эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 3

Том 3. 17 ноября 1962
13.01.2019, 09:57

(По поводу китайско-индийского конфликта на гималайской границе)

 

Х. написал N., чтобы заявить - заявить в точных и даже резких выражениях, - что это начало глобального катаклизма, мировая разрушительная война.

Я знаю, что это воля того самого Асура, о котором я много раз тебе рассказывала, Господина Лжи, родившегося Господином Истины. Он знает, что его час близок (относительно близок, в этом мире), и он заявил, что перед своим исчезновением создаст столько катастроф, сколько сможет. И тогда, совсем недавно, перед самым началом конфликта, я пошла в область витального мира, которая располагается прямо над землей, как платформа (не горная вершина, но место, откуда смотрят, куда, например, поднимается капитан, чтобы видеть весь свой корабль, это такое возвышающееся над земной жизнью место в витальном мире). Я пошла туда - там было достаточно темно, и даже очень темно, - и там находилось это большое существо (оно очень большое, выше этой комнаты… Мать смотрит в потолок: ему нравится выглядеть большим!) Оно было очень большим, совсем чёрным (это его естественное состояние, когда он появляется перед людьми, то пылает светом, но тот, кто обладает внутренним видением, не ошибается: это ледяной свет; однако, есть люди, которые обманываются и принимают его за Всевышнего Бога; но это так, к слову). Он был там, и я пошла к нему - не к нему, я пошла в это место и нашла его там. Он торжествовал. Он сказал, чтобы я смотрела.

Оттуда было видно всё вокруг. И когда я пришла, вдруг началась гроза - чудовищная гроза. Я продолжала смотреть и увидела, это было в том направлении (не знаю, был ли это север, юг, или запад, в общем, это было в том направлении; Мать указывает на север), я увидела две молнии, они ударили не совсем одновременно. Первая…(я смотрела на север, я была уверена, что смотрела на север), первая появилась на востоке, сокрушительная молния, а вторая пришла почти сразу за ней на западе. Они не соединились, но ударили в одно и то же место, не пересеклись, но в одно и то же место. И свет молний… (была ночь, темно, земля была тёмной, ничего не было видно), место, где они встретились, вдруг осветилось светом этих молний, был ужасный грохот, и…(поле видимости было ограниченным, не так ли, всё остальное находилось во тьме) всё запылало! Пылало всё. В свете молний были видны вершины памятников, домов, самые разные вещи, а потом всё вспыхнуло: чудовищный пожар.

Я даже заметила (у меня возникло достаточно любопытное чувство): «Надо же! Как интересно за этим наблюдать так близко, совсем близко». Это значит, у меня было ощущение, что, как говорил Шри Ауробиндо, моя «station» (позиция) для наблюдения за миром находится очень высоко, чтобы прийти сюда, мне пришлось спуститься. И я сказала: «Надо же! Интересно всё видеть настолько близко» (я ему это не сказала, но подумала). А он, рядом со мной, на некотором расстоянии справа от меня, ликовал (он стоял; глядя вверх, я видела его голову - Мать смотрит в потолок). Он ликовал и говорил: «Ты видишь, ты видишь, ты видишь!». Он был абсолютно счастлив. А я была совершенно неподвижной, всё было неподвижным, спокойным, ни единого движения (эта мысль как будто прошла через меня: интересно всё видеть так близко). А потом я всё остановила, вот так (Мать, неподвижная, как статуя, сжимает оба кулака). И очень быстро (я не могу сказать, сколько, потому что время не такое, как здесь), словом, очень быстро всё прекратилось (1) Гроза нужна была только для того, чтобы низвести эти две молнии, когда молнии ударили, всё закончилось, это был конец. Потом появилось пламя - всё загорелось (это было похоже на огромный город, но это был не город, он, скорее всего, символизировал страну). Пламя поднималось очень высоко, очень высоко, но я просто сделала так, и всё прекратилось (Мать остаётся неподвижной, с закрытыми глазами и сжатыми кулаками). Я посмотрела ещё раз - всё пришло в порядок. Тогда я сказала (не знаю, почему, но я говорила на английском - да, потому что он говорил на английском: you see, you see!), я сказала: «А! Это длилось не долго, всё быстро потушили». Тогда он повернулся спиной и ушёл в одну сторону, а я - в другую. Я вернулась во внешнее сознание, в результате, я всё хорошо помню.

