эволюционная трансформация человека

Главная » Файлы » Агенда Матери » Том 1

Том 1. 15 ноября 1960
18.10.2016, 19:26

Я не знаю, визит ли это Z. (1), или просто настало время, и всё пришло к согласованию (потому что обычно так и бывает), но вернулось прошлое, которое не есть чисто личное прошлое: прошлые знакомства, целый комплекс вещей, представляющих не личную, но коллективную жизнь (так, как есть всегда: мы всегда представляем собой сообщество, но не замечаем этого; если мы что-нибудь отбросим, то нарушится равновесие всего). Целый комплекс вещей, которые были полностью стёрты из памяти (должно быть, это хранилось где-то в подсознании, в полусознательном, словом, в более бессознательном, чем подсознание). И это всё вернулось. О! Такие вещи… Если бы ещё пятнадцать дней назад меня спросили: «Вы это помните?», то я бы ответила: «Нет, совсем не помню!». И это вернулось со всех сторон. О! Какая бедность (бедность в смысле сознания, опыта, действий), такая серая, такая невыразительная, такая заурядная! И сегодня утром (это было в это самое утро, когда я готовилась выйти на балкон) я сказала себе: разве можно так жить!

И было так понятно, что за всем этим стоит одно и то же лучистое Присутствие, которое всегда и везде, которое заботится обо всём.

Когда я сегодня посмотрела на всё, на жизнь, на вещи, на людей, то увидела, что из этого сознания всё видно точно таким же: таким же бесцветным, таким же невыразительным, скучным, серым, неинтересным, безжизненным… О! Но, КАКАЯ БЫ ОНА НИ БЫЛА, это целая жизнь, которая так видится из этого сознания!

Тогда я поняла, что это должно соответствовать некой экспериментальной области, я поняла всех этих людей, которые говорят: «Если это не может быть иначе, тогда…» (Это противоречие, эта пропасть между ИСТИННОЙ жизнью, ИСТИННЫМ сознанием, ИСТИННЫМ действием, чем-то живым, сильным, творческим и той жизнью, какая она есть сегодня), если всё время существует разница между физическим выражением, таким, какое оно есть, какое оно может быть в существующих условиях, и истинной жизнью, тогда... Если, не смотря ни на что, этот огромный временной промежуток в моём существовании (эти воспоминания относились к шестидесятилетнему периоду), это восходящее эволюционное усилие, которое я с того времени осуществляю В МАТЕРИИ (я не говорю, покинув Материю, я говорю В Материи, В действии), если оно не ведёт дальше разрыва между истинным сознанием и возможной материальной реализацией, то тогда можно понять людей, которые говорят: «Это безнадёжно». (Естественно, «безнадёжно» для меня не имеет смысла)

Но, я… (как сказать?), я прожила их опыт, я это прожила. И даже кажущиеся необычайными события, видимые издалека, такие, какими их видят другие, даже исторические вещи, способствовавшие трансформации земли, потрясениям – так называемые великие события, великие произведения, не так ли – они сотканы из той же ткани, это ОДНО И ТО ЖЕ. Когда мы смотрим в целом, издалека, это может произвести эффект, но ежечасная, ежеминутная, ежесекундная жизнь соткана из той же тусклой, невыразительной, бесцветной ткани, БЕЗ ИСТИННОЙ ЖИЗНИ – это только отражение жизни, иллюзия жизни – без силы, без света, без того, что сколько-нибудь напоминало бы радость. О!... Если это должно оставаться всё время таким, то нам этого не хочется.

Вот такое ощущение.

Это потому, что я знаю, что это может и должно стать другим, это иное. Всё это, находящееся здесь Сознание, в котором мы пребываем, и которое обладает таким видением мира, это оно должно прийти и проявиться в ЕЖЕСЕКУНДНОЙ вибрации, не в совокупности, которую видно издалека, и которая кажется интересной, но в ежесекундной вибрации, в ежеминутной вибрации. Это оно сюда должно прийти, иначе…

 

(тишина)

 

Всех, кто не знает, или кому не было открыто или показано, что мы ДВИЖЕМСЯ к иному, что будет по-другому, как я их понимаю!... Это такое чувство бесполезности, глупости, ничтожества без какой-либо… какой-либо силы, без жизни, без реальности, без задора, без души – фу! Это отвратительно.

