эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 4

Том 4. 18 сентября 1963
15.12.2019, 10:09

Позавчера у меня был интересный опыт.

Очень конкретно пришло осознание того, что всё есть Господь, Его воля, Его действие, Его сознание, и всё является Им. И, одновременно, было восприятие мира таким, какой он есть («какой он есть»... какой мы чувствуем). А так как понятия добра и зла и ничего такого больше не существовало, то появилось некое почти искреннее удивление, совершенное спонтанное и не обдуманное удивление перед осуждением, гневом, порицанием, презрением по отношению ко всем людям, которых называют «злыми», у которых злая воля, и которые творят зло. Казалось таким странным, что на них можно сердиться! И тогда пришло глубокое Сострадание, но Сострадание, у которого нет ничего общего с чувством превосходства или неполноценности, ничего такого - это как некая печаль, что в этой Необъятности есть такие маленькие, такие слабые люди, что они ВЫНУЖДЕНЫ быть злыми, недоброжелательными, ненавидеть, отвергать, желать зла.

Слова сильно-сильно принижают опыт. Это было настолько... суперсочувствие, не так ли, полное глубокой Любви и Понимания: «Как можно их упрекать в том, что они такие, какими их хочет видеть Господь?»

Потом, когда всё улеглось, спустя много часов, я кое-что написала - я написала это на французском (и даже с желанием, чтобы это не переводилось на английский). Это действительно непереводимо. Вот, что я написала:

«Этот мир полон жалких страданий,

но больше всего я жалею те существа,

которые недостаточно велики

и сильны для того, чтобы быть добрыми».

Слово «добрый» больше не противопоставлялось со «злым»: оно содержало всё божественное великолепие. Оно излучало божественную Любовь.

 

(тишина)

 

Любой перевод слова «добрый» на английский будет несостоятельным, приниженным. Я не хотела переводить, но сегодня, вдруг, мне это пришло на английском и я написала:

This world is full of pitiable miseries,

but of all beings those I pity most are

those who are so small and so weak that

they are compelled to be nasty.

(Этот мир полон жалких страданий,

но больше всего я жалею те существа,

которые так малы и так слабы, что

вынуждены быть злыми.)

Это взгляд с противоположной стороны (1), и он такой же сильный, как первый.

 

*

*    *

 

Что ты мне принёс?

 

Работу...

 

Знаешь, активная работа.... я мало на что способна.

Когда ко мне приходит опыт, я даже не пытаюсь его сформулировать, никогда не пытаюсь: я проживаю его настолько интенсивно, насколько могу, и сохраняю его живым настолько, насколько могу. Потом, вдруг, как будто появляется маленький ручеёк, маленький ручеёк из слов, они приходят все одновременно, а потом встают на свои места, - я ничего не делаю!

Я не знаю, видение ли это, или слышание - это что-то среднее. В течение очень длительного времени все мои контакты с невидимым были зрительными, но теперь ещё присутствует звук. Это вот как: просто мне нужно быть внимательной, то есть, чтобы я не занималась активно другими делами. Если я спокойна, это приходит - это очень похоже на совсем маленький ручеёк, который течёт с горы. Он очень ясный, очень чистый, как чистая вода, очень прозрачный и, одновременно, очень белый и лучистый. Это приходит (жест падающих капель воды) и в виде слов располагается вот здесь, точно над головой. Оно здесь располагается, и есть кто-то, не знаю, кто (вероятно, это Шри Ауробиндо, потому что этот кто-то обладает поэтическим даром), кто уделяет внимание звуку и расстановке слов и всё ставит на свои места. Потом, через какое-то время, всё готово. Тогда я это записываю - это очень интересно.

Это то, что произошло с английским переводом; я авторитетно заметила: «Это не будет переведено». Затем, сегодня утром, я ни о чём не думала, оно пришло само. То есть, чтобы быть точной, я рассказывала это кому-то, кто английский знает лучше, чем французский, и я сказала это на английском. А когда это было сказано, я заметила: «А ну-ка! Да, это вот так!», - это опыт, который выразился на английском языке.