По-моему, они начали сражаться через два или три дня.

Где запад?...

Не знаю. Я думала, что это будет Россия, но Россия, кажется, держит себя в руках и не хочет вступать в войну. Не знаю.

 

Удар был нанесён по Индии?

 

Конечно, это была Индия.

Когда я сказала: «Интересно это видеть так близко», у меня ещё появилось чувство, что я находилась близко физически, что часть меня физически находилась очень близко. Но я ко всем войнам находилась очень близко (к двум предыдущим, эта - третья). Я была очень близко: на Париж падали снаряды, когда я там была - это была первая война.

Это всё, что мне было показано в образах.

Кроме того, когда пришли новости, что они ни за что мило убивают друг друга, когда я это узнала, я установила по всей границе то же, что и той ночью: Покой и Неподвижность. Спустя два дня, я спросила, как дела, и мне сказали: «О! Они, кажется, устали! Они больше не воюют».

Больше ничто не шевелится.

Потом появились политические трудности (2) - всё это добавило работы, которая привела к достаточно хорошему результату. Но он всегда был неполным, он никогда не был окончательным. Всегда был результат, но не Результат… Я думаю, в существующих земных условиях получить Результат невозможно - это будет чудо, которое перевернёт слишком много всего. Последствия будут хуже, чем при…Ну и, вот.

Я знаю, что тот господин, за которым я наблюдаю, начиная со второй войны (до второй войны), хочет этого, он мне заявлял о самых разных катастрофических вещах. И я предполагаю, что Х. тоже это видит, но не знает, откуда оно идёт - я не знаю. Я удивляюсь. В конце концов, он написал это настолько категорично, что можно было подумать, будто он этого желает! Я не могу в это поверить. Я просто сказала: «Ну что же, да, это ОДНА из возможностей». Которая из двух одержит верх? - этого я не знаю. Это тайна, которую Господь не открывает… потому что думает (это наверняка), что будет плохо, если мы будем знать, что случится. Мы не будем делать то, что нужно. Это всегда так: мы не знаем, что будет, потому что не станем делать то, что нужно.

Я делаю то, что Он мне говорит, но Он не сказал, какие будут последствия. И я не спрашиваю: я знаю, что это меня не касается.

Потому что, если бы я их знала, даже если бы я их не озвучивала, они бы стали распространяться (Мать показывает, как из её головы расходятся волны). Людям это не нужно знать.

Но у меня было очень много самых разных видений, от самых ужасных до самых чудесных - все они катастрофические, из области невероятного. Много, много всего, с подробностями. Хватит на целую книгу!

 

Не знаю, мне кажется, человечество не готово к миру, ему нужны потрясения.

 

Да, к сожалению, оно не готово.

Люди глупеют.

 

Они глупеют. Они убаюкиваются своим ненасилием, своей мелочной моралью… Оно не готово.

 

Очень жаль.

