эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 4

Том 4. 31 декабря 1963
23.05.2020, 11:23

(Мать пробует играть на фисгармонии: маленькая белая фигурка, раскачивающаяся на табурете)

 

Вот так.

Ты это записал?... Завтра мы это проиграем (для Ашрама), Так мне не придётся работать!

 

(Суджата): это «работа»?

 

Для тебя развлечение.

Я развлекаюсь... Не знаю, я не знаю, что делаю, совсем, совсем, совсем! Я еле слышу. Есть нечто, что «там» развлекается. Если я на минуту прислушаюсь, то это начинает мешать!

Достаточно, нет?

Что ты там говоришь (Сатпрем)? Достаточно, или ты хочешь ещё?

 

Если ты утомилась...

 

О! (Смеясь) Это утомительно! Это совсем не утомляет. Голова пустая. Говорю тебе, когда я начинаю прислушиваться, это становится труднее, если я не слушаю, то всё хорошо.

Который час?

 

Почти половина одиннадцатого.

 

Ничего не хочешь мне сказать? Хочешь ещё... на минорной ноте - это мажорная нота!

(Суджате): тебе больше нравится когда «весело», или когда «грустно»? (смех)

Я завтра собиралась сыграть «Ужас мира Лжи» и закончить «Величием Света»... если получится.

Это был небольшой... музыкальный отдых.

 

(Мать вновь садится за фисгармонию: на «весёлой минорной ноте» и заканчивает нотой соль)

 

На этот раз всё.

Это обещание: соль.

Всегда, когда появляется обещание, заканчивается нотой соль.

 

(Мать заставляет звучать ноту соль)

 

Я оставлю клавиатуру так. А завтра половина первого я сыграю (для Ашрама), возможно, это не будет... так же свободно, как сегодня!

(Суджате) Ты всё вернёшь на место.

Я не знаю, который час... Здесь (на стене) есть часы, но я ничего не вижу: я вижу сияющее небо.

 

(Мать даёт цветы)

 

Это «золотая сила» (гибискус), он красивый!

Ты что-нибудь в музыке почувствовал? - я не хочу, чтобы ты сказал «хорошо» или «плохо», но в тебе что-то родилось?

 

Мой взгляд упал на эту фразу Шри Ауробиндо (рядом с календарём).

 

А! Правда! Это так. Это так! Я смотрю каждый день. Вечером меняется дата и цитата - я не знаю, какой текст будет завтра, нужно поменять все календари и поставить «январь». Хочешь так сделать?

Принеси сюда календарь.

Всё это уйдёт!

Сейчас декабрь (Мать читает):

And earth shall be the Spirit's manifest home (1)

И земля станет проявленной обителью Духа.

 

(Суджата): это пришло обещание?

 

Да, обещание соль. Соль всегда обещает.

 

(Мать ставит календарь на 1 января 1964 и читает цитату Шри Ауробиндо)

All can be done if God's touch is there (2)

Всё может быть, если есть прикосновение Бога.

Вот так; All can be done. Всё.

Мне этот календарь очень нравится из-за цитат. Я его меняю каждый вечер.

На завтра я здесь вижу... (Мать смотрит свой блокнот) 4-5-6-7-8 человек, и ещё 2 там, всего десять - завтра между десятью и одиннадцатью часами... (смеясь) «All can be done if God's touch is there»!

Ну что же, я вас увижу в следующем году

Я всё дала? Я дала тебе второй календарь? (с фотографией Матери, напечатанной в Калькутте). Другая ему не нравилась.

 

(Суджата): ты слишком строгая, мамочка!

 

А! И это тоже! Но я не была строгой, я была в созерцании!

 

(Сатпрем): в строгом созерцании.

 

(На втором календаре фотография представляла Мать во время перевода «Синтеза Йоги». Даже можно было прочитать фразу, которую она переводила: «Наша воля, Савитри станет формой божественной мысли, а мысль, лучи духовного солнца...)

 

Это последняя книга «Синтеза». Нам надо бы её вместе перечитать, но не получается...

(Суджате): ты знаешь, что он делает? - он берёт английский текст и принимается переводить (смех). А мне нечего делать!