Слава Богу, всё это (показывает на голову) не нужно - она спокойная, о!... Такая тихая.

 

(тишина)

 

Во всех земных делах происходит как будто всплеск беспорядка (в Ашраме тоже, возможно, это хуже, чем где-либо! Нет, не хуже, так же плохо!). И, кажется, что он накапливается: почти ежечасно я обнаруживаю неразбериху... неразбериху, беспорядок (раньше бы я сказала проступки, но теперь...). Неразбериха!.... Люди, уверенные, что они знают (они знают гораздо лучше, чем Господь, гораздо лучше - Господь ничего не понимает в делах этого мира, а ОНИ знают), делают вам глупости! А потом, когда они уже сделали глупость, через какое-то время они замечают, что это глупость, и, чтобы её исправить, делают другую! И здесь всё так, всё-всё-всё, самое разное. И когда они уже совершили множество оплошностей, накопили глупости и как следует влипли, тогда они решают спросить меня (смеясь)! Они меня спрашивают: «Что делать?», а я отвечаю: «Время пришло!»

И что замечательно, здесь ничего не шевелится (показывает на голову), ничего. И Господь улыбается.

 

*

*    *

 

Я провела много часов в концентрации в связи уменьшением энергии в твоём теле, не в связи с болезнью, а в связи с уменьшением энергии в твоём теле (2) (ты добавляешь к этому ментальные вещи, но это твоя забота, малыш, ты это исправишь). Я провела много часов в концентрации и даже попеняла Господу, сказав Ему, что если я действительно оказываю на людей такое воздействие (смеясь), то об этом даже не стоит говорить, мне лучше уйти! (Было достаточно много совпадений) Я не верю не в одно слово своей жалобы, однако... (смеясь) я сказала «именно так».

Тогда тут же произошло массивное нисхождение, а потом всё стало блаженным. Я сказала: «Господи, это Ты решил. Ты решил, чтобы я была здесь, Ты решил, чтобы я действовала, я ничего не делаю, это Ты делаешь. Результат, это Твоё решение, но... насколько я вижу, если мне позволено видеть, я не нахожу это логичным!».

И тогда мне было сказано (не словами) очень ясно и убедительно, что это необходимый переход в твоём интегральном развитии - ИНТЕГРАЛЬНОМ, и что я не должна беспокоиться.

Я не беспокоюсь...

Он меня абсолютно уверил, что ты выйдешь из него окрепшим, просветлевшим (не в немного сумасшедшем смысле), озарённым и гораздо более сильным. Вот так.

Я даже добавила кое-что, что не должна тебе говорить, но, в конце концов... (обычно об этом не говорят) я добавила, что ты мне нужен. И поэтому с тобой не должно ничего случиться.

Ответом была улыбка.

Потом пришло, что это переход. Поэтому, я надеюсь, что это долго не продлится (3).

В твоей ментальной позиции должно произойти небольшое изменение, то, что можно было бы назвать небольшим исцелением от пессимизма, или большим исцелением от небольшого пессимизма! Вот так... в чём-то, это тебе знать, в чём.

Но это переход, это не что иное, как переход.

Тело очень невежественное (это и так понятно), и когда с ним что-нибудь случается, я не могу сказать, что оно пугается, но ему кажется, что это ОЧЕНЬ серьёзно! Всегда (смеясь) (я это знаю по своему опыту), пока ему КАК СЛЕДУЕТ не объяснишь, что оно должно быть послушным, спокойным, не бояться... и всё отпустить.

Оно всё время отвечает: «Но посмотрите на всех этих людей, которые умирают, болеют, на все эти...» Теперь я отвечаю по-своему: «Больных людей достаточно, не стоит им подражать!»