Потому что всё может быть отложено на тысячи лет… Бывают моменты, когда всё сходится в одной точке, не так ли. В истории такие моменты бывают очень редко: всё растягивается на долгое-долгое время, почти бесконечное. Не упустить МОМЕНТ, который станет для земной жизни чем-то важным (Мать вонзает свой кулак в Землю), это очень трудно. И если этот момент прошёл, упущен…

Но я всё время задаю себе вопрос… потому что Шри Ауробиндо ушёл, не открыв свой секрет. Мне он сказал, что уходит НАМЕРЕННО, - это он мне сказал. Он сказал, что это важно, чтобы я знала. Но он никогда не говорил, настал ли момент (он думал, не так ли, … он пришёл со словами, что момент настал), он никогда не говорил, видел ли он, что ещё ничего не готово. Он мне сказал: «Мир не готов», - это он мне сказал. Он сказал, что уходит добровольно, потому что так «нужно», сказал, что я должна остаться и продолжить работу, и что я её продолжу. Эти три вещи он сказал. Но он никогда не говорил, получится у меня, или нет! Он никогда не говорил, смогу ли я поймать момент.

И я должна сказать, что пережила то время, когда это было интересно знать, потому что… я слишком много времени провожу в вечности, чтобы это имело большое значение.

Вот только внешне я вижу… всё, что я заметила (то есть, чем больше я в это погружаюсь), это то, что мир не готов. Люди… у них нет понимания, что это! Как же они могут… Когда им говорят что-то оттуда (жест сверху), или им что-то оттуда показывают, они не понимают. Они не понимают. Чтобы понять, они это сразу деформируют, искажают. Поэтому… Я не знаю…

 

(длительная тишина)

 

Интересно, что с тех пор, как эти люди там наверху (3) начали драться, земля стала более восприимчивой.

Однако, дрались и раньше, дрались везде, не так ли, после последней войны всё время дрались в том или ином регионе: в Африке, в Азии, словом, везде. Дрались всегда. Всё время, всё время что-то происходило. Все эти истории из Алжира, там происходили ужасные вещи, все эти истории из Конго, и всё подобное - дерутся везде. Но… я не знаю, почему (это не значит, что я этим не занималась, оно было в моём сознании), но на этот раз произошли две вещи: низошла бóльшая Сила (очень конкретно, так, что её можно потрогать), низошла большая специально направленная Сила, и появилась некая восприимчивость, везде, даже у китайцев (я хочу сказать, что она не была локальной, она была во всём мире). Может быть, это материальное проявление беспокойства из-за мысли о…? Очевидно, что если начнётся новая мировая война, она будет чудовищной, ужасной, ужасной - погибнут целые цивилизации. Жизнь на земле будет остановлена ужасным способом. Может быть, поэтому люди…? Что пробудило устремление? - такое возможно, но, очевидно, что восприимчивость стала больше. Я вижу это по тому, как распространение Воли (Мать делает жест распространения) имеет более конкретный и быстрый результат.

Остальные конфликты были очень поверхностными, как болезни - как кожные болезни! Что-то поверхностное. Были ужасные вещи, совершенно отвратительные, везде, но… (я помню, что произошло в Алжире, мне рассказывали, я знала, что там происходило, чудовищные вещи), всё же, это было похоже на… да, было ощущение кожного земного заболевания! Оно было очень поверхностным. А потом вдруг здесь (в Агентстве Северо-Восточной границы(North-East Frontier Agency или NEFA - административная территория, одна из составных частей Британской Индии - прим. перев.) и в Ладакхе), о! Это стало иначе.

Ощущение было таким: очень локализованная болезнь (ею можно заразиться, но, тем не менее, она очень локализована). А здесь (в китайско-индийском конфликте) кажется, что было потревожено что-то ГЛУБИННОЕ. Может быть, это потому, что люди думают, что могут возникнуть последствия мирового масштаба?... Я не знаю. Или, может быть, это первый знак чего-то очень… очень значимого?

 

(тишина)

 

Однажды (теперь для меня всё это игра очень определённых сил), однажды появилось ощущение такого глубинного волнения… чего-то очень обширного, содержащего в себе СИЛЬНУЮ боль. И тогда изнутри спонтанно пришло что-то от индивидуальной души, из психического существа, и сказало: «О, Господи! Ты хочешь, чтобы мы продолжали этот опыт?» Тогда всё успокоилось, остановилось, это было великолепие Света. Но я не получила ответа, за исключением того торжествующего великолепия Света, не так ли. Но это так же может означать, что что бы не случилось, всегда будет так - это очевидно.