Итак, когда он закончит свою книгу, я тебе дам печатать свою рукопись. Было бы хорошо, если бы у меня были хорошие лаза, но мои глаза ни на что не годятся, бедные (я не могу сказать ничего плохого, они хорошо послужили, однако...). Или же придётся править саму рукопись, но он (Сатпрем) этого не хочет.

 

Ну нет!

 

Поэтому, это ни к чему.

 

(Суджата): мне ещё нужно напечатать целый год Агенды.

 

О! Агенда... Я всё время болтаю. Он умеет заставить меня болтать - перед его приходом я решаю, что ничего не скажу, а потом... не знаю, он ничего не говорит, ничего не спрашивает, а потом я не знаю, что происходит, но я начинаю говорить! (3)

Хорошо, значит 4-го мы начнём перечитывать «Синтез». У меня трудный почерк?

 

(Суджата): нет-нет!

 

О, он уже не так хорош. И пока я это писала, со мной произошли странные вещи: однажды я вдруг почувствовала, что больше не контролирую свою руку... Как писать? А потом я вдруг начала писать вот так и увидела, что это почерк Шри Ауробиндо! А так как он не читабельный, я сказала: «Это не достижение!» (смех). Тогда я приложила много усилий, сосредоточилась, стала писать медленно-медленно, как школьница в школе, и всё восстановилось.

Вот, поэтому ты можешь столкнуться с не очень разборчивыми отрывками.

Но последняя книга (Самосовершенствование) самая большая, и она трудная.

Он её не закончил.

Он так и не закончил последнюю главу, он мне даже сказал: «Когда я закончу свою йогу, вы её допишите». Потом он ушёл и всё оставил.

Потом он мне много раз говорил, что это я должна её закончить. Я отвечала, что мне для этого не хватает мозгов. Или же мне придётся её писать медиумическим способом, но я не очень хороший медиум, я слишком сознательная - сознание тут же просыпается и начинает наблюдать феномен, поэтому это не работает.

 

Но твоя Агенда, это и есть окончание книги «Самосовершенствования»!

 

Ну что же, это надолго! (Мать смеётся) Это значит, что когда она будет закончена (сначала нужно подождать окончания), когда она будет закончена, с этими записями можно будет что-то сделать - у вас есть время подождать! Тут ещё на несколько лет.

Неважно, это не скучно, нет? (Суджате): тебе скучно? Скажи честно, тебе скучно? (смех Суджаты). Его мне не нужно спрашивать, я знаю: «О! Это бесконечно, это длиться слишком долго, ничего не происходит...» (смех). В конце концов, дети мои, это так. Я делаю насколько могу быстро, я больше всех заинтересована! Но спешить нельзя, это невозможно. Это невозможно.

Именно в «Савитри» Шри Ауробиндо прошёл через все миры, и так получается, что я, не зная того, иду тем же путём (потому что не помню - спасибо, Господи, хвала Небесам! Я попросила Господа лишить меня ментальной памяти, и Он меня полностью её лишил, мне она не мешает), но я следую тому, что написано в «Савитри», не помня ментально порядок миров, и в эти дни... Я находилась в этом вареве Лжи (я тебе в прошлый раз рассказывала), это было действительно мучительно, и я шла там в очень тонких вибрациях, в тех, что уходят к тому моменту, когда Истина смогла превратиться в Ложь - к тому, как это получилось. И эта деформация, первоначальная Деформация, настолько тонкая, почти неуловимая, что мы начинаем немного бояться и думаем: «Ещё так легко потерять равновесие... малейшая ерунда, и можно упасть в Ложь, в Деформацию». А вчера мне принесли отрывок из «Савитри» - это чудо, но... он такой грустный, такой унылый, что я могла бы заплакать (мне трудно заплакать).

 

The world grew full of menacing Energies,

And wherever turned for help or hope his eyes,

In field and house, in street and camp and mart,

He met the prowl and stealthy come and go

Of armed disquieting bodied Influences.

A march of goddess figures dark and nude

Alarmed the air with grandiose unease;

Appalling footsteps drew invisibly near,

Shapes that were threats invaded the dream-light,

And ominous beings passed him on the road

Whose very gaze was a calamity:

A charm and sweetness sudden and formidable,

Faces that raised alluring lips and eyes

Approached him armed with beauty like a snare,

But hid a fatal meaning in each line

And could in a moment dangerously change.