 

(тишина)

 

Прежде всего, это некое сосуществование, совокупность двух вещей, которые действительно являются противоположными состояниями и, кажется, всё время находятся вместе: Покой, когда всё гармонично (я говорю о клетках тела), всё гармонично до такой степени, что никакой беспорядок не может проникнуть, не может быть никакой болезни, никакого страдания, никакой дезорганизации, никакого расстройства - это невозможно, это вечный вневременной Покой (тем не менее, клетки тела его ощущают); и, одновременно, есть беспокойство - невежественное, суетливое, тёмное беспокойство, в том смысле, что оно не осознаёт своё невежество, не знает, как быть, и всё время делает бесполезные вещи. Тогда внутрь приходит беспорядок, разрушение, дезорганизация, страдание и... иногда это становится таким острым-острым, все нервы натянуты, всё плохо. И эти состояния существуют вместе. (4)

Это значит, что они «вместе» до такой степени, что даже нет ощущения переворота, не понятно, как мы переходим от одного к другому, это... переворот неощутим.

И они абсолютно противоположные.

Вы можете мгновенно, быстрее молнии, устранить в вашем теле любую боль, любой беспорядок, любую болезнь, а через секунду всё может вернуться назад. И вы можете переходить из одного состояния в другое, из одного в другое... (жест туда-сюда).

Что на данный момент непонятно, не установлено, это как сохранить этот Покой.

Когда Он есть, то, кажется, ничто не может его поколебать: все атаки бессильно проваливаются, ничто не может на него повлиять. И Он исчезает так же, как появился, никто не знает, как.

Если наблюдать очень внимательно, то у меня возникает ощущение, что физический ум, о котором говорил Шри Ауробиндо (5), не так ли, это мышление Материи, оно ещё не чистое, в нём ещё есть примеси, поэтому достаточно одного ложного движения, чтобы всё разрушилось. А в людях постоянно присутствует ложное движение, исключая временные озарения, когда всё переворачивается. Но здесь (у Матери) ещё остаётся привычка, привычка (почти только воспоминание) ложного движения. И достаточно того, чтобы оно чуть-чуть воспроизвелось, как кончик иглы, чтобы, раз... и всё рухнуло обратно.

И когда я вижу, сколько я на протяжении стольких лет потратила сил, чтобы очистить этого господина, я немного (как сказать?), не то, чтобы напугана, я не могу сказать обеспокоена, но... (даже не могу сказать, что я пессимистка), но для людей, которые не занимались йогой, как на протяжении многих лет делала я, как это должно быть трудно! Потому что клетки тела подчиняются физическому уму, который в своём естественном состоянии представляет собой концентрацию глупого невежества, мнящего себя очень умным, уф!... Вызывающая отвращение масса глупости, которая считает себя очень умной! Она думает, что всё знает.

 

(тишина)

 

Потому что во время этих изменений НИЧТО не дрогнуло (движение туда-сюда истинного и ложного), сознание было вот таким, обращённым не ввысь, обращённым не внутрь, обращённым... просто обращённым к Господу, живущим в Свете, который, когда речь идёт о физическом мире, становится золотистым сиянием. Оно обращено к Этому, есть только Это, это единственная реальность, единственная истина. И Это вибрирует (Мать касается своих ладоней, своих рук), Это вибрирует во всех клетках, везде. Я делаю так (Мать будто собирает «это» вокруг себя), как будто я это беру. Оно не эфирное, оно очень материальное, оно ощущается как толстый нерв, но вибрирующий-вибрирующий-вибрирующий... Такое сознание. И всё происходит в теле. А при наличии этого старого дурака... он сразу становится пессимистичным, катастрофичным, пораженческим - он пораженческий, о... он видит всё как самое наихудшее. И этот чудесный субъект, после того, как представил себе самое плохое (в течение одной секунды, не так ли), он передаёт всё это Господу. Он Ему говорит: «Вот, Господи, вот Твоя работа, это всё Твоё, делай с этим, что хочешь»! Зачем этому идиоту нужно было создавать все эти катастрофы! Катастрофа, всегда катастрофа, всё катастрофично, - но он отдаёт свою катастрофу Господу!

А в ответ всегда полная терпения улыбка. О, это терпение, для меня это ежесекундное чудо.

