эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 1

Том 1. 30 октября 1960
26.09.2016, 15:43

(После медитации с Матерью. Нужно отметить, что в начале встречи Мать дала ученику небольшую кожаную папку с изображением египетской фрески)

 

Покажи мне эту папку… (Мать смотрит). Ничего общего.

Как только медитация началась, я увидела совершенно обыденные сцены древнего Египта. А ты был немного другим, но, всё же, очень похожим… Первое, что я увидела, это их бог, у которого вот такая голова (жест, изображающий морду животного), с солнцем над головой. Голова животного, тёмная голова с… я ОЧЕНЬ ХОРОШО знаю, но я не знаю точно, что это за животное. Есть голова ястреба, не так ли, а есть голова… (Мать повторяет жест)

 

Как у шакала?

 

Как у шакала, да. Да, такая, с подобием лиры над головой и с солнцем (1). Этот бог был очень тесно связан с тобой, так, будто вы слились: ты был как жрец жертвоприношения, и, одновременно, он входил в тебя.

Это длилось во времени (то, что я лучше всего видела, и то, что я лучше всего помню). Но, было много-много всего, знакомых мне старых вещей, и, конечно же, ОЧЕНЬ ТЕСНАЯ взаимосвязь, которая была у нас в Египте, в Фивах.

Первый раз я вижу это для тебя – очень-очень…

В самом начале я спросила себя: может быть, это воспоминания об этой папке? У меня было ощущение, что я тебе дала египетскую вещь, я не помнила изображение – я рада, что это не так!... Это была нерешительность, я спросила себя: почему? Тогда мне пришёл ответ, что всё, все вещи, даже те, что кажутся случайными, организованы одним и тем же Сознанием в одних и тех же целях – что очевидно.

Но, это было интересно, и я начала наблюдать и ПРОЖИЛА действия, самые разные действия: сцены инициации, сцены культа и т.д., в течение длительного времени… Тогда, в дивной тишине, опустился свет, гораздо более сильный, чем в последний раз (во время последней медитации). Я должна сказать, что в начале, первое, что я сделала, это постаралась установить вокруг тебя тишину, изолировать тебя и держать твой ум в покое. Были небольшие всплески, но когда опустился этот свет… Он опустился совершенно иератическим образом и (как сказать?)… по-египетски – очень оккультно, очень оккультно и очень-очень определённо, очень точно, вот так (жест, показывающий спускающуюся массу тишины).

А потом было длительное, совершенно неподвижное созерцание с чем-то, что теперь от меня ускользает. Может быть, это вернётся.

Потом я вдруг вошла в небольшой транс, вот так. И там я увидела тебя, но ты был… как сказать… физически ты не был на том же плане, что и некий господин, которого я видела (его я видела очень определённо, он был не маленький, широкий в плечах, не очень большой, но широкий в плечах, в тёмном европейском костюме). И он взял тебя за обе руки и с энтузиазмом тряс их! Но, ты был такой индифферентный, такой, как сейчас, в индийской одежде и в медитативной позе. Он взял тебя за обе руки и тряс их. А я отчётливо услышала слова: «Поздравляю, это большой успех!» (речь шла о твоей книге (2)). И одновременно я увидела разных людей и разные вещи, которые были затронуты книгой – очень разных людей, очевидно, французы, или, во всяком случае, европейцы, мужчины и женщины. Там даже была женщина (должно быть, актриса или певица, или… словом, кто-то, кто ведёт жизнь… у неё даже был театральный костюм с какой-то майкой: красивая девочка!), которая кому-то говорила: «Ах! Это мне позволило почувствовать вкус духовной жизни!». Это было очень-очень интересно… все подобные вещи. Потом я опять вышла из транса и… В общем, в конце я что-то попробовала сделать для тебя, и это хорошо получилось. Это хорошо получилось.

Но, то, что было только что, это было облако светящейся золотистой пыли. Когда оно спустилось, то оно было белое с золотистым отражением (но, оно было белое), оно спустилось, как колонна, с такой СИЛОЙ!... И в конце, в этом белом свете, здесь, установилось облако золотистой пыли. О! Оно было очень… обильным. Великая сила реализации. Я с трудом вышла оттуда! Сначала я решила, что выйду наполовину. И я вышла, но пока ещё не полностью…

Вот так, малыш. А ты что почувствовал?

 

Когда я медитирую с тобой… Когда я один, то никогда нет такой силы, такой… Это другое…Иногда это сильно, но качество другое. Когда я один, бывают моменты, что это сильно, но не так.

 

Конечно! Я же нахожусь с тобой, у тебя, когда ты медитируешь. Только есть разница…

Важна физическая вибрация. Условия работы по трансформации заставляют физические вибрации играть важную роль. Я это чувствую, потому что когда я на физическом плане (на физическом, не так ли) хочу кому-нибудь что-нибудь сделать, то всё, всё опускается в тело. Тело охвачено, вот так… Я хорошо вижу, что постоянно используются абсолютно физические вибрации. Это настолько другое. Вся работа, которую мы делаем на расстоянии (жест, указывающий на голову и ментальное действие), это действует здесь, вот так, но…

Знаешь, ещё сейчас это всё (Мать касается своего тела, своих рук) как будто такое вибрирующее и живое, что трудно ощутить границы, оно как будто выходит за него (за тело). Границ больше не существует.