Всё это вернулось, и я спросила себя: как это возможно?... Потому что, когда я жила в то время (сегодня я вне этих вещей: я их делаю, но нахожусь вне их, они меня не занимают; они такие, и это не имеет никакого значения, я делаю свою работу, и всё). Но, в то время я уже была сознательной. Тем не менее, я, в некоторой степени, находилась В ТОМ, что я делала, я принимала участие в перипетиях социальной жизни (спасибо, Господи, что это было не здесь, в Индии, потому что если бы это было здесь, я бы не смогла! Мне кажется, что я бы всё разрушила, даже когда была маленькой, потому что здесь ещё хуже, чем там). Там всё же есть… там, чтобы получить глоток воздуха, не настолько тесно, немного свободнее, можно проскользнуть. Но здесь, исходя того, что я узнала от людей, которых посетила, исходя из того, что мне сказал Шри Ауробиндо, это совершенно невыносимо (в Японии то же самое: совершенно невыносимо). Это значит, что можно только всё разрушить. Там, время от времени, есть поток воздуха, но это ещё очень относительно. И я спросила себя сегодня утром… (потому что я годами проживала это, в течение многих лет). И в тот момент, когда я спрашивала себя, как это было ВОЗМОЖНО, что я это проживала, не раздавая пинки направо и налево, я увидела над этим, над этой… (это хуже, чем ужас, это некое… О! Это не отчаяние, нет даже напряжённости чувств – нет НИЧЕГО! Оно никакое, серое-серое-серое, вот такое плотное, плотная сеть, которая не пропускает ни воздух, ни свет, ни жизнь – ничего). Выше я сразу увидела сияние такого тёплого света – такого тёплого, полного истинной любви, истинного сострадания, чего-то такого тёплого-тёплого… утешение, утешение вечной нежности, света красоты, вечности, которая не чувствует ни прошлое, ни суету, ни глупость. Это было так, я сказала себе: «Это ТО, что заставляет тебя жить, без ЭТОГО ты бы не могла». О! Я не могла бы – я не могла бы прожить и трёх дней! Это ТО, что здесь присутствует ВСЕГДА, ожидая своего часа, когда мы захотим его впустить.

 

(тишина)

 

Это одно и то же, только сегодня я нахожусь здесь (Мать делает жест над головой), я здесь, и это совсем другое дело.

Мы больше не смотрим отсюда вверх, мы смотрим сверху… как если бы каждый взгляд на каждую вещь устанавливал контакт.

Так было сегодня утром на балконе.

Сезон дождей очень выразителен для такого состояния вещей. Это было так: бесконечное нисхождение сияющей нежности в нескончаемой серости (нежность, это неподходящее слово, должно быть слово на санскрите, но, это всё, что у нас есть!).

 

*

*   *

Немного позже, во время беседы Мать вернулась к этой теме.

 

Всё началось с того дня, когда пришла новость о прибытии Z. Я подумала: «Хорошо! Вот отрезок жизни, который мне дают прояснить. Нужно над этим поработать». Это не задержалось… Странно, как всё это прошлое было стёрто: я больше не знала дат, я не знала, когда Z. был здесь, я не помнила происходившего, всё было стёрто – то есть, всё было отправлено в подсознание. Я даже не помнила, что я говорила, когда его видела, всё ушло. Остались только одно или два действия или факта, которые были ясно подключены к психической жизни, к психическому сознанию, они остались. Но, только одно, два или три  таких воспоминания, всё остальное ушло.

Этот пласт вернулся, но не задержался! И это продолжается дальше и дальше, возвращаются вещи, происходившие шестьдесят лет назад и раньше, семьдесят, семьдесят пять лет назад. И надо всё это привести в порядок.

Меня заинтересовала удивительная вещь, что это не личное сознание, не «кто-то, кто вспоминает свою жизнь», это приходят отрезки, отрезки жизни, совокупность людей и обстоятельств. И это настолько ясно, что невозможно отделить индивидуальность от того, что есть вокруг! Это как…(если мы что-то меняем, то меняется всё), как единая масса.

Ранее я открыла это другим способом. В самом начале, когда сознание бессмертия только начало устанавливаться во мне, и я сводила вместе это истинное сознание бессмертия и человеческую концепцию бессмертия (которые совершенно отличаются друг от друга), я ясно увидела, что когда человек (даже самый обычный человек, который сам по себе не представляет общности людей, как, например, писатель, философ, или политик), в своём воображении продолжает себя в том, что он называет «бессмертием» (то есть, в бесконечном существовании), то продолжается не он один, это всегда целый конгломерат, совокупность, набор вещей, представляющих его жизнь и сознание в текущем воплощении. Я проделала этот опыт с множеством людей. Я им говорила: «Представьте себе, что благодаря особым занятиям, или по особой милости, ваша жизнь продолжается бесконечно. Это обязательно обстоятельства, в которых вы живёте, окружение, которое вы вокруг себя создали, состоящее из людей, взаимоотношений, деятельности и целой совокупности более или менее живых или инертных вещей. Это то, что вы продолжаете. Но, это НЕ МОЖЕТ так продолжаться, потому что всё постоянно меняется! И, чтобы быть бессмертным, вам нужно следовать этому постоянному изменению. Иначе произойдёт то, что происходит сегодня, однажды вы умрёте, потому что не можете следовать за изменениями. То есть, если вы за ними следуете, то вы всего лишитесь! Поймите, что продолжается то, что вы не очень хорошо знаете, но это ЕДИНСТВЕННОЕ, что может продолжиться. А всё остальное будет всё время отпадать. Вы по-прежнему хотите быть бессмертными?». Не набралось и одного из десяти, кто бы мне сказал да!... У меня получилось заставить их почувствовать это конкретно, и они ответили: «Нет-нет, если всё остальное меняется, то мы можем поменять тело! Что это нам может дать!». Но, остаётся ЭТО, нужно постараться ЕГО сохранить. Только для этого вы должны стать ЭТИМ, а не всей этой совокупностью, тем, что вы сегодня называете собой. Это не ЭТО, а целая совокупность всего!