 

(тишина)

 

Не знаю.

Где-то не здесь (физически), в каком-то месте (Мать показывает позади себя) есть что-то очень спокойное, очень спокойное и вне всякого действия сил, что-то, что будто где-то утверждено, установлено, очень спокойное и вне всеобщего обозрения («всеобщего», я не хочу говорить «земного»: всемирного), что-то такое (жест назад, глаза закрыты, неподвижная, как статуя), и оно НЕ ХОЧЕТ.

Я очень хорошо это вижу.

То есть, часть существа - Творящей Силы - НЕ ХОЧЕТ.

Как будто принято решение, что на этот раз опыт не будет прерван, а будет доведён до конца, до своей цели. И что-то не… (не хочет). Что-то не хочет и сопротивляется.

 

(тишина)

 

Когда мне сообщили, что написал Х., то появилось (где-то там, справа от меня, не знаю…)… Оно тут же ответило (мы используем слова, не так ли, они не годятся, но в моём распоряжении ничего другого нет), Оно сказало: «А! Он хочет остаться на другой стороне».

Я не стала ничего говорить.

В находящемся здесь сознании я посмотрела (конечно, меня спрашивали, как он мог такое подумать и написать) и сказала, что в каждой области есть свой собственный детерминизм, и что если видеть только этот детерминизм, то всё кажется абсолютно предрешённым, а это видение (видение Х.) принадлежит земному витало-физическому детерминизму (Жизнь и Материя), и в этой области катастрофа кажется неизбежной. Но есть другие, высшие области, и их вмешательство может всё изменить.

Но для этого нужно жить и видеть в этих высших областях. (4)

В случае с Х. личный контакт поднимается очень высоко, но это чисто личное. А общее видение (я не говорю всеобщее), общее, останавливается на витало-физическом плане. Немного ума, а потом ВСЁ. Между личными возможностями, которые могут подниматься очень высоко (но в очень узкой точке) и общим видением существует противоречие. Когда внимание обращено во вне, видение очень ограничено, оно может быть земным, но… оно, можно сказать, закрыто коркой.

Такое объяснение я дала. Но истина…

Это всё.

 

Ты читала последние письма Шри Ауробиндо о Китае? (5)

 

О! Да, он сам мне их читал! (Мать смеётся)

Всё, что говорил Шри Ауробиндо, всегда сбывалось. Ты знаешь, он ещё сказал (но это была шутка, он её не записал), по поводу объединения с Пакистаном он мне сказал: «Десять лет». Он сказал: «Пройдёт десять лет». Прошло десять лет, и ничего не произошло - ОФИЦИАЛЬНО не произошло. Но, правда в том (я это узнала от людей из правительства), что Пакистан предпринимал шаги к объединению, он просил, чтобы союз был восстановлен (они бы сохранили автономию, но было бы ОБЪЕДИНЕНИЕ, был бы СОЮЗ), а Неру отказал.

 

Какой идиот!

 

Шри Ауробиндо это видел.

Он видел, как это будет. Через десять лет, когда человек, который возглавлял Пакистан, умер (6), у пакистанцев возникли большие трудности, они не могли организоваться. Тогда они отправили кого-то в Индию (не официально, но официозно) и попросили на определённой основе восстановить союз - им отказали, индийцы отказали. Повторение этой же глупости было, когда с предложениями приехал Криппс, а Шри Ауробиндо отправил им послание, в котором сказал: «Соглашайтесь, какими бы не были условия, иначе потом будет хуже». Это то, что им сказал Шри Ауробиндо. Там был Ганди и он ответил: «Во что вмешивается этот человек! Пусть занимается духовной жизнью». (7)

 

Они сознательно разорили страну.

 

Да.