Но, это ещё не светится в темноте. Потому что то, что обычно светится в темноте, это другое… Со мной такое было, когда я работала с Теоном (по возвращении во Францию у нас с ним были совместные медитации, он их не называл «медитациями», он их называл «отдыхом», и мы делали это в темноте), и было… это было как фосфоресценция, это был точно такой свет, как у рыбок ночью в воде. Это было так, выходило из тела, распространялось, двигалось. Но, это витальное, оно имеет витальную природу. Это высшая сила, но то, что проявляется, это витальное. Тогда как сейчас, это совершенно точно золотистый супраментальный свет с… с удивительной вибрирующей пульсацией… Но, ему, возможно, ещё не хватает как бы… того, что Теон называл «плотностью», то есть, промежуточного состояния, чтобы это могло быть видимым в темноте. Тогда бы это выглядело золотистым, а не фосфоресцирующим.

Но, это очень-очень конкретно и материально.

Я себя спрашиваю по ночам… иногда это так интенсивно, что я спрашиваю себя, не радиация ли это? Но, я не могу посмотреть, потому что мои глаза закрыты!

Ещё этой ночью, большую часть ночи было… у тела нет границ, не так ли, это большая СОВОКУПНОСТЬ вибраций.

И сегодняшний опыт (во время медитации), это некое смешивание с тем, что я обычно вижу по ночам (это не сочетание, а может и сочетание), потому что это тот же свет… Это как пыль, не так ли, это меньше крошечных точек, это как атомарная пыль, но с ОГРОМНОЙ силой вибрации, только без движения. И в то же время, это непрерывное движение… это что-то, что перемещается в чём-то, что неподвижно вибрирует (есть что-то, что движется, но оно более тонкое и похоже на поток огромной силы, и он проходит насквозь, но середина неподвижна: она неподвижно вибрирует с огромной силой). Но, сейчас я не знаю точно, в чём разница… Ночью это становится менее золотым, золото не так заметно, в то время как всё остальное видно лучше: белый, синий, какой-тот розовый…

О! Я вспомнила! Только что, вторая фаза после Египта была РОЗОВОЙ! О! Это как… как окончание рассвета, когда всё становится очень светлым, очень ярким. И замечательного цвета! И это спускалось, спускалось волнами – это было новым. Я это вижу очень редко. Во время последней нашей медитации такого не было. И это пришло с радостью! О!... Это был восторг, и он долго продолжался. Оттуда я вошла в некий транс, где увидела (смеясь) поздравлявшего тебя господина! Я услышала (это голос меня вывел из транса, и я увидела): «Поздравляю, это большой успех!» (Мать смеётся)

Вот. Это было хорошо. Время от времени мы будем вместе медитировать. Для меня это приятно, в том смысле, что мне не нужно себя ни ограничивать, ни сдерживать, ни скрываться. Это хорошо.

И я вижу то, что нисходит, это хорошо.

Есть что-то, что очень довольно, очень, оно говорит: «Это хорошо, хорошо!». Некое удовлетворение по этому поводу.

Мне кажется, что через некоторое время, может быть, не очень долгое, можно будет что-то сделать, некое… это больше не будет личным, можно будет что-то установить. (3)

Вот так, малыш.

 

*

*   *

 

(Немного позже, во время прощания)

 

Это всё. Ты ничего не хочешь мне сказать, ничего попросить?

 

Прежде всего, я рассчитываю на твою силу, чтобы навести порядок в моём теле.

 

Конечно! Но порядок устанавливается, когда в нас есть немного силы. Чем мы слабее, тем сильнее беспорядок. Всё, что я знаю, это то, что нужно быть внимательным, чтобы не ослабить выносливость тела (я хочу сказать, не только в Индии, но и здесь, в Ашраме). Это важно, нужно, чтобы основа была крепкой, иначе будет трудно. Чем больше нисходит Сила – как та, что только что сошла – тем тело должно быть… прямее. Это важно.

Ты знаешь, я пробовала всё, от полного воздержания в еде до мясной пищи, всё-всё. И я заметила, что при голодании происходят приятные переживания, но это не хорошо, так не надо делать – это старые идеи. Тело должно быть крепким. Крепким, иначе…

 

(Мать протягивает цветок, называемый «сотрудничество»: гвоздику)

 

Я тебя больше не увижу?... Нет, слишком много людей после обеда, это неприятно… Ладно.

 

(1) – по преданию, Анубис, бог с головой шакала, помог Изиде восстановить тело её супруга, Осириса, убитого и расчленённого его братом, Сетом. Осирис был первым богом, кто правил людьми. Благодаря некоторым специальным обрядам и помощи Анубиса Изиде удалось его воскресить. Это похоже на легенду о Савитри и Сатьяване.

 

(2) – только что опубликованный «Золотоискатель». Описанный «Господин» удивительно похож на издателя.

(3) – речь идёт о земной работе, которая должна делаться на протяжении Агенды.

 

Аудиозапись

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

Категория: Том 1 | Добавил: Irik
Просмотров: 687 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0