But he alone discerned that screened attack.

(II.VII.205)

Мир наполнился угрожающими силами,

Повсюду, где его глаза искали помощь и надежду,

В полях, в домах, на улицах, на стойбище, на рынке,

Они встречали скрытое движение

Тревожных вооружённых воздействий, облачённых в тело.

Движущиеся силуэты чёрных обнажённых богинь

Наполняли воздух тревогой и огромным беспокойством.

Приближался жуткий шум шагов.

Формы, как угроза, заполоняли свет мечты,

Его путь пересекали несущие пагубу существа,

Чей только взгляд несёт несчастье:

Очарование, внезапная и великолепная сладость

Лиц, являющих чарующие губы и глаза,

Вооружённые красотой-ловушкой, приближались,

Каждой чертой скрывая роковое намерение,

Готовые опасно измениться каждое мгновение.

Но эту скрытую атаку мог различить лишь только он один.

 

Мы задаёмся вопросом... Вас как будто окружает что-то липкое, оно касается вас везде; вы не можете идти вперёд, не можете ничего делать без того, чтобы не наткнуться на эти чёрные липкие пальцы Лжи. Это было очень тяжёлое ощущение.

А этой ночью как будто был получен ответ. С утра, когда я проснулась, я не могла ясно вспомнить, но посреди ночи я это знала очень хорошо (это не переход от сна к пробуждению, это переход из одного состояния в другое, и когда я вышла из того состояния, чтобы перейти в, так называемое, нормальное состояние, я очень хорошо всё помнила), меня как будто заставили пережить СПОСОБ изменить Ложь в Истину, и это было так радостно!... Так радостно. Это значит, что аналогичная радости вибрация способна рассеять и превзойти вибрацию Лжи. Это очень важно: это не усилие, это не прямота, не тщательность, не твёрдость, ничего подобного, они никак не влияют на это уныние Лжи (это уныние) - это что-то настолько унылое, настолько бессильное, жалкое... такое жалкое. Только вибрация Радости может это изменить.

Эта вибрация текла как серебристая вода - она журчала и текла как серебристая вода.

Это значит, что суровость, аскетизм и даже сильное и суровое устремление, вся суровость, всё это не оказывает никакого влияния. Никакого влияния - Ложь остаётся здесь, сзади, неподвижно. Она не может устоять перед сиянием Радости. Это интересно.

 

(тишина)

 

В своём тексте Шри Ауробиндо  говорит, что Господь соединяет антиподы, противоположности, чтобы они друг с другом боролись, и что это проявление воли и это действие заставляют Его сардонически улыбаться (я комментирую).

 

A tract he reached unbuilt and owned by none:

There all could enter but none stay for long.

It was a no man’s land of evil air,

A crowded neighbourhood without one home,

A borderland between the world and hell.

There unreality was Nature’s Lord:

It was a space where nothing could be true,

For nothing was what it had claimed to be:

A high appearance wrapped a spacious void.

Yet nothing would confess its own presence

Even to itself in the ambiguous heart:

A vast deception was the law of things;

Only by that deception they could live.

An unsubstantial Nihil guaranteed

The falsehood of the forms this Nature took

And made them seem awhile to be and live.

A borrowed magic drew them from the Void;

They took a shape and stuff that was not theirs

And showed a colour that they could not keep,

Mirrors to a fantasm of reality.

Each rainbow brilliance was a splendid lie;

A beauty unreal graced a glamour face.

Nothing could be relied on to remain:

Joy nurtured tears and good an evil proved,

But never out of evil one plucked good:

Love ended early in hate, delight killed with pain,

Truth into falsity grew and death ruled life.

A Power that laughed at the mischief of the world,

An irony that joined the world’s contraries

And flung them into each other’s arms to strive,

Put a sardonic rictus on God’s face.

(II . VII. 206)

Он вошёл в необитаемую бесхозную область,

Куда любой мог прийти, но никто не мог там долго оставаться.

Это была no man's land (необитаемая земля) с пагубной атмосферой,

Кишащее соседство без укрытий,

Пограничная область между адом и миром.