Да, насколько могли. (8)

Именно это увидел Х.: они стали причиной разорения страны. Тогда он сказал: «Эти люди разорили страну, и они будут уничтожены». Вот, что находится у него в голове, и поэтому он открыл двери этой драме - ужасному разрушению.

Они действительно этого заслуживают! Они всё время действовали очень глупо. Прежде всего, из-за тупости, амбиций, тщеславия, по разным причинам, но, в первую очередь, из-за абсолютного непонимания - они ничего не видели дальше собственного носа.

Не сохраняй это. Мне не нужны политические воспоминания. Я очень давно ничего не говорила о мировом положении, потому что не хочу, чтобы это знали (не то, что не знаю, но не хочу). Если я когда-нибудь и займусь политикой, то есть, если положение вещей изменится в благоприятную сторону, то начну говорить в 67-м. Не раньше.

До этого я постараюсь ничего не говорить, буду работать. Это всё. (9)

 

ДОПОЛНЕНИЕ

 

Отрывок из послания Шри Ауробиндо о независимости Индии.

 

15 августа 1947

15 августа 1947 - день рождения свободной Индии. Для неё этот день означает окончание старой эры и начало новой. Но всей нашей жизнью и действиями как свободной нации мы можем сделать этот день важной датой в открытии новой эпохи для всего мира, для политического, социального, культурного, духовного будущего всего человечества.

15 августа мой собственный день рождения, и, конечно, я очень рад, что этот день приобрёл такой широкий смысл. Это совпадение не стало для меня случайностью, я воспринимаю его как высший знак и одобрение Божественной Силы, которая руководит всей моей работой, с которой началась моя жизнь, и как начало пожинания её плодов. Действительно, в этот день я могу видеть, как все мировые движения, чью реализацию я надеялся увидеть, достигли своей цели или находятся на пути к ней, хотя это казалось несбыточной мечтой. Во всех этих движениях свободная Индия может выйти на передовые позиции и играть важную роль.

Первой моей мечтой было создание революционного движения, которое создаст единую и свободную Индию. Сегодня Индия свободна, но она не достигла единства… Старое религиозное разделение на индуистов и мусульман сегодня, кажется, затвердело и превратилось в постоянное политическое разделение страны. Стоит надеяться, что этот устоявшийся факт не будет восприниматься как навсегда устоявшийся, а станет ничем иным, как временным решением. Так как, если это разделение продлится, то Индия рискует быть серьёзно ослабленной и даже разрушенной: сохранится возможность народных волнений, и даже возможность иностранного вмешательства и завоевания. Внутреннее развитие Индии и её процветание могут замедлиться, её мировое положение ослабнуть, а её будущее может оказаться скомпрометированным или даже уничтоженным. Этого не должно быть - разделение должно исчезнуть… (10)

Шри Ауробиндо.

 

*

*    *

 

Отрывок из письма Шри Ауробиндо о вторжении в Южную Корею 15 июня 1950 (война между Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) и Республикой Корея (Южная Корея) началась 25 июня 1950 - прим.перев.)

 

28 июня 1950

Не знаю, почему вы хотите, чтобы я осветил этот корейский вопрос. Здесь нет ничего сложного: дело ясное, как дважды два четыре.

Это первый шаг по осуществлению коммунистического плана по захвату сначала северных областей Азии, а затем Юго-Восточной Азии, прелюдия к манёвру на всём остальном континенте - кстати, Тибет, это входные ворота в Индию. (11)

Если он увенчается успехом, то нет причин для того, чтобы захват мира не продолжался вплоть до того, что они смогут противостоять Америке. То есть, война с Америкой может быть отложена, пока Сталин не выберет свой час.

Кажется, если судить по действиям Трумэна в Корее, он осознал ситуацию. Остаётся понять, хватит ли ему решимости дойти до конца. Предпринятые им меры могут оказаться недостаточными и бесполезными, так как речь не идёт об эффективном военном вмешательстве, за исключением моря и воздуха. Такой видится эта ситуация, посмотрим, как она может развиваться.

