашего (я увидела то, что можно назвать огромностью этого различия, после того, как сознательно побывала там, с сознанием, обычно работающим здесь). Всё здесь, за исключением того, что происходит глубоко внутри, мне показалось совершенно искусственным. Ни одна ценность обычной физической жизни не основана на истине. Так же, как для того, чтобы одеться, нам нужно приобрести ткань, сшить одежду, одеть её, когда нам захочется её носить. Так же, как для того чтобы питаться, нам необходимо взять что-то внешнее и поместить в тело. Наша жизнь искусственна во всём.

Настоящая, искренняя, спонтанная жизнь, как в супраментальном мире, это появление вещей через факт сознательной воли, через влияние на субстанцию, которое согласовывает эту субстанцию с тем, что мы считаем, должно быть. Тот, кто обладает силой и знанием, может получить то, что хочет. В то время, как тот, кто этого не имеет, не обладает никакими искусственными средствами для приобретения того, что хочет.

В обычной жизни ВСЁ искусственно. В зависимости от случайного факта вашего рождения, от обстоятельств, ваше положение будет более или менее высоким, а ваша жизнь – более или менее комфортной. Не потому, что это спонтанное, естественное, искреннее выражение вашего способа существования и вашей внутренней потребности, а потому, что случайные обстоятельства жизни вас туда поместили. Абсолютно никчёмный человек может занимать очень высокое положение. А человек, обладающий прекрасными творческими и организаторскими способностями, может тяжело трудиться в совершенно ограниченных условиях, в то время, как он бы мог быть чрезвычайно полезен, если бы мир был искренним.

Эта искусственность, эта неискренность, полная нехватка истины мне показались настолько шокирующими… что не непонятно, как в таком фальшивом мире мы можем иметь правильное понимание.

Но, вместо того, чтобы быть грустными, угрюмыми, сопротивляющимися, неудовлетворёнными, у нас, скорее, есть чувство такой смешной абсурдности, о которой я говорила в конце, что я хохотала несколько дней, когда видела вещи и людей! Совершенно необъяснимый, за исключением меня, хохот по причине абсурдности ситуации.

Когда я вас приглашала в путешествие в неизвестность, в приключение, я не знала, насколько верно то, что я говорю. И я могу обещать тем, кто готов испытать это приключение, что они совершат очень интересные открытия.

 

(1) – действительно, один человек из окружения Матери пришёл её позвать.

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

Категория: Том 1 | Добавил: Irik
Просмотров: 562 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0