Время от времени приходит большая сила (она даётся телу специально, чтобы оно почувствовало, что становится сознательным, что «Это» существует), большая сила приходит, и с ней приходит ощущение, что достаточно сделать так (Мать величественно опускает обе руки), чтобы всё изменилось. Но...

Оно ещё слишком ограничено и невежественно для того, чтобы можно было действовать. В этом вопросе видно (видит индивидуальность Матери) много граней, но не все. Это не... тем не менее, есть трудность - пока есть трудность, действовать нельзя (Силе).

Да, тогда был тот опыт, когда всё было Господом: всё, со всеми вещами, как они есть, как мы их видим, когда всё было Этим в ТАКОМ совершенном единстве, потому что оно было таким полным, таким гармоничным, таким сознательным, и в постоянном прогрессивном Движении к ещё большему совершенству (это интересно, оно ни доли секунды не может оставаться спокойным, оно всё время, всё время стремится к более совершенному Единству). Тогда, в этот момент, если действует Сила (вероятно, она действует), если Сила действует, то она действует правильно. Но так не всегда - так не всегда, есть ощущение, что ещё есть вещи, которые должны исчезнуть, и вещи, которые должны появиться - переход, поступательное движение, которое... которое не содержит всё.

Но в этом состоянии кажется, что то, что мы видим, ДОЛЖНО быть, и оно непременно (я бы сказала обязательно) есть. И, вероятно, происходит мгновенно. Но, чтобы это стало всесильным, нужно видеть всё одновременно, если мы видим только что-то одно (например, у вас есть ощущение, что действие на земле ограничивается определённым полем, которое зависит от вас), пока это есть, мы не можем быть всесильными, это невозможно - невозможно. Это будет неизбежно обусловлено.

 

(длительная тишина)

 

Усиливается ощущение, что всё, что есть, всё, что происходит снаружи и внутри (внутри тоже) для совокупности всего абсолютно необходимо.

Я как раз думаю о той реакции, что была у меня тогда... Одна часть смотрит, улыбается и говорит: «А! Ты ещё здесь!». И одновременно я увидела «Нет, это необходимо - всё необходимо». Есть особая вибрация, которая была необходима... необходима, чтобы началось что-то другое. И всё так.

Всё так.

 

(тишина)

 

Это переходный период, но разве переходный период не постоянен? Он должен быть постоянным. Всё же, есть момент, когда он становится абсолютно осознаваемым и желаемым, тогда меняется его характер.

По сути, кода мы выйдем из глупости... должно произойти достаточно значительное изменение.

О! Можно будет многое сказать.

 

(тишина)

 

Невозможно, чтобы какое-либо изменение, изменение в сторону улучшения (я не говорю о движении вспять, потому что это другой феномен), невозможно, чтобы какое-либо изменение, даже в одном элементе или одной точке земного сознания, не привело бы к участию всей земли в этом изменении. Обязательно.

Всё взаимосвязано. И существующая где-то вибрация будет иметь ЗЕМНЫЕ последствия - я не говорю всеобщие, я говорю земные - обязательно.

Поэтому, нет ни одного устремления, ни одного усилия, которое с земной точки зрения было бы бесполезным (с индивидуальной точки зрения это уже давно очевидно). Но с земных позиций нет ни одного усилия - ни одного усилия к Лучшему, ни одного устремления к Истине, - которое не имело бы земных последствий, земных отражений. (6)

 

(1) - если перевести обратно на французский, то акцент смещается следующим образом: «...те существа, которые так малы и так слабы, что вынуждены быть злыми.)

(2) - состояние продолжительного упадка сил (которое длилось три года). На самом деле, это было то, что медицина называет «туберкулёз», но мы не верили медицине.

(3) - это взорвётся и исчезнет год спустя. Как нам Мать позже объяснила, «переход» состоял в том, чтобы постепенно изъять из ученика всё витальное существо - отчего обычно умирают.

(4) - это тот же опыт с двумя «комнатами», одна в другой, или двумя «реками», грязной и прозрачной.

(5) - The body-mind (физический ум).

(6) - существует аудиозапись этой беседы.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

Категория: Том 4 | Добавил: Irik
Просмотров: 67 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0