Тогда это был первый шаг (уже давно). Сегодня это совсем другое, не так ли… Непонятно, как можно быть настолько слепым, чтобы в каждое мгновение жизни называть это «собой»! Это совокупность вещей… И что это за связь, чтобы называть это «собой»? Это понять трудней всего. Только когда мы поднимаемся наверх, то замечаем: но ЭТО тут работает, и это могло бы работать там, могло бы работать тут, и здесь, и здесь… Иногда бывает так, как будто капля чего-то (о, я видела это сегодня утром – это было как капля, маленькая капелька, но такого совершенного, такого интенсивного света…), и где ЭТО упадёт, образуется центр, и он начинает излучать и действовать. Только ЭТО можно назвать собой, ничего другого. Как раз в таких ужасно неинтересных, в таких нереальных обстоятельствах Это позволяет жить. И когда мы ЕСТЬ ЭТО, то в это мгновение мы видим, не только в этом теле, но во всех телах и во все времена, как ЭТО существовало и всем пользовалось.

По сути, это уже не знание, это опыт. Теперь я ясно понимаю разницу между имеющимся у нас изменяющимся знанием о вечной душе, о вечной жизни, и КОНКРЕТНЫМ опытом.

Это очень волнительно.

Любопытно, сегодня утром… Я на несколько минут опоздала (я обвинила остановившиеся настенные часы, но дело было не в них). Я умывалась, а это вот так пришло – был момент… может быть, одну или две минуты, или несколько минут, не долго – О! Переживание опыта было… было очень захватывающим.

Это больше не было тем (то есть, той жизнью, какая есть на земле), что принимало сознание Этого (то есть, вечной души, «частички Всевышнего», как говорил Шри Ауробиндо), это была вечная душа, которая… по-своему видела жизнь – без разделений, не как что-то, что смотрит сверху и чувствует по-другому… Как это забавно! Это не другое, это НЕ другое, это даже не деформация, даже не это… У этого исчезает свойство иллюзии, о котором пишут в старых духовных учениях – это не то! Именно здесь, в моём опыте, было… переживание – я не могу объяснить, не хватает слов. Это не было ощущением, это было как переживание, это была вибрация… такой АБСОЛЮТНОЙ близости и одновременно сострадания, сострадания любви (О! Насколько убоги слова!) Одно было тем внешним, что было одновременно полным отрицанием другого и, в то же время, другим, без разделения. В этом вечном свете в другом рождалось то же, что рождалось в первом. Это было тепло тождественности, тождественности, которая неизбежно есть абсолютное понимание и совершенная любовь. Но «любовь», это несовершенное слово, и все слова несовершенны! Это не то, это что-то другое. Это то, что нельзя описать.

Я пережила это сегодня утром, там, наверху.

А это тело… О! Какое оно слабое и несовершенное. Единственное, что у него есть, чтобы это выразить, это увлажнившиеся глаза! Почему? – неизвестно.

Нужно ещё много всего сделать, чтобы это стало достаточно жизнеспособным.

Когда я пришла на балкон, это ещё оставалось здесь, что-то похожее на нежность… И тогда мысль о том, что люди, вещи, жизнь «различны» стала невозможной! Этого не может быть. Даже мысль об этом смешна!

 

(тишина)

 

Часто мне трудно уйти с балкона. И только этот Господин… (ты знаешь, «цензор») говорит мне: «Ты их держишь вот так, на улице под дождём, потому что ты находишься в экстазе. Ты заставляешь их мокнуть и получить боль в шее от смотрения вверх. Разве ты их не отпустишь!». Когда он сильно настаивает, я ухожу.

Возможно, поэтому он ещё находится здесь, иначе, если я забуду… (Мать смеётся)

 

(!) – беседа от 8 ноября, «артистический» ученик свободных нравов.

 

При копировании ссылка обязательна: http://supersoznanie.com/

Категория: Том 1 | Добавил: Irik
Просмотров: 663 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0