Здесь над природой хозяйничала ирреальность,

Это была область, где ничто не могло быть истинным,

И ничто не было тем, чем утверждало быть:

Великолепный внешний вид обволакивал великую пустоту.

Однако, никто не признавался в собственном притворстве,

Даже самому себе в своём двуличном сердце:

Здесь законом был всеобщий обман,

Они могли существовать только в этом обмане.

Бестелесное Ничто поддерживало

Лживость форм, в которые эта Природа облеклась,

И на мгновение казалось, что они реально существуют и живут.

Магия заимствования их вывела из Пустоты,

Заставив принять чужую форму и материальность

И демонстрировать цвет, который они не могут сохранить,

Зеркала фантомной реальности.

Каждый радужный блеск был великолепной ложью,

И нереальная красота обрамляла очаровательные лица.

Невозможно было доверять ничему сущему:

Радость питала слёзы, а добро обращалось в зло,

Но зло никогда не давало добра.

Любовь быстро умирала в ненависти, боль убивала радость,

Истина превращалась в ложь, и смерть командовала жизнью.

Могущество смеялось над озлобленностью мира,

Ирония соединяла противоречия вселенной,

Толкала их в объятия друг друга для сражения,

Нарисовав на лике Бога сардоническую улыбку.

 

Мне нужно было сделать иллюстрацию для Н; я видела образ, лицо Бога с сардонической улыбкой, и затем, после опыта этой ночи, его выражение вдруг изменилось, и я увидела настоящий образ, настоящую боль Сострадания - я не знаю, как это объяснить... Сардоническая улыбка изменилась: из сардонической она стала горькой, из горькой - жалостливой, из жалостливой - полной удивительного сострадания...

 

( тишина)

 

Можно сказать, что Ложь - это боль Господа, а Его Радость - это исцеление от любой Лжи.

Чтобы убрать Боль из творения, она должна быть проявленной.

И боль - это ложь. Боль Господа, боль по своей сути - это Ложь.

Поэтому, жить во Лжи значит причинять боль Господу.

Это открывает перспективы...

А Его Радость, это исцеление всего.

Это если посмотреть на проблему с другой стороны.

Значит, если мы любим Господа, то не можем причинять ему боль, и мы непременно выходим из Лжи и входим в Радость.

Это то, что я видела этой ночью. Всё было серебристым. Серебристым-серебристым...

Даже было видно, какие в клетках вибрации: это были серебристые вибрации, искрящиеся, дрожащие, но постоянные и точные... (как сказать?). В клетках было несогласие с Ложью, это было похоже на маленькие вспышки серебристого света.

Но это (Ложь) большое препятствие, огромная трудность. Это похоже на нечто клейкое, что вошло в творение и приклеивается ко всему, и оно превратилось в материальную привычку, потому что Ложь присутствует не только в Ментальном, Ложь присутствует в Жизни, в самой Жизни. В чём-то совершенно неживом, не знаю... Может быть, она появилась вместе с Жизнью? В «Савитри» говорится, что Жизнь, это источник Лжи. Это как если бы Бессознательное, чтобы пойти к Сознанию, чтобы вернуться к Сознанию, вместо того, чтобы выбрать путь Истины, выбрало путь Лжи и Смерти.

А Ложь, это именно это - это боль Господа.

Меня попросили о Послании на следующий год, а мне всё время приходили подобные вещи, поэтому я ничего не сказала. Если нет опыта, то это не поймут, это невозможно понять. А если это сказать так, как есть, догматически: «Ложь, это боль Господа», то это ни о чём.

Или, если это сказать литературно, это будет неправда.

А если сказать: «Ложь, это способ Господа быть несчастным» (Мать смеётся), люди подумают, что это несерьёзно.

Ладно. Дети мои, я думаю, что пора заняться работой. Желаю вам счастливого Нового года! (4)

 

(1) - «Савитри».

(2) - там же.

(3) - на самом деле, мы задавали Матери мало вопросов, но мы сами ЯВЛЯЛИСЬ вопросом.

(4) - существует аудиозапись (к сожалению, очень плохая) этой беседы и музыки.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

Категория: Том 4 | Добавил: Irik
Просмотров: 44 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0