Можно быть уверенным в том, что если затягивание будет слишком долгим, и если Америка прекратит защищать Корею, то ей придётся сдавать позицию за позицией, до тех пор, пока не будет слишком поздно. В какой-то момент у неё возникнет необходимость в радикальных действиях, даже если это приведёт к войне.

Сталин, кажется, тоже не готов к началу мировой войны. Если это так, то Трумэн может повернуть ситуацию против него, заставляя его принять этот риск или сдавать Америке позицию за позицией. Думаю, это всё, что я на данный момент могу увидеть - существующая ситуация чрезвычайно опасна.

Шри Ауробиндо

 

(1) - действительно, три дня спустя, 20 ноября, китайцы без видимых причин в одностороннем порядке заявили о прекращении огня и отступлении своих войск, в то время как они очень успешно наступали, почти не встречая никакого сопротивления. Никто не смог понять, почему.

(2) - вероятно, Мать имеет в виду трудности с отставкой министра обороны Кришны Менона. Следует напомнить, что политика Неру в то время была целиком прокитайская (слоган того времени: Hindi-Chini bhaï-bhaï - индийцы и китайцы братья), и когда китайцы хлынули в Индию, министр обороны спокойно уехал в Лондон по какому-то делу, сказав, что ничего страшного нет.

(3) - на гималайской границе.

(4) - следующий абзац был убран из записи.

(5) - см. дополнение.

(6) - вероятно, речь идёт о смерти Лиаката Али и о тяжёлой экономической и политической ситуации, которая привела к роспуску пакистанского парламента в октябре 1958, а так же о захвате власти генералом Айюбом Ханом.

(7) - в апреле 1942, когда Англия сражалась с нацистами и Японией, грозившей захватить Бирму и Индию, Черчилль отправил в Нью Дели эмиссара, сэра Стаффорда Криппса, с очень щедрым предложением, которое должно было обеспечить добрую волю и сотрудничество Индии в борьбе с мировой угрозой. В соответствии с этим предложением Великобритания, в качестве первого шага к независимости, предоставляла Индии статус доминиона. Шри Ауробиндо сразу вышел из затвора, чтобы выразить согласие с предложениями Криппса, сообщить об этом всем индийским лидерам и даже послать эмиссара к Ганди и Индийскому Конгрессу, с целью убедить их сразу принять это неожиданное предложение. В одной из телеграмм Шри Ауробиндо к Раджагопалачария (будущему президенту Индии) говорится о, казалось, никем не замечаемой опасности отказа от предложений Криппса: «… Срочное решение перед лицом серьёзной опасности тчк Призываю Вас спасти Индию от огромной опасности нового иностранного господства, когда старое исчезает само собой». Никто ничего не понял: «Во что он вмешивается!» Если бы Индия согласилась на статус доминиона, она бы избежала разделения на две части и искусственного создания Пакистана, а так же трёх последующих войн (которые не закончились) и кровавой бани, опустошившей Бенгалию и Пенжаб во время разделения в 1947 году (см. в дополнении отрывок послания Шри Ауробиндо по случаю независимости Индии).

(8) - с другой стороны, Мать в послании на смерть Неру 27 мая 1964 сказала: «Неру покинул своё тело, но его душа ЕДИНА с вечной душой Индии».

(9) - несмотря ни на что, мы сохранили эту запись. Мы не смогли ни цензурировать, ни убрать эти слова из Истории. И где граница между цензурой и ложью?

(10) - через семь недель после объявления независимости Индии и создания Пакистана тот захватил Кашмир.

(11) - через четыре месяца, 21 октября, был захвачен Тибет. Индия не стала протестовать.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com

 

Text.ru - 100.00%

Категория: Том 3 | Добавил: Irik
Просмотров: